25 июня
2022 года
поделиться
Категория: Человек труда

Воздушный дальнобойщик

Интервью с пилотом гражданской авиации Сергеем Владимировичем Трофимовым

Хотя бы раз в жизни каждый из нас, услышав шум пролетающего сквозь облака вертолёта, останавливался и провожал его взглядом. Полёт этой машины вызывает восторг и восхищение как у детей, так и у взрослых. Всевышний не дал человеку крыльев, но, по Своей милости, научил его создавать транспорт, способный передвигаться по воздуху.

Сергей Владимирович Трофимов уже не первый десяток лет бороздит небеса. Как ему удалось осуществить мечту миллионов мальчишек, от чего пришлось отказаться и о чём он сожалеет, вы узнаете из нашего интервью.

– У каждого ребёнка есть мечта: кто-то хочет стать космонавтом, кто-то – врачом, другой – пожарным. О какой профессии мечтали вы?
– В детстве я мечтал стать дальнобойщиком или хоккеистом. Но мои родители работали в аэропорту, и большая часть моего сознательного детства прошла именно там. Отец не был пилотом, он был техником и развивался по этой специальности. Я прибегал из школы к родителям на работу, там меня знали все вахтёрши и лётчики. Договаривался с ними и летал на внутренних рейсах в Башкортостане, в Уфе. Они делали место для меня между креслами пилотов, чтобы мог сидеть, я же раздавал пассажирам гигиенические пакеты. Мне нравилось летать.

– Родители как-то повлияли на выбор профессии?
– Когда учился в школе, я играл в хоккей. Мне было тогда уже 15 лет. Отец предложил поступить в аэроклуб ДОСААФ в Уфе. Он привёз меня, показал аэродром, вертолёты. Сказал: попробуй, поступишь – будешь учиться, нет так нет. Со стороны родителей не было никакого принуждения, настойчивости. Так я оказался в ДОСААФе в 1987 году. Нам преподавали все дисциплины, как в училище, включая авиационную медицину. Но хоккей я бросил, так как занятия и там, и там проходили каждый день вечером после школы. 

– Как прошёл ваш первый полёт?
– Первый самостоятельный полёт был в 16 лет на вертолёте Ка-26. Инструктор сказал: «Давай, у тебя всё получится», а потом вышел. И всё, то есть я находился один в кабине. Это был последний год, когда разрешали самостоятельно летать молодым, 16-летним парнишкам. После нас уже ввели запрет. Самыми тяжёлыми и опасными моментами на вертолёте являются взлёт и посадка. В основном даже аварии или катастрофы по причине человеческого фактора происходят именно в эти моменты. Совмещать скорость, высоту и другие обстоятельства нужно хорошо уметь, и важен опыт. 

– Был страх перед полётом?
– Как такового страха не было. Нас ведь обучали всему, перед этим сдал экзамен на отлично. Инструктор был уверен в моих силах. Его уверенность передалась и мне. Этот полёт, наверное, был самым запоминающимся. В общем, каждый по-своему интересен, так как всегда разная локация – горы, равнины, разные погодные условия и т. д.

– Какие экстренные ситуации были у вас в полёте?
– Слава Богу, в моей практике за 33 года не было серьёзных случаев. Однажды случился пожар во время ночного полёта в грузовой кабине. Загорелся блок предохранителей. Мы уже долетали до аэропорта и решили не сажать вертолёт экстренно. Смогли сесть на стоянку, обесточили и быстро всё потушили. И был случай отказа гидросистемы, перешли на дублирующую и смогли долететь. Всё закончилось благополучно.

– На данный момент на каком воздушном судне летаете?
– Я летаю на вертолёте Ми-8, являюсь вторым пилотом. Вначале я работал в военной авиации, затем перешёл в гражданскую. Ми-8 – это многоцелевой вертолёт, разработанный ещё в начале 1960-х годов. Он считается самым массовым двухдвигательным вертолётом в мире. Занимаюсь перевозкой грузов, пассажиров.

– Сколько лет надо учиться, чтобы допустили к управлению?
– Я сравниваю учёбу лётчика и медика. Несмотря на то, что ты учишься в училище пять лет или на пилота гражданской авиации три года, сначала ты садишься работать вторым пилотом. И только через 6–7 лет тебя поведут в командиры. Допустим, я летал командиром в военной авиации. Чтобы перейти в гражданскую, я переучивался полгода, и теперь должен пролетать вторым пилотом не меньше двух лет. И каким бы суперпилотом ты ни был, только после того, как покажешь определённые навыки и инструкторы это одобрят, перейдёшь в командиры. 

Эти два вида авиации очень отличаются, как я уже говорил. Поэтому, чтобы не наломать дров, необходим такой подход. Плюс ко всему у нас есть тренажёры, на которых мы занимаемся раз в полгода. Изучаем и отрабатываем манёвры, безопасность, экстренные случаи. Если где-то происходит катастрофа, это обязательно доводится до лётного состава, обговаривается, изучается, дабы не повторилось. У нас проходят курсы повышения квалификации. Мы постоянно обучаемся. Вся жизнь – за партой. Об одном я жалею – что не выучил в молодости английский язык. Тогда я мог бы летать не только по России. Со знанием иностранного языка совсем другой уровень, работа и зарплата соответствующие. Будь мне лет хотя бы сорок, а не под 50, то я бы прошёл курсы. Так получилось, что в школе был французский, в училище – английский и немецкий. Меня не знали, в какую группу определить, и отправили в немецкую, хотя лучше было бы в английскую. На тот момент кто мог знать, что он так сильно пригодится в будущем. Поэтому своим детям говорю учить язык. Знания лишними не бывают.

– Есть ли возрастные ограничения для пилотов?
– Нет, это всё решает ВЛЭК. У нас есть пилот, которому скоро 65 лет. Всё зависит от здоровья. 

– Статистика показывает, что самолёт – самый безопасный вид транспорта. Хотя есть те, кто боится летать…
– Безопасность – это прежде всего состояние транспорта и знания пилота. Я уверен и в том, и в  другом. Много катастроф и несчастных случаев происходит у частной авиации. Покупая воздушно-транспортное средство, в большинстве своём относятся к нему как к автомобилю. Но на самом деле необходим постоянный контроль над ресурсом, начиная от самой простой кнопки. Я работал частным пилотом, был опыт.

– Назовите одно из самых важных качеств для пилота.
– Умение быстро соображать. В полёте не так много времени на обдумывание. Чтобы в случае чего сработала механическая память и ты мог сразу отреагировать на ситуацию. Это всё отрабатывается на тренажёрах: отказ одного или второго двигателя, попадание в режим вихревого кольца, в условия обледенения, посадка с боковым ветром и т. д. К учёбе необходимо относиться серьёзно начиная со школы. Никогда не знаешь, что именно пригодится в жизни. Я вот хотел стать дальнобойщиком, и стал им, только воздушным.
 

Айшат Расулова