20 июля
2024 года
поделиться
Категория: Религия

Абу Суфьян ибн аль-Харис – предводитель молодёжи в Раю

Абу Суфьян был двоюродным братом Пророка ﷺ и его сверстником, так как они родились примерно в одно время и росли в одной семье.

Кроме того, Абу Суфьян был также молочным братом Пророка ﷺ, так как их в младенчестве вскормила женщина по имени Халима из племени Саад.

Абу Суфьян был ещё и очень близким другом Посланника Аллаhа ﷺ – до того как тот стал выполнять свою пророческую миссию. 

Однако стоило только Пророку ﷺ обратиться к своим соотечественникам со словами Священного Послания, как в душе Абу Суфьяна вспыхнуло пламя ненависти и зависти, и его дружба перешла во вражду, узы родства были разорваны, а былое братство превратилось в соперничество и противоборство.

Талант, пыл и искусство

Абу Суфьян ибн аль-Харис был одним из известнейших и благороднейших среди курайшитов и одним из лучших поэтов этого племени. Весь свой талант, пыл и искусство Абу Суфьян направил на борьбу против Посланника Божьего ﷺ и его призыва. Он был душой и вдохновителем любой враждебной вылазки курайшитов против Пророка ﷺ и его сподвижников, лично вкладываясь в любое зло, причиняемое мусульманам.

Абу Суфьян сочинял стихи, высмеивавшие Посланника Господа ﷺ, говорил о нём грязные и порочащие речи. Почти двадцать лет продолжалась сильнейшая неприязнь Абу Суфьяна к Пророку ﷺ, и всё это время он строил ему различные козни.

Незадолго до покорения Мекки Абу Суфьяну было суждено принять истинную веру. Его переходу в Ислам сопутствовала интересная история, которая приводится в книгах жизнеописания Пророка ﷺ.

Абу Суфьян рассказывал: «Когда Ислам окреп, обрёл силу и величие и всюду стали распространяться слухи о выступлении Пророка ﷺ с целью покорения Мекки, земля стала тесной для меня при всей её обширности. Я спросил самого себя: “Куда же мне идти? Кого взять себе в попутчики? С кем же быть мне теперь?”

Обращаясь к жене и детям, я сказал: “Приготовьтесь к отъезду из Мекки, так как скоро здесь пребудет Мухаммад ﷺ. Я, несомненно, буду убит, если попаду в руки его сподвижников”.

Они же ответили мне: “А не пора ли тебе понять, что арабы и иные народы стали повиноваться Мухаммаду ﷺ, приняв его религию, а ты продолжаешь упорствовать в своей враждебности к нему, хотя был в своё время его лучшим другом и помощником?”

Они продолжали склонять меня к религии Единого Господа и убеждать принять её, пока Аллаh ﷻ не раскрыл мне душу верой.

Навстречу Посланнику ﷺ

Я тут же поднялся и, взяв с собой сына Джаафара, во весь опор поскакал в аль-Абву, которая находится между Меккой и Мединой. Мне сообщили, что там остановился Мухаммад ﷺ.

Подъехав к аль-Абве, я переоделся, чтобы меня не узнали и не убили прежде, чем я встречусь с Пророком ﷺ и объявлю перед ним о своём принятии Ислама».

Далее Абу Суфьян рассказывал: «И вот, когда я шёл по дороге, мне встретилась процессия с Посланником Аллаhа ﷺ. Направившись в его сторону, я остановился перед ним и открыл лицо. Когда его взгляд упал на меня и он узнал, кто перед ним, то тотчас же отвернулся. Я опять встал перед ним, но Пророк ﷺ снова отвернулся. Я вновь и вновь вставал перед ним, но он всякий раз отворачивался от меня.

Я нисколько не сомневался, что Посланник Аллаhа ﷺ обрадуется моему переходу в Ислам, а с ним обрадуются и его сподвижники.
Однако когда мусульмане увидели, что Пророк ﷺ отворачивается от меня, то сурово нахмурились и также отвернулись.

Тут я увидел своего дядю аль-Аббаса رضي الله عنه и воззвал к нему: “О дядя, как я хотел, чтобы Пророк ﷺ обрадовался моему переходу в Ислам, так как я его родственник и знатный человек в своём племени, ну а что получилось из этого, ты видишь сам. Поговори с ним, чтобы он смягчился и простил меня”. Аль-Аббас  رضي الله عنه ответил: “Нет, клянусь Аллаhом ﷻ! Я видел, как он разгневался, увидев тебя. Поэтому я смогу замолвить за тебя словечко только при подходящем случае”. Тогда я воскликнул: “На кого же ты меня бросаешь, дядя?” Он ответил: “Ничем не могу тебе помочь, кроме того, что ты слышал”. Меня охватила тоска и глубокая печаль. 

Когда Пророк ﷺ остановился в местечке аль-Джахфа, я уселся у дверей его палатки, а рядом со мной стоял мой сын Джаафар. Пророк r, увидев меня, всякий раз отворачивался, но я не отчаивался заслужить его благосклонность. 

Так продолжалось довольно долгое время, пока я не стал впадать в отчаяние, что даже хотел взять сына на руки и отправиться куда глаза глядят, и идти, пока мы не умрём от голода и жажды.

В следующий раз, выйдя из своего шатра, Пророк ﷺ взглянул на меня мягче, чем раньше. Но я страстно желал, чтобы он улыбнулся мне.
Вскоре Посланник Аллаhа ﷺ вступил в Мекку, а я покорно продолжал идти за ним. Когда он входил в мечеть, я спешил за ним, стараясь быть у него на глазах и не отставать от него в любом случае.

Битва при Хунайне

В битве при Хунайне кочевые арабы-язычники собрали для войны с Пророком ﷺ небывалую армию, приготовившись к бою самым тщательным образом. Они надеялись, что эта битва станет решающей для сокрушения Ислама и уничтожения всех мусульман.

Посланник Аллаhа ﷺ выступил вместе со своими соратниками в поход против язычников, и я отправился вместе с ним. Увидев огромное войско язычников, я воскликнул: “Клянусь Аллаhом ﷻ, истинно, я искуплю сегодня всё то зло, которое я причинил Пророку ﷺ!” 

В ходе завязавшегося сражения между двумя армиями язычники стали теснить мусульман, которые дрогнули, почувствовав близкое поражение. Посланник Господа ﷺ, подобно нерушимой скале, возвышался на своей серой мулице в самом пекле ожесточённой битвы. Его меч грозно сиял, и он стойко защищал себя и своих соратников подобно свирепому льву.

Тут я соскочил с коня и сломал ножны своего меча. Господу известно, как я хотел погибнуть, но чтобы Пророк ﷺ остался в живых.

Мой дядя аль-Аббас схватил за уздечку мулицу Посланника Аллаhа ﷺ и встал рядом с ним... Я занял место с другой стороны и с мечом в правой руке начал защищать Пророка ﷺ. Своей же левой рукой я держался за его стремя.

Увидев, как я храбро сражаюсь с врагом, Посланник Божий ﷺ спросил у аль-Аббаса: “А это кто?” Дядя ответил: “Это твой двоюродный брат Абу Суфьян ибн аль-Харис. Окажи ему милость, о Посланник Аллаhа ﷺ!” Пророк ﷺ ответил: “Я уже сделал это, а Аллаh ﷻ простил ему вражду, которую он питал ко мне”.

Моё сердце радостно забилось  при таких долгожданных словах, и я от радости поцеловал его ногу в стремени. Повернувшись ко мне, он воскликнул: “О брат мой! Иди вперёд и сражайся!”

Эти слова вызвали в моей душе прилив отваги, и я так яростно атаковал язычников, что они были вынуждены отступить со своих позиций. За мной в атаку бросились остальные сподвижники, заставив отступить врага примерно на милю, внеся сильнейшую панику в его ряды».

Глубокий стыд и угрызения совести 

Со дня битвы при Хунайне Абу Суфьян снискал глубокую благосклонность Пророка ﷺ и обрёл счастье быть среди его сподвижников. Однако даже после этого он так никогда больше и не осмелился прямо взглянуть в глаза Посланнику Аллаhа ﷺ или задержать взгляд на его лице, испытывая перед ним глубокий стыд и угрызения совести за всё то, что он причинил ему в прошлом.

Он отрёкся от всего мирского, посвятив всего себя Всевышнему. Как-то раз Пророк ﷺ, увидев Абу Суфьяна входящим в мечеть, обратился к Аише رضي الله عنها: «Знаешь ли ты, о Аиша, кто этот человек?» Аиша رضي الله عنها  ответила: «Нет, о Посланник Аллаhа ﷺ!»

Пророк ﷺ пояснил: «Это мой двоюродный брат Абу Суфьян ибн аль-Харис. Обрати внимание: он всегда первым входит в мечеть и последним выходит из неё, не отрывая при этом взгляда от своих сандалий».

Когда же Посланник Аллаhа ﷺ покинул этот мир, Абу Суфьян ибн аль-Харис скорбел, как мать, потерявшая единственного сына, и оплакивал его. Он посвятил ему касыду, явившуюся шедевром элегической поэзии, преисполненную печали и скорби, проникнутую горем и тоской.

Абу Суфьян присоединился к любимому Пророку ﷺ во времена халифа Умара аль-Фарука رضي الله عنه. Почувствовав приближение своей кончины, он сам вырыл себе могилу. Через три дня после этого он скончался, как будто знал время встречи со смертью.

Адиль Ибрагимов