25 июня
2022 года
поделиться
Категория: Интервью

«Где дети, там и я»

У каждого из нас есть свои добрые воспоминания о любимом учителе. Но не все знают, насколько нелёгок и тернист бывает путь, который педагоги иногда проделывают ради любимой работы.

Людмила Васильевна Синятинская – человек с большой буквы, педагог высшей категории. Всю свою жизнь она посвятила своей любимой профессии.

– Сколько лет прошло с тех пор, как вы пришли на свой первый урок?
– Честно вам скажу – не считала. И не 50, и не 40 лет, я работала всю жизнь, за исключением нескольких лет. А так как я поменяла много мест работы, то не вела счёт. Знаете, как принято в Японии, – человек должен менять место работы хотя бы каждые пять лет. Он должен всё время совершенствоваться, что-то познавать. Так получилось и у меня.

– Как начинался ваш путь?
– Когда я окончила тульский пединститут по профилю «биохимик», нас распределили для работы в школах. Я выбрала сельскую местность недалеко от города. Хотя до этого никогда не жила в деревне, я была городским человеком. Поэтому всё началось для меня с нового места жительства. Пробыла я там недолго, после я жила и работала на Северном Кавказе, в Ростовской и Тульской областях. Сама я родилась во Владивостоке, мой отец был моряком, но я уехала оттуда ещё в начальном классе. Природа, корабли, порты – всё это меня восторгало, у меня сердце до сих пор замирает от воспоминаний. Когда папу демобилизовали в Тулу, мы неделю ехали на поезде, проезжали мимо городов, озера Байкал, тогда прямо у побережья проходила железная дорога. Эти неизгладимые впечатления связаны с Дальним Востоком.

– А вы всегда хотели работать именно с детьми?
– Так сложилось, что вся моя жизнь была связана с ними. Причём самого разного возраста. Мне удалось поработать и в школе, и в садике, и в доме пионеров, и в институте со студентами. Я успела поработать и в советское время, и в современных школах XXI века. Помимо своих предметов, в школах, где я работала, вела ещё и физкультуру, так как в институте занималась художественной гимнастикой, в одной школе вела урок музыки, в Ростовской области я работала методистом и вела урок выжигания по дереву, этот опыт я смогла передать деткам, работая в интернате.

– Есть мнение, что работать с детьми сейчас тяжелее, чем раньше…  
– Дети всегда остаются детьми. Если отдаёшься полностью им, то независимо от своего возраста, от предмета, который преподаёшь, вам будет с ними интересно. Если вам это доставляет удовольствие, то и дети будут сами к вам тянуться. Мне скоро 71 год, но я до сих пор узнаю от детей что-то новое. Несмотря на то, что время другое, воспитание, даже обучение. То добро, которое ты отдаёшь им, они чувствуют.

– Какие трудности вам пришлось преодолеть на этом нелёгком пути?
– Конечно, сначала было нелегко, как уже говорила, я начинала в сельской школе. Бывало, что могла даже в учительской посидеть поплакать. Но не потому, что ученики относились ко мне плохо. А потому что я их пока не понимала. Коллектив у нас был хороший, поддерживали меня, успокаивали. А директор мне говорила: «Людмила  Васильевна, это в книжках они такие хорошие и всё там правильно, а в жизни оно не так». Будучи уже опытным педагогом, я работала в очень качественной, оснащённой школе, у меня была замечательная лаборатория, где я показывала опыты, какие только могла. У детей, особенно 5–6 классов, горели глаза, им так это нравилось! И вот однажды я захожу в кабинет, подхожу к столу и вижу – на стуле белая полоса от мела. Я говорю: «Я не буду вести урок, пока не скажете, кто это сделал».

Все молчат. А один мальчик: «Людмила Васильевна, ну давайте урок проводить, возьмите мой стул». И вот этот порыв учиться у детей – это трогает до глубины души и самое приятное для учителя. Конечно, когда у детей есть интерес, как не проводить урок? И таких воспоминаний очень много. Всегда есть ученик, который немного не усидчив, или которому неинтересно, или он не смог подружиться с классом. Но если найти правильный подход, найти то, что его увлекает, направить его, то он обязательно проявит себя с лучшей стороны. На самом деле дети очень благодарные, если к ним отнестись с пониманием, желанием. Был очень интересный случай: приводят ко мне мальчика, третьегодника. Я работала в интернате, а учился он по соседству в школе. Но был хулиганистый. Перевели, значит, ко мне Сашу. И я пыталась найти его интерес в жизни; оказалось, он был поклонником футбола. Мой муж и сын тоже были любителями. Начала я с ним беседовать на эту тему, расспрашивать. Через время он стал уже сам подходить ко мне, делиться, что-то рассказывать. И вот так он влился в коллектив, и мы нашли с ним взаимный интерес. Он подтянулся в учёбе и вскоре стал капитаном школьной футбольной команды.

– Что для вас главное в жизни помимо работы?
– Моя семья. Совместный отдых, гости. Муж часто помогал мне, особенно плакаты рисовать, а когда необходимо было – я ему помогала. Супруг ремонтировал нам выжигательные приборы в лагере, потом сам научился и выжигал очень красивые поделки. Я, например, у него научилась соединять проводки, чтобы звонок работал. Вот так наша работа и семейная жизнь перекликались между собой.

– Если бы была возможность, вы поменяли бы профессию?
– Нет, никогда не поменяла бы. Вы знаете, а ведь я мечтала стать врачом. Беспомощность перед больными родственниками меня всегда пугала, боялась, что не смогу оказать им поддержку. Поэтому думала, что буду врачом. Но родители никуда меня не отпустили. А в нашем городе не было мединститута. Зато открылся биохимический факультет, и родители сказали: поступай. Я медсестра запаса. Для себя многое узнала во время учёбы. Когда же стала работать в школе, это оказалось настолько интересно и притягательно для меня! У меня был десятилетний перерыв, когда я вышла за выслугу лет на пенсию. Я занималась внуками, готовила их к школе. Это было самое замечательное время. Вместе мы занимались не только уроками – мы познавали окружающий мир. А после я вышла на работу и получила высшую категорию.

– Насколько тесно связаны между собой учебный процесс и воспитание?
– Уроки уроками, но я всегда подчёркивала для себя и там, где мне приходилось выступать, что на первом месте – воспитание. Если мы не научим ребёнка слышать, слушать, смотреть, то ему будет трудно обучаться. Когда это вложено в ребёнка, то процесс идёт уже легче.

– Что было для вас самым сложным в работе?
– В школе обязательно существуют темы для воспитательной работы детей. Во времена перестройки мы потеряли темы понятий патриотизма, героизма. Я не могла найти современный героический образ. Меня это потрясло. Ведь раньше в газетах и журналах прославляли людей труда, учёных, рабочих, открывателей, работников сельского хозяйства. И я вынуждена была брать сказочных героев. Это было для меня сложное время. Но это уже прошло. И вот сейчас всё это возрождается. 

– Что должен уметь учитель?
– Любить детей. Видеть в любом ученике человека, душу. Понимать, что это такой же человек, как и ты. Отсюда дать ему возможность окрепнуть, как растению. Если мама его родила и поставила на ноги, то продолжение, когда он идёт в школу, – дело педагога. Это очень важное качество и достоинство.

– Вы всю свою жизнь посвятили детям. Откуда вы черпали столько сил и вдохновения?
– Все мы в семье, и всё у нас бывает: и радость, и уныние. Но стоило мне прийти в школу и пообщаться с детьми, как у меня всё отходило. Дети были моим вдохновением.

Учитель, отдающий всё своё умение, знания и вкладывающий душу в свою работу, на самом деле – самый бесценный клад для наших детей. Именно такие люди подтверждают слова одного праведника: «Любовь к людям и служение им – признак благородного нрава».
 

Айшат Расулова