Испытания, которые делают сильнее

Всевышний не посылает своим рабам испытания, которые они не в силах перенести. Люди, достойно перенёсшие все тяготы жизни, получают бесценный опыт и становятся сильнее.

статья опубликована в номере: 19 (536) / от 01 октября 2017 (Мухаррам 1439)
128

Сын героини нашего интервью Хадижат Магомедовой пострадал в страшной автокатастрофе. Несмотря на огромные трудности, с которыми ей пришлось столкнуться, она не сломалась, не потеряла надежду.

 Более того, она убедилась в том, что есть на свете добрые, отзывчивые люди, готовые прийти на помощь, даже если лично с вами не знакомы. Это очень важно, ибо многих трудности делают жестокими, и люди разочаровываются во всех без исключения. Истории преодоления жизненных испытаний вдохновляют и становятся примером для подражания.  

– Ас-саламу алейкум, Хадижат! Расскажите, пожалуйста, о том, как и когда начались ваши испытания.

– Ва алейкум салам ва рахматулах! Испытания наши начались внезапно, 3 июня 2014 года, когда мой сын Мухаммад попал в аварию. «Газель», в которой он ехал, перевернулась.  Мухаммад получил тяжёлую черепномозговую травму, ушиб головного мозга. 22 дня он лежал в реанимации, в глубоком коматозном состоянии. Врачи не давали никакой надежды. Так шли дни и ночи. На 23-й день нас перевели в травматологию. 2 месяца пролежали в больнице.

 Потом нас выписали домой. Но сын всё не приходил в себя, и целых 8 месяцев не было никаких признаков выздоровления. Мухаммад был весь скомкан, из-за контрактуры (ограничения движений в суставах, когда конечность не может быть полностью согнута или разогнута в одном или нескольких суставах) правая нога и левая рука были неподвижны. Он не мог глотать пищу, питался через зонд. Дышал Мухаммад при помощи искусственной вентиляции лёгких  и вообще не говорил.    

 – В каком состоянии вы сами находились все эти месяцы?    

– То, что произошло несчастье, я почувствовала сразу. Места себе не находила. После звонка подруги поехала в больницу и только там узнала, что сын в реанимации. Так как врачи ничего обнадёживающего не говорили, да и я сама видела его состояние, тяжело было осознавать, что мой сын, который был абсолютно здоров до 16 лет, никогда не встанет на ноги, не будет говорить и даже есть самостоятельно. Ни для кого не секрет, что матери мечтают нянчить внуков, а мне приходилось сутками сидеть у кровати сына, так как его не могли усыпить даже при помощи снотворных.  Год без сна и без отдыха.

 Потихоньку я начала понимать, что это надолго и что надо выстоять, с достоинством перенести испытания Создателя, выходить сына. Находясь ещё в травматологии, взяла себя в руки, осознала, что от моей выдержки зависит будущее сына. Именно поэтому я не оставляла Мухаммада только на медперсонал. Отбросив свой страх и боязнь сделать ему больно, я ассистировала, каждый раз меняя трахеостому (аппарат для искусственной вентиляции лёгких), обрабатывала раны, меняла капельницы. Жизнь разделилась на до и после трагедии. 
 
– Как прошли первые дни после выписки домой?

– У меня не было дома никаких условий: одна маленькая комната, жара августовская, лежачий больной. Работники «скорой помощи», которые привезли нас домой, очень удивились, увидев, в каких условиях мне придётся ухаживать за тяжелобольным сыном. Более того, нужен был аппарат для искусственной вентиляции лёгких, который пришлось купить самой.  

 Нужно было чистить его иногда каждые пять минут: недосмотришь, уснёшь или отойдёшь – сын задохнётся. Уложить в другие больницы нас отказывались, объясняя это тем, что таких больных у них не держат. Врачи разводили руками. Они и сами не верили, что Мухаммад выживет, а о том, чтобы он встал на ноги, и речи не было. Нужны были дорогие препараты. Чтобы они бесплатно выдавались, нужно было присвоить инвалидность первой степени, а времени и сил бегать по больницам для оформления документов не было совсем: я не могла его ни на кого оставлять, так как с процедурами никто другой не справлялся.


– Осознавал ли сын своё состояние?

– Он не осознавал ничего и был подобен только что родившемуся ребенку. Только после того как прошёл год со дня трагедии, и после того, как Мухаммад начал говорить по слогам, пришло осознание, и он стал спрашивать, почему не может встать. Хотя со дня аварии прошло достаточно времени, сознание сына так и осталось подростковым, взрослее его трагедия не сделала, чего не скажешь обо мне: говорю, что прошла сквозь огонь, воду и медные трубы.     

                                      
– Оставаясь вне медицинского учреждения, без помощи, без средств, один на один со своим горем, откуда 
вы взяли вдохновение на борьбу?

– Надежда теплилась внутри. Хотя меня все убеждали в том, что нужно просто ждать, а делать пока нечего, я ждать не хотела, и мысли, что мой сын умрёт, не встанет на ноги или не заговорит, никогда не было. У меня было ощущение, что если я не сдамся – у него всё будет хорошо. А помог «великий» Интернет. Я искала информацию там ежеминутно. Я училась в Интернете и тому, как его кормить, как ухаживать, искала реабилитационные центры, обращалась в эти центры, но они отказывались его принимать. Этот диагноз непредсказуем, очень многое зависит от реабилитации,  от упорного труда и врачей, и близких, и  самого больного.

   – Где вы достали деньги на лечение?

– Мне рассказали о том, что можно создать страницу в «Инстаграме» для помощи Мухаммаду. Честно признаться, мало верила, что помогут совершенно незнакомому человеку, но решила попробовать. К счастью, я ошибалась. Я поверила, что на свете много добрых, отзывчивых людей, готовых прийти на помощь даже тем, кого не знают. Мы открыли счёт и получили первые средства. На собранные деньги мы съездили в Москву на первую реабилитацию. Это был очень дорогой центр. Но он дал нам надежду и, можно сказать, окрылил на дальнейшую борьбу. Это был восьмой месяц в таком состоянии.

 Сын почувствовал себя намного лучше. Он начал поднимать руку, когда выписывались, с трудом держал в руке бутылочку. Мы полетели в Москву в лежачем, почти парализованном положении, с зондом, а прилетели домой уже на сидячих местах, хотя голову он ещё не держал. После приезда домой нашла массажиста (тут Хадижат спросила, можно ли поблагодарить Шихали Муртазалиевича, которому сын и она очень многим обязаны), и он упорным четырёхмесячным трудом выпрямил ему ногу и руку, которые были в скомканном виде, и заставил работать атрофированные мышцы.

 – А когда Мухаммад начал говорить?

– Это произошло на восьмом месяце после аварии. Поздно ночью он невнятно произнёс слово «ухо», тем самим дал мне понять, что у него чешется ухо. Видели бы вы меня в этот момент! Предела моему счастью не было. Разбудила сестру среди ночи, а она не верила, утверждала долго, что мне послышалось. На следующее утро я добилась от него ещё нескольких слов, а после первой московской реабилитации он, хоть и не совсем понятно, но мог объяснять, что хочет воды или в туалет.

 – Какие ещё курсы реабилитации вы прошли после?

– Через 4 месяца поехали опять в Москву, но уже в другой центр. Центр был не из дешёвых, и нужны были средства – опять помогли добрые люди: был даже  человек, который после первого же моего обращения отдал мне на руки 300 тысяч. Никогда не забуду всего добра, что мне сделали. Безмерно им всем благодарна! Шесть месяцев мы продолжали лечение дома, а потом нам посоветовали поехать на реабилитацию в Крым. Ещё шесть месяцев Мухаммад провёл в гипсе. После он начал учиться ходить заново. Новая поездка в Петербург на обследование была связана с огромным количеством новых знакомств с удивительными людьми. Среди них и представители газеты «Ас-салам», которых мы все по сей день называем «ассаламовскими».

 Нелегко найти жильё, ездить по больницам с больным, еле стоявшим на ногах. Нам не только предоставили отдельную комнату со всеми условиями, ездили с нами по больницам, но и помогали советом и даже делали истихара, когда мы сомневались в том или ином вопросе. Более того, устроили мавлид, на котором подарили Мухаммаду книгу «Благонравие праведников» и чётки.

 Из Санкт-Петербурга поехали в Москву и по счастливой случайности познакомились с замечательным врачом Аминат Хановой, которая по своей доброте приняла нас у себя дома. Оказалось, что она знала о нас по нашей странице в «Инстаграме». Этот чудо-человек занимался с моим сыном два месяца, уделяя внимание не только медикаментозному лечению и физическим упражнениям, но даже питанию – еда готовилась исключительно в омовении и была халяльной. И за эти два месяца мы добились таких результатов, о которых мы и мечтать не могли.

 В Москве Мухаммад заново учился молиться и, вернувшись домой, не пропускал пятничную молитву, хотя передвигался очень медленно и  с тросточкой. Это был безусловный успех, успех Мухаммада, врача, мой и всех тех, кто оказался небезразличен к судьбе моего сына, оказавшегося в трудной жизненной ситуации. Хочется ещё раз выразить огромную благодарность всем тем, кто оказал нам помощь, всем тем, кто сейчас её оказывает, всем, кто поддержал финансово, физически или хотя бы добрым словом. Пусть Аллах ﷻ увеличит среди нас количество таких людей.

БЕСЕДОВАЛА 
МАДИНА МАГОМЕДОВА

Также в рубрике

Мы не умеем любить!

Любовь ради Аллаха ﷻ После одной передачи, в которой мне довелось принять участие, ко мне поступил ряд

Что значит – воспитать ребёнка ещё до рождения?

Лучшее, что могут дать родители своим детям, – это хорошее воспитание. Ребёнок – аманат от Всевышнего Аллаха

Переход через Сирийскую пустыню

В истории Ислама множество славных страниц, когда храбрость и сила воли, помноженные на безграничную веру в

Оторванный нерв

Едва ли найдётся сегодня человек, который никогда не попадал в стрессовые ситуации и не страдал депрессиями.