26 июня
2024 года
поделиться
Категория: Актуально

«Мольба праведного человека живёт в веках»

Рассказывает Гафуан Хайруллин, житель села Новокулево Нуримановского района Республики Башкортостан:

— «Кто не помнит прошлого, тот не имеет будущего», — так сказал один мудрый человек. И я полностью согласен с ним. История моей родословной до поры до времени увлекала меня лишь на словах, пока однажды не зазвонил телефон. На том конце провода женский голос, обращаясь ко мне, стал расспрашивать, на самом ли деле я Гафуан Хайруллин, есть ли в нашем шежере (родословном древе) человек по имени Баязит, кем он мне приходится. 

Сразу смекнул, что расспрашивают про родного брата моего деда Касима — Баязита-бабая (так называют дядю в наших краях). Как выяснилось, мне позвонила журналистка, освещающая в своих статьях жизнь башкирских религиозных деятелей. Всё, что знал о дяде, рассказал ей по телефону. Именно в этот день узнал о присвоении его имени новой мечети в Дагестане, где он жил в последние годы своей жизни. Отрадно, что в Махачкале две мечети названы в честь башкирских шейхов — моего дяди и его духовного наставника Зайнуллы Расулева.

Стал ворошить бумаги в доме, вспоминать услышанное в детстве и юности, расспрашивать родных. Благо среди близких много пожилых, кто ещё помнит Баязита-бабая, в последний раз приезжавшего в родные края незадолго до смерти, в 1948 году. Заказал я справки в Государственном архиве, сверил ревизские сказки.

Баязит Хайруллин происходил из старинного башкирского рода Кудей. Его родная деревня Новокулево была центром Кудейского кантона. По отцовской линии прадед его, Иштуган Муратов, был указным мухтасибом. У отца Баязита — Хайруллы, сына Мухаметсадыка, — было трое сыновей и дочь. Баязит-бабай был старше моего деда Касима на 24 года, самым младшим же в семье был Тагир, 1899 года рождения. По возрасту ближе всего к Баязиту была сестрёнка Бибигайша.

Помню, как дедушка Касим мне рассказывал о старшем брате. Как-то на рассвете Баязит с другом надумали бежать в дальние края. Беглецов быстро хватились и недалеко от деревни догнали. Друга сразу в охапку и обратно домой, в Новокулево. Десятилетний Баязит же заявил своему отцу, что возвращаться не намерен — впереди его ждёт длинный путь, на всё Воля Господа, он не пропадёт. Мальчуган твёрдо стоял на своём. Наверное, и Хайрулле пришлось нелегко, но он решил довериться судьбе и, благословив на добрые дела, отпустил совсем ещё маленького сына в дальнюю дорогу, в неизвестность.

Очень долго о Баязите не было ни слуху ни духу. Он подаст о себе весточку лишь через много лет, уже работая в должности имама в Северной Осетии. Только тогда узнали мои родные, что в ранней юности он служил кучером у знаменитого башкирского ишана Зайнуллы Расулева. Вот что значит дружба с праведным человеком! Возможно, под воздействием этого шейха дядя Баязит потянулся к знаниям. Также выяснилось, что он окончил в Оренбурге медресе, стал учёным человеком.

Потом стал приезжать и на родину, не так часто, конечно, как хотели бы родные. Но каждый его приезд был событием в Новокулево и ближайших деревнях. В эти дни все от мала до велика порывались увидеть Баязита-хазрета, выразить ему своё почтение.

Односельчанин Салават Хасанович Насыров часто вспоминает, как с нетерпением и воодушевлением ждали приезда моего дяди. Только заметив тройку лошадей, где ехал хазрет, как будто сговорившись, все как один, прижав руки к груди, с придыханием чествовали его. Воспоминания очевидцев этих событий, родственников и земляков я зафиксировал в своей тетради. 

Говорят, что к Баязиту-бабаю сразу выстраивалась очередь желающих пригласить его к себе домой почитать Коран. А это в тридцатые-сороковые, когда всё, связанное с религией, было под строгим запретом! 
В дни пребывания в родных краях хазрет лечил людей, дарил книги. Вот и мой друг Салават бережно хранит Коран, вручённый благодатными руками шейха Баязита его отцу.

Видимо, дядя был очень скромным человеком. Все знали, что он хазрет, умеет лечить людей, но масштаб его личности и возможностей не понимали. При этом удивляла многих дань уважения, выказываемого всеми нашему дяде. В советское время тему духовности старались не затрагивать, а уж расспрашивать дядю — и подавно.

Знаем, что у него было две жены, от старшей рождено четверо детей, от второй — двое. 

В 1950 году дяди Баязита не стало. Дедушка Касим же ушёл в мир иной в 1972-м. Незадолго до смерти он сильно переживал, обижался на нас, что не общаемся и не знаем детей Баязита-бабая. Лишь его родному брату Тагиру Хайрулловичу посчастливилось в годы войны встретиться с одной из дочерей Баязита-хазрета — Маскудой. 

Радует, что о каких-то моментах из дагестанской жизни нашего дяди можем расспросить сейчас Зубаржат-апа, родственницу одной из супруг Баязита Хайруллина. Мы с ней переписываемся, живёт она недалеко от нас, в Татарстане. Есть у нас дома сейчас и копия иджазы шейха Баязита.
Очень приятно, что мечеть назвали именем нашего родственника. Эту радость не передать словами. От имени всей нашей дружной семьи хочу выразить благодарность Муфтияту Республики Дагестан и всем, кто имеет отношение к этому знаменательному событию. Хочу сказать, что Хайруллины очень счастливы! В нашей семье растёт ещё один Баязит, моему внуку в марте исполнится два года.

Мечтаю побывать в мечети дяди Баязита, посетить его могилу. По рассказам Зубаржат-апа знаю, что покоится он недалеко от уважаемого всеми нами замечательного поэта Расула Гамзатова.

Расстояние не помеха чувствам, благим делам и деяниям, и моя семья всегда ощущала незримое присутствие в своей жизни дяди Баязита. 
В годы Великой Отечественной войны многие его родственники, в том числе оба брата — Касим и Тагир, ушли на фронт. На одной из встреч в Новокулево Баязит-хазрет успокоил женщин и детей, сказав, что все, кто ушёл на войну, вернутся с полей сражения в полном здравии, и за каждого из них он произнёс дуа. 

Считаю, что благодаря баракату замечательного дяди Баязита Хайруллина и моя карьера и семейная жизнь сложились наилучшим образом. И у моих родных точно так же. Недаром говорят, что дуа праведного человека живёт в веках!

  Светлана Абсалямова