25 июля
2024 года
поделиться
Категория: История

Ар-Рабиа – Обладатель мнения

(Продолжение. Начало в предыдущем номере.)

Однажды в спокойной жизни учёного ар-Рабиа произошли неожиданные изменения. Как-то лунной летней ночью в Медину прибыл воин преклонных лет. Он ехал по улицам Медины к своему дому, не зная, находится ли ещё его дом на том месте, где он покинул его, ибо не был в своём городе около тридцати лет. Его охватило волнение, что же случилось с молодой женой, которую он оставил в этом доме, и переживание о ребёнке, которого она носила под сердцем.

Улицы города были по-прежнему заполнены людьми. Они только что совершили ночную молитву. Но никто из проходящих мимо не узнал этого воина и не обратил внимания на него, его благородного коня и меч, висевший у него на плече. Это огорчило воина и лишь усилило его страхи и подозрения. И когда он, погружённый в свои тревожные мысли, блуждал по изменившимся за прошедшие годы улочкам Медины, он вдруг увидел прямо перед собой свой дом. Дверь была не заперта. Воин настолько обрадовался, что вошёл без стука, не спросив разрешения. Хозяин дома услышал скрип открывающейся двери, выглянул со второго этажа и увидел в лунном свете незнакомого человека с мечом и копьём, который без разрешения вошёл в его дом среди ночи. А его молодая жена находилась совсем недалеко от двери, и чужак мог увидеть её. Разгневанный, хозяин подобно льву бросился к непрошеному гостю, воскликнув: 

– Под покровом ночи ты вламываешься в мой дом, чтобы напасть на мою семью?! 
Двое мужчин сцепились, и на шум сбежались соседи. Они окружили чужака и схватили его, желая помочь соседу.

Воин сказал: 
– Я не совершил никакого греха, и это мой дом, который принадлежит мне, и, увидев, что дверь открыта, я вошёл. 

Потом он повернулся к людям и сказал: 
– О люди! Я Фаррух. Неужели не осталось среди соседей никого, кто помнил бы Фарруха, который тридцать лет назад ушёл сражаться на пути Аллаhа ﷺ?! 

Мать хозяина дома спала, но шум разбудил её. Она выглянула из своей комнаты и увидела своего мужа. От удивления она не могла произнести ни слова. Но, справившись с потрясением, она сказала: 
– Оставьте его. Оставь его, сынок! Это твой отец. Идите все по домам, да благословит вас Аллаh ﷺ. 

Едва эти слова долетели до слуха Фарруха, как он бросился обнимать сына, а Рабиа принялся целовать руки и голову отца. Люди поспешили оставить отца и сына наедине и разошлись по домам. 

Фаррух сел рядом с женой и стал рассказывать ей свою историю и объяснять, почему он так долго отсутствовал. Но было нечто, мешавшее ей слушать его рассказ внимательно и отравлявшее радость встречи. Она боялась, что Фаррух очень разгневается, узнав, что она израсходовала почти все средства, которые он ей оставил. Она думала: «Что если он спросит меня об этом богатстве? Ведь он наказывал мне расходовать средства разумно, согласно обычаю. Что будет, когда я сообщу ему, что у нас ничего не осталось? Как он отреагирует, если я скажу, что потратила то, что он оставил мне, на воспитание и обучение его сына? Могут ли расходы на ребёнка составить тридцать тысяч динаров? Поверит ли он, что его сын столь щедр и благороден, что не оставляет себе ни динара, ни дирхема и что вся Медина знает, что он потратил многие тысячи на своих братьев по вере?» 

Фаррух посмотрел на жену, погружённую в свои тревожные мысли, и сказал ей: 
– Я привёз тебе, о мать Рабиа, четыре тысячи динаров. Достань же деньги, которые я оставлял тебе. Сложим их вместе и купим на эти деньги сад или участок земли, чтобы прожить остаток жизни на доход, который они будут приносить. 

Она не ответила, продолжая думать о своём. Он повторил свою просьбу: 
– Ну же, где деньги, чтобы я положил к ним то, что привёз? 

Она сказала: 
– Я положила их туда, где им и место, и я достану их через несколько дней, если будет на то воля Аллаhа ﷻ. 

Их разговор прервал голос муэдзина с благословенной мечети Пророка ﷺ. Фаррух поспешил к своему кувшину, чтобы совершить малое омовение. Потом он направился к двери, спрашивая на ходу: 
– Где Рабиа? 

Ему сказали: 
– Он опередил тебя, отправившись в мечеть, ещё когда прозвучал первый азан. И мы думаем, что ты уже не успеешь на коллективную молитву. 

Фаррух, добравшись до мечети, обнаружил, что люди уже закончили совершать молитву. Он совершил обязательную молитву в одиночку. Потом он направился к могиле Посланника Аллаhа ﷺ и поприветствовал его. Потом он остановился в ар-Равза аш-Шарифа, между могилой Посланника Аллаhа ﷻ и его минбаром. В этом месте, столь дорогом его сердцу, он так давно мечтал совершить молитву. Он выбрал для себя место, совершил столько ракаатов, сколько пожелал Аллаh ﷻ, и обратился к Нему с мольбами. Он уже хотел покинуть мечеть, но заметил столь многочисленное собрание людей, которые собрались для приобретения знаний, какого ему не приходилось видеть раньше. Эти люди собрались вокруг своего учителя. Они сидели так плотно, что там негде было ступить. Фаррух обвёл взглядом учеников и обнаружил среди них не только молодёжь, но и пожилых людей в чалмах, а также людей, вид которых свидетельствовал об их знатности, влиянии и благородном происхождении. 

Фаррух постарался увидеть учителя, но он стоял слишком далеко и не смог ничего разглядеть. Его поразило красноречие учителя, ясные, чёткие объяснения, его бьющее ключом знание, его удивительная память. Но ещё больше его поразило то, с каким смирением сидели люди на его собрании. Закончив свой урок, учитель поднялся, и люди устремились к нему, обступив его, и он покинул мечеть, со всех сторон окружённый провожавшими его людьми. Тогда Фаррух повернулся к человеку, который сидел рядом с ним, и спросил: 
– Скажи, пожалуйста, кто этот проповедник? 

Его собеседник с удивлением спросил: 
– Разве ты не из жителей Медины? 

Фаррух ответил: 
– Да, я из Медины. 

Его собеседник сказал: 
– Неужели в Медине найдётся хотя бы один человек, не знающий нашего учителя?! 

Фаррух ответил: 
– Ты уж извини меня, но я не знаю его, потому что отсутствовал в Медине около тридцати лет и вернулся только вчера. 

Его собеседник сказал: 
– Что ж, понятно. Садись возле меня, я расскажу тебе немного о нём. Проповедник, которого ты сейчас слушал, – господин последователей сподвижников (табиинов). Он является знатоком хадисов Пророка ﷺ и великим факихом (учёным по исламскому праву), и он – имам Медины, несмотря на свою молодость.

Фаррух сказал: 
– Как пожелал Аллаh ﷻ (Ма ша Аллаh ﷻ), и нет силы ни у кого, кроме как от Аллаhа ﷻ (ля хавля ва ля куввата илла билЛах)! 

Тем временем его собеседник продолжил: 
– На его собраниях присутствуют, как ты видел, Малик ибн Анас t, Абу Ханифа ан-Ну’ман t, Яхья ибн Саид аль-Ансари t, Суфьян ас-Саври t, Абд-ар-Рахман ибн Амр аль-Авзаи t, аль-Лейс ибн Саад t и многие другие. Он к тому же весьма благородный, скромный, благонравный и щедрый человек. 

Фаррух сказал: 
– Но ты не назвал мне его имя. 

Тот ответил: 
– Ах да... Это Рабиа ар-Райй. 

Фаррух повторил с удивлением: 
– Рабиа ар-Райй? 

Собеседник ответил:
– Ну да... Его зовут Рабиа. Но жители Медины прозвали его Рабиа ар-Райй, потому что, когда они не могут найти ответа на какой-либо вопрос в Книге Аллаhа ﷻ (Коране) или в хадисах Посланника Аллаhа ﷺ, они обращаются к нему, и он выносит для них решение, которое с готовностью принимают души.

Фаррух сказал взволнованно: 
– Но ты не назвал мне его полное имя. 

Его собеседник сказал: 
– Он Рабиа, сын Фарруха. 

Из глаз Фарруха упали две крупные слезы, и он поспешил домой. Мать Рабиа, увидев слёзы в глазах мужа, спросила его: 
– Что с тобой, о Абу Рабиа? 

Он ответил: 
– Ничего, кроме блага. Я видел у нашего сына знания и славу, которых не видел ни у кого в его возрасте. 
Воспользовавшись возможностью, она сказала: 
– Я израсходовала на него всё, что ты оставил мне. Одобряешь ли ты то, что я сделала? 

Он ответил: 
– Да воздастся тебе благом от меня, от него и от всех мусульман!
 

Адиль Ибрагимов