Далёкие пути: мусульмане в Северной Америке – с XVI века до середины XIX-го

Мусульмане постоянно присутствовали на американском континенте с начала XVI века, вскоре после начала европейской колонизации региона, последовавшей за рейсом Христофора Колумба в 1493 году. Одним из первых мусульман, ступивших на североамериканский континент после первоначального испанского контакта, был африканец Мустафа Земмури. Он был продан в 1522 году в качестве раба испанскому конкистадору Андресу Дорантесу де Каррансе, с которым путешествовал на запад к тому месту, что теперь является Нью-Мексико. Достаточно иронично, но первый христианин, увидевший Америку, – Родриго де Триана, член команды Колумба, – позже принял Ислам.

статья опубликована в номере: 18 (535) / от 15 сентября 2017 (Зуль-хиджа 1438 г.)
554

 Большинство мусульман, прибывших в Америку в результате европейской колонизации между началом XVI-го и серединой XIX века, были насильственно привлечены: 10 млн 700 тысяч рабов были захвачены в Западной Африке и перевезены через Атлантику. Было подсчитано, что 10–20 % из них были мусульманами. Однако история мусульман в североамериканском поселении связана отнюдь не только с рабством. Период ранней испанской колонизации Америки последовал вскоре после долгой саги о насильственном обращении в христиан мусульман (называемых «морискос») на Иберийском полуострове. Многие из этих свободных людей отправились в Америку.


 С начала колониального периода как Испания, так и католическая церковь воспринимали Ислам как угрозу своей религиозной и культурной гегемонии и стремились ограничить иммиграцию в Новом Свете теми, кто был «старыми» католиками, исключая «новых» новообращённых происхождения морискос. Однако это было трудно обеспечить, поскольку морискос были важным компонентом квалифицированной рабочей силы Испании и были необходимы для открытия новых территорий. Таким образом, они присутствовали в значительных количествах, несмотря на официальную политику, направленную на их 


исключение. В Америке очень немногие морискос отвергли исламскую веру и в какой-то мере преуспели в пропаганде Ислама среди коренных народов. В XVI веке кардинал Хименес де Сиснерос, великий инквизитор Испании, яростно жаловался, что Ислам открыто практикуется в Америке. Мусульманские рабы также были привезены в новые испанские колонии из средиземноморских портов, таких как территория Леванта. Испанские власти приняли ряд законов, чтобы остановить 


 порабощение этих субъектов могущественных региональных мусульманских правителей (которых они не желали провоцировать), и в то же время блокировали источник распространения Ислама в Новом Свете. Было также много мусульманских рабов (главным образом морискос, которые были признаны виновными в ереси), работавших на испанских галерах гребцами в Карибском море. Их также привезли с Филиппин, которые затем колонизировала Испания.

 Британская колонизация Северной Америки началась в середине XVII века. Здесь также полагались на рабский труд. Значительное число британских рабов были из Гамбии и Сенегала и являлись набожными мусульманами. Многие из них были образованными, читали и писали на арабском языке и были знакомы не только с Кораном и Шариатом, но и разбирались в различных исламских науках. Ряд их работ – в основном короткие религиозные тексты и письма, в том числе три автобиографии, сохранились до наших дней. Как показывают сохранившиеся документы, в тяжёлом угнетённом положении наравне с мужчинами были и рабыни из числа мусульманок.

 В ряде британских отчётов зафиксирована религиозная преданность мусульманских женщин-рабынь. Образованные мусульмане часто могли использовать свою грамотность для улучшения условий своего рабского положения. Они изучили колониальную деловую практику и смогли получить доступ к информации, открытой только для белого общества. Иногда им давали свободу. Большинство рабовладельцев, тем не менее, воспринимали грамотность и широкие компетенции этих образованных чёрных африканцев как представляющие угрозу колониальному режиму белого интеллектуального владычества. Мухаммад Яро был одним из рабов, сумевших оплатить свою свободу. Некоторые с разрешения хозяина могли найти возможность для заработка.

 Мухаммад Яро, работая таким образом на протяжении 44 лет, смог собрать средства для приобретения  свободы и стал в последующем уважаемым предпринимателем, инвестором и домовладельцем. Большинство порабощённых мусульман не были такими удачливыми и умирали в неволе. Примером может служить Омар ибн Саид (1770–1864). Он родился в Гвинее в богатой семье, был исламским учёным, который провёл 25 лет своей жизни, изучая труды видных мусульманских богословов. Захваченный во время военного конфликта, он был отправлен как раб в Северную Америку в 1807 году. Там он не отказался от мусульманской идентичности, продолжал носить белый тюрбан учёного и добросовестно выполнял религиозные обязанности. У него была копия Корана, по-видимому, дарованная ему щедрыми христианами. Умер он в 1864 году рабом.
Такие люди выстояли и сохранили свою веру, как могли, в невообразимо тяжёлых обстоятельствах. Многие стали псевдообращёнными христианами, чтобы защитить себя и свои семьи, скрывая свои истинные убеждения (такия). Один освобождённый раб – Ламин Кебе, также исламский учёный, притворился, что обратился в Христианство, чтобы суметь вернуться на родину в Африку.

 Исключительным случаем была история Аюба Сулеймана Диалло (1701–1773), который открыто отказался отвергнуть свою веру и был вознаграждён за это! Образованный человек из семьи мусульманских священнослужителей Западной Африки, он был порабощён и отправлен в Северную Америку. Его вера настолько впечатлила хозяина, что он был освобождён и ему дали возможность вернуться в Африку через Англию в 1733 году. Там его встретили как очень благочестивого и образованного человека и приняли в высшее общество и интеллектуальную элиту, он даже был представлен при дворе.

 Сторонники отмены рабства часто цитировали его как ключевую фигуру в утверждении моральных прав и человечности чернокожих людей. Тяжёлый случай раба, который почти вернулся домой, – это Абдул-Рахман ибн Ибрагим Сори (1762–1829). Он был из Тимбо, Гвинея, где его отец правил конфедерацией Фута-Джаллон. Абдул-Рахман учился в Тимбукту и мог говорить, по крайней мере, на четырёх разных африканских языках, а также на арабском.

 Войдя в состав армии, защищающей родное побережье, во время боёв он был схвачен и отправлен в Северную Америку, где пробыл 38 лет. Поворот судьбы произошёл, когда неожиданно прибыл ирландский хирург, д-р Джон Кокс. Он был первым европейцем, который посетил Тимбо, там он заболел. Семья Абдул-Рахмана ухаживала за ним шесть месяцев. Кокс безуспешно предлагал выкупить Сори. В 1826 году письмо на арабском языке, которое Абдул-Рахман написал своей семье в Африку, было отправлено через консульство США в Марокко, а затем в марокканский султанат. Зная о тяжёлом положении Сори, султан попросил президента США освободить его.

 К сожалению, Абдул-Рахман умер, прежде чем смог вернуться домой. Хотя их гражданский статус не был ясен, многие африканские мусульмане сражались – часто с отличием – наряду с колонистами во время войны за независимость США (1775–1783). Был интерес к Исламу и среди отцов-основателей Америки. Томас Джефферсон, например, главный автор Декларации независимости США (и позже президент США), владел копией Корана, а Ислам был одной из тем его ранних работ. Однако это не помешало ему продолжать владеть рабами. Хотя импорт рабов в США был запрещён в 1807 году, рабство официально не было отменено до 1865 года.

 Исламская вера, привезённая в Северную Америку порабощёнными африканцами, оставила следы, которые всё ещё ощущаются в американской мусульманской культуре. Трогательным примером силы исламской веры является следующее воспоминание от 1940 года (выставленное в Национальном музее истории и культуры афроамериканцев) Кэти Браун о том, как её прапрадед, Билали Мохаммад, и его жена молились, будучи рабами: «Билали и его жена Фиби молились, перебирая чётки. Они были очень внимательными, когда читали молитвы, следили и за временем молитв: когда солнце поднимается, когда оно прямо над головой и когда садится. У них был небольшой коврик, на котором они вставали на колени. Билали, перебирая чётки, говорил: «Беламби хакабара Мухаммаду», а Фиби заканчивала: «Амин, амин». Интересная встреча накануне выхода статьи Когда я готовил эту статью, произошла удивительная встреча, о которых говорят, что предопределена она была именно к данному случаю.

 Утром накануне священного праздника Курбан-байрам я встретил в Дагестане (!) тёзку Диалло, того самого Аюба Сулеймана Диалло, о котором написано в моей статье. 24-летний Мамаду (Мухаммад) Мамуду Диалло из Гвинеи абсолютно неожиданно появился у Центральной мечети Махачкалы. После совершения намаза он направлялся в Муфтият Дагестана за помощью. В своей родной Гвинее Мамаду, набожный мусульманин, интенсивно готовился к тому, чтобы получить высшее образование за рубежом, для того чтобы, вернувшись домой, иметь возможность помогать бедным и обездоленным.

 В то время когда многие страны блокировали въезд граждан Гвинеи из-за эпидемии вируса Эбола, Российская Федерация приняла его в качестве студента. Он начал изучать русский язык в белгородском университете и быстро стал активным участником жизни белгородского исламского сообщества. Однако, будучи сиротой с очень ограниченными финансовыми возможностями, он в итоге оказался в очень трудном положении. Преисполненный решимости следовать своей мечте о высшем образовании, но без необходимых средств, он искал пути для продолжения учёбы и молился Всевышнему, прося дать возможность учиться. «В конце концов я понял, что должен отправиться в Дагестан – в Муфтият», – говорит он сам.

 По прибытии в Центральную мечеть Махачкалы он познакомился с представителями Муфтията. Тут ему решили обязательно помочь. Тем более что он не только обладал терпеливостью, искренностью и благочестивым характером, но и прекрасно разбирался в исламских науках, мог читать Коран, свободно владел как французским, так и английским языками. Благодаря своей академической подготовке Диалло был рекомендован для учёбы в Дагестанский исламский университет.

 Он, в свою очередь, был поражён тем, что мог свободно общаться на английском языке, и, что удивительно для него, в Махачкале были мусульмане, которые хорошо осведомлены об исламской истории и достижениях Западной Африки, его родины. Более того, ему даже показали портрет его дальнего предка – Диалло, жившего в XVIII веке! На празднике Курбан-байрам Мамаду выразил глубокую благодарность Всевышнему Аллаху за то, что Он принял его мольбу и дал возможность продолжить учёбу. Он также сказал мне: «Когда вы писали статью для «Ас-салама», вы, безусловно, знали, что я приду!» Пусть Всевышний поможет ему в его обучении!

 ГАЙ ПЕТЕРБРИДЖ ПРОФЕССОР, СПЕЦИАЛИСТ ПО КУЛЬТУРНОМУ НАСЛЕДИЮ И ИСТОРИИ ИСЛАМА, АВСТРАЛИЯ, РОССИЯ
 

Также в рубрике

Десять причин посетить Дубай

Этот прекрасный и удивительный мир был создан Всевышним, чтобы мы его исследовали, познавали величие

Мусульмане мира в хадже

Хадж – мечта каждого правоверного мусульманина. Священные Мекка и Медина, куда устремляются взоры миллионов

Россияне на святой земле

Сезон хаджа 2018 года завершён, миллионы мусульман со всех концов нашей планеты побывали на священных землях

Российские мусульмане готовятся к хаджу

Хадж является самым масштабным ежегодным конгрессом. Подготовка к новому сезону начинается сразу после