17 августа
2022 года
поделиться
Категория: Актуально

Станет ли Иракский Курдистан независимым?

В конце сентября в Иракском Курдистане прошёл референдум, более 90% участников которого проголосовали за независимость от Ирака. 1 ноября должны пройти выборы, на которых иракские курды будут выбирать себе президента и парламент. О желании отделиться от Ирака вслед за курдами заявили также некоторые суннитские лидеры.

 Курды – ираноязычный народ, компактно проживающий на территории ряда современных стран Ближнего Востока. После распада Османской империи раздел Турции, закреплённый международными договорами, привёл к тому, что курдский народ не по своей воле оказался рассредоточенным в четырёх странах региона – Турции, Иране, Ираке и Сирии.

 Так, на современной территории Турецкой Республики проживает 15 млн курдов (19 % от населения страны), в Иране насчитывается 8 млн курдов (10 % от населения страны), 7 млн проживает в Ираке (20 %), 2 млн в Сирии (9 % от общего населения). Большинство курдов (больше 70 %) исповедуют Ислам суннитского толка, около 15 % – шииты.

 25 сентября в Курдском автономном районе Ирака, а также прилегающих к нему районах, контролируемых курдскими вооружёнными формированиями, прошёл референдум. На повестке дня стоял вопрос о независимости региона. Согласно итогам голосования, из трёх с половиной миллионов избирателей, пришедших на референдум, за независимость Иракского Курдистана проголосовали 91,83 % человек.

 Резко против референдума выступили официальный Багдад, Турция, Иран, Сирия. Формально осудил референдум Вашингтон. Сесть за стол переговоров призвала Россия, подчеркнув свою приверженность территориальной целостности Ирака, но в то же время уважая права курдов. Единственной страной, открыто поддержавшей референдум, стал Израиль.

 Итоги курдского референдума вызвали много обсуждений судьбы Ирака, вероятности его развала на курдскую, суннитскую и шиитскую части и даже начала очередного вооружённого конфликта в 
регионе, и так находящемся последние 20–30 лет на стадии войны всех против всех.

 Объявление о независимости Иракского Курдистана может повлечь за собой существенное осложнение ситуации в соседних странах (Турции, Иране, Сирии), где тоже проживают миллионы курдов. В марте 2016 года курды, проживающие на севере Сирии в районах, не подконтрольных официальному Дамаску, заявили о создании Федерации Северной Сирии, которая постепенно формирует свои органы власти. 19 января 2018 года здесь намерены провести выборы советов провинций, входящих в «федерацию» и в Демократический конгресс народов «федерации».

 По словам старшего научного сотрудника Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института Востоковедения РАН Кирилла Вертяева, «референдум, который состоялся в Иракском Курдистане, не подразумевает сразу выхода из состава Ирака и провозглашения независимости». 

 «Это достаточно сложный процесс, и сейчас есть объективные препятствия для такой независимости: наличие спорных территорий с Ираком, статус которых не определён с 1950 года», – отмечает он.

 «С другой стороны, то, что сейчас сунниты начинают говорить об автономии, – это естественный процесс, который был спровоцирован курдским референдумом, потому что в случае выхода Иракского 
Курдистана из Ирака последний вряд ли сможет существовать как единое государство, потому что вот это суннито-шиитское государство, оно, в принципе, не дееспособно», – считает Вертяев.

 Он напоминает, что в ноябре в Иракском Курдистане должны состояться президентские и парламентские выборы. У президента Иракского Курдистана Барзани заканчивается срок, и он больше не может избираться на этот пост. «У него остаётся очень мало времени, чтобы договориться о статусе Иракского Курдистана с теми странами, которые выступают резко против», – подчёркивает эксперт. 

  По его словам, для России негативным развитием курдского вопроса является сценарий любого вооружённого конфликта.

 «Россия выступает за мирное решение этого вопроса. У России сейчас намечаются большие, в том числе инвестиционные, проекты в Иракском Курдистане. Это строительство газопровода из Киркука через территорию Турции в Европу, договор подписан Роснефтью. Большой объём работ имеется у компании «Газпромнефть», которая занимается разведкой залежей нефти и газа. Позиция России достаточно сбалансирована. Россия не выступает против самоопределения иракских курдов, но настаивает на необходимости территориальной целостности Ирака. Позиция Россия сводится к тому, что это внутреннее дело Ирака, и стороны сами должны договориться», – отмечает востоковед.

 «Я считаю, что, если Иракский Курдистан станет независимым государством, это вызовет сильнейший националистический подъём в первую очередь в Турции, Иране и Сирии. Но провозглашение независимости Иракского Курдистана не вызовет автоматического отсоединения турецких и иранских курдов. В принципе, политика Барзани должна строиться на том, что Иракский Курдистан признаёт территориальную целостность Турции и Ирана и, исходя из этих положений, он должен вести переговоры с руководителями этих стран о признании независимости Иракского Курдистана.

 Если Иракский Курдистан станет независимым государством, самая большая вероятность вооружённого конфликта исходит не со стороны Турции или Ирана, а со стороны официального правительства Багдада, потому что конфликт будет вокруг нефтеносного района Киркука, который иракские курды считают своей территорией, Багдад этого не признаёт, а Турция вообще считает это территорией туркоманов. Именно здесь имеется наибольшая вероятность возникновения каких-то сложностей.

 Что касается вооружённой интервенции со стороны Турции, то я не думаю, что до этого дойдёт. Тем более что во время встречи Путина с Эрдоганом российский президент ясно дал понять, что это не в интересах России, учитывая реализацию Россией там различных экономических проектов, связанных с добычей нефти и газа», – рассказал эксперт в интервью «Ассалам».

 РОБЕРТ КУРБАНОВ