21 июля
2024 года
поделиться
Категория: Общество

Грустная исповедь человека, которому не досталось плова

У него были светлые глаза. Красивая и ухоженная борода отливала серебром в лучах заходящего солнца…

Люди рассаживались за длинным столом, пока им накрывали перед ифтаром.

«Добрый человек, – подумал я. – Хороший человек, и лицо у него такое, к себе располагающее. Как приятно, что среди нас есть такие». 

«Иногда стоит только взглянуть на незнакомца – светлый и немного наивный взгляд, пробивающаяся проседь на голове, борода, сверкающая белизной, – и как-то тепло становится на душе. Сразу видно – хороший человек», – не переставал я твердить себе.

На столе – традиционно для ужина в Рамадан – расставили тарелки с финиками, хлебом, овощами.

Начали подавать плов. Порции, бережно упакованные в специальную тару, что должна была сохранить тепло и аромат фирменного блюда, переходили из рук в руки, двигаясь от начала стола к его концу. Аромат этого действа трудно передать словами. Воистину, лучшая приправа к еде – голод.

Ты привычным движением принимал и передавал дальше, пока, наконец, перед каждым соседом справа не оказалось по тарелке.

В тот момент, когда ты повернулся за следующей порцией, что, по всем законам логики, должна была приземлиться прямо перед тобой, – её не оказалось. Возможно, плов закончился, ничего странного в этом нет, ведь материальное не вечно.

А возможно, всё дело было в том, что соседи слева оставили себе по две тарелки. Как, например, тот самый человек со светлыми глазами и красивой бородой, или его сосед, или сосед его соседа...

Вечер явно переставал быть томным и грозил окраситься новыми красками, ничуть не связанными с переливами солнечных лучей уходящей за горизонт звезды.

Послушайте, я, конечно, ни в чём не собираюсь их обвинять и с лёгкостью найду им все семьдесят оправданий. Да, и я сам не свой бываю, когда голоден, и почти убеждён, что, не успей я однажды вовремя накормить свою дочь, – она меня съест.

Но в тот момент мысль моя уже покинула прилипшее к скамейке тело и понеслась вскачь, сквозь вспышки эмоций и впечатлений, навстречу новому и неизведанному.

Неужели мы всё ещё встречаем по одёжке и делаем глубокомысленные выводы только по внешнему виду? О чём думает человек, оставляя себе две порции, в то время как соседу не досталось ни одной? Когда цена человека равняется одной тарелке плова? 

Поток моего бессознательного был прерван соседом справа. Вот-вот должны были дать азан, и он, явно озабоченный отсутствием у меня того самого блюда, что он лично получил из моих рук, – предложил разделить порцию на двоих.

Нет – он явно требовал это сделать! Я согласился и по ходу дела пригляделся к нему. Обычный парень, таких, как он, – сотни, тысячи. Ничем не примечательный и никак не выделяющийся из толпы.

Потёртая кожаная куртка, чёрные волосы и такого же цвета короткая борода. Он просто сделал то, что должен был, и сразу выделился из всей массы. 

Один поступок – и ты уже человек. И наоборот, один шаг навстречу своему эго – и ты плов, который через два часа... впрочем, ладно.

Так же как солнце, проплывшее дальше по утверждённой ему орбите, наконец, село, так и причитавшееся мне из еды не прошло мимо. 

Я ел и смотрел на того парня. У него были светлые глаза и ухоженная борода...

P. S. Мораль сей басни такова... Впрочем, понять её нетрудно, а умному достаточно и намёка. 
 

Хамид Асадулин