Между ненавистью и преданностью

«Ты уверовал в то время, когда другие остались в неверии; ты признал, когда они отреклись; ты остался преданным, когда они поступили вероломно; ты выступил вперёд, когда они отступили» (Умар ибн аль-Хаттаб رضي الله عنه).

статья опубликована в номере: 23 (588) / от 01 декабря 2019 (Раби уль-Ахир 1441 г.)
84

После периода длительной ненависти и противостояния, в девятом году по хиджре (исламское летоисчисление, связанное с переселением Пророка ﷺ из Мекки в Медину), обратился в истинную веру и дал клятву верности Посланнику Аллаха ﷺ один из арабских правителей.

 

Это был Адий ибну Хатим ат-Таийу, отец которого являл собой образец щедрости и благородства. Он унаследовал власть после смерти отца, и племена Таий по праву назначили его своим правителем. Ему полагалась четверть всей добычи, и все командиры находились в его подчинении.

 

Когда Посланник Аллаха ﷺ провозгласил свой призыв к истинному пути и арабские племена одно за другим стали принимать веру Ислам, Адий понял, что призыв Пророка ﷺ в скором будущем может сокрушить его власть. Поэтому он, ещё не встретившись с Посланником Аллаха ﷺ, начал испытывать к нему сильнейшую вражду и величайшую ненависть.

 

И эта вражда длилась почти двадцать лет, пока, наконец, Всевышний не раскрыл его душу для отклика на призыв к следованию истинному пути. История обращения Адий ибну Хатим в Ислам настолько незабываема и интересна, что мы предоставим ему самому поведать её нам. Адий рассказывает: «Ни один из арабов, наверное, не испытывал большей ненависти к Посланнику Аллаха ﷺ, чем я.

 

Будучи знатным христианином, я управлял своим народом и брал себе четверть всей добычи, как это делали и другие правители арабских племён. Любая новость о Посланнике Аллаха ﷺ приводила меня в ярость. До меня то и дело доходили вести о его победах, о том, что его сподвижники один за другим завоёвывают земли арабов. В один из дней я сказал своему слуге, пасшему моих верблюдов:

 

– Эй, сирота, пересчитай-ка всё стадо и выбери из них всех упитанных и послушных верблюдиц. Пусть они находятся недалеко от меня. Как только ты услышишь о вступлении на нашу землю Мухаммада ﷺ и его войска, немедленно сообщи мне об этом. Как-то утром, придя ко мне, слуга сообщил:

 

– О повелитель! Пришло время тебе сделать то, что ты намеревался сделать в случае вступления на твою землю войска мусульман. Я воскликнул:

– В чём дело? Отвечай немедленно, чтоб твоя мать лишилась тебя! – Я вдалеке заметил флаги, – ответил слуга.

– И когда спросил о них, мне сказали, что это войска Мухаммада ﷺ. Я приказал слуге немедленно собрать всех верблюдиц, которые паслись неподалёку. Затем приказал родным и детям срочно собираться в путь. Нам предстояло покинуть нашу родную землю и направиться в сторону Шама (территория современной Сирии и Иордании), чтобы присоединиться там к нашим единоверцам-христианам и обрести у них приют.

 

Поспешно собираясь в дорогу, я не успел оповестить и забрать с собой всех родственников. Когда мы отошли на безопасную территорию, выяснилось, что одну из своих сестёр я оставил в Наджде. Мне не оставалось ничего другого, как продолжить путь, ибо вернуться за сестрой не представлялось возможным. Вскоре я со своими спутниками прибыл в Шам и устроился там у единоверцев.

 

С моей же сестрой случилось то, чего я ожидал и боялся больше всего. Мне сообщили, что конница мусульман вошла в наши поселения. В плен попало много моих соплеменников, в том числе и моя сестра, которых они забрали в Ясриб (Медину).

 

Там мою сестру вместе с другими пленницами поместили в специально отведённое место у входа в мечеть. Когда мимо неё проходил Пророк ﷺ, она поднялась и обратилась к нему: – О Посланник Аллаха ﷺ! Мой отец умер, а защитник исчез! Окажи милость – освободи меня, и Аллах ﷻ смилостивится над тобой. Он спросил:


– А кто твой защитник? – Адий ибну Хатим, – ответила она.

– Это тот, кто бежал от Аллаха ﷻ и Его Посланника ﷺ?! – уточнил он. Затем проследовал своим путём, оставив её. Когда на следующее утро он шёл в мечеть, она снова обратилась к нему с теми же словами. Посланник Аллаха ﷺ ответил ей точно так же. Когда на утро третьего дня Пророк ﷺ опять проходил мимо неё, моя сестра, отчаявшись, уже ничего не сказала. Один из сопровождающих Посланника Аллаха ﷺ сделал ей знак, чтобы она встала и снова обратилась к нему. Она воскликнула:

– О Посланник Аллаха ﷺ, мой отец умер, а защитник исчез! Сделай же мне одолжение – и Всевышний смилостивится над тобой! – Я уже сделал это, – ответил Пророк ﷺ. Сестра от радости воскликнула: – Позволь мне тогда присоединиться к своим родственникам в Шаме.

 

– Не спеши отправляться в путь, пока не найдёшь надёжного человека из своего народа, кто сопроводит тебя до Шама. Когда найдёшь подобного, сообщи мне об этом, – предупредил её Пророк ﷺ. После того как Посланник Аллаха  удалился, сестра узнала, что тем человеком, который сделал ей знак обратиться к Пророку ﷺ, был Али ибн Абу Талиб .

 

Сестра продолжала оставаться в Медине, пока не прибыл караван из её племени, и, найдя того, кто может её сопроводить, она пришла к Посланнику Аллаха ﷺ со словами: – О Посланник Аллаха ﷺ! Прибыл караван из моего племени.

 

Среди них есть надёжный человек, который проводит меня. Посланник Аллаха ﷺ одарил её одеждой и верховой верблюдицей, а также вручил достаточную сумму на расходы в пути. Мне регулярно доставляли сообщения о ней и рассказали о её встрече с Мухаммадом ﷺ и о его невероятно добром отношении к ней, и это после всего того, что я испытывал к нему. И вот однажды, сидя в окружении своих родных, я заметил женщину в паланкине на верблюде, которая направлялась к нам. Я воскликнул:

 

– Да это же дочь Хатима! Точно, это она! Остановившись перед нами, она первая обратилась ко мне: – Коварный разлучник! Забрав с собой близких и сына, ты оставил других детей и дочерей своего отца! – О сестрёнка! – взмолился я. – Пожалуйста, не говори мне подобных слов! Я стал объяснять, что не желал ей ничего плохого. Успокоившись, она рассказала обо всём, что с ней случилось. Я спросил её, а она была решительной и разумной женщиной:

 

– Каково твоё мнение об этом человеке (о Посланнике Аллаха ﷺ)? – Клянусь Аллахом ﷻ, я думаю, что тебе следует поскорее присоединиться к нему. Если это Пророк ﷺ, то он благосклонен к тем, кто раньше других придёт к нему. Если он властитель, то ты не будешь пребывать в унижении благодаря своему положению, – ответила она.

 

Вскоре, собравшись в путь, я отправился в Медину к Посланнику Аллаха ﷺ, не имея при себе ничего, что гарантировало бы мне безопасность. Ведь до меня дошли его слова: «Я надеюсь, что вскоре Аллах ﷻ соединит руку Адий с моей рукой». Прибыв в Медину, я был препровождён к Пророку ﷺ, который, находясь в мечети, разговаривал со своими сподвижниками. Я поприветствовал его. Он спросил:

– Кто ты?
– Адий ибну Хатим, – представился я. Он поднялся мне навстречу, взял меня за руку и повёл к себе домой. Когда мы подошли к его дому, там его поджидала пожилая женщина с маленьким ребёнком. Они остановили Пророка ﷺ, и женщина стала излагать ему свою проблему. Я оставался перед домом, пока он не разрешил её. Я подумал: «Нет, это точно не царь!»

 

Затем он за руку провёл меня в дом. Там он взял мягкую кожаную подушку и, бросив её мне, сказал, чтобы я садился. Поскольку в доме других подушек не было, я возразил: – Нет, лучше ты садись на неё. – Нет, ты! – настаивал Пророк ﷺ. Я подчинился и уселся на подушку, он же сел на пол. Я вновь подумал: «Клянусь Господом, подобное поведение не присуще царю». Затем, повернувшись ко мне, он спросил:

 

– Так вот, Адий ибну Хатим, разве ты не принадлежишь к ракуситам, исповедующим религию, сочетающую в себе Христианство и поклонение звёздам?

 

– Да, – ответил я. Далее он спросил: – Не правишь ли ты своим народом, взимая с них то, что не позволено твоей религией? – Да, – ответил я, всё больше осознавая, что это есть Пророк ﷺ, посланный Всемогущим Господом. Затем он обратился ко мне:

 

– Быть может, Адий, тебе мешает принять эту религию то, что ты видишь мусульман в нужде и бедности? Клянусь Аллахом , наступит такое время, когда среди них не останется никого, кто испытывал бы тяготы нужды. Быть может, тебе мешает принять эту религию малочисленность мусульман и огромное число их врагов? Клянусь Аллахом , близко то время, когда ты услышишь о женщине, которая на своём верблюде выедет из Кадисийи (Палестина), чтобы посетить этот дом, не боясь в пути никого, кроме Аллаха .

 

Быть может, тебе мешает принять эту религию то, что богатства и власть не в руках мусульман? Но, клянусь Аллахом ﷻ, уже скоро ты услышишь о белоснежных дворцах на землях Вавилона, которые распахнутся перед мусульманами, а сокровища Кисра ибн Хурмуза будут принадлежать им. Я переспросил: – Сокровища Кисра ибн Хурмуза?!

 

– Да, его сокровища, – ответил Пророк ﷺ. Я засвидетельствовал своё признание Посланнику Аллаха ﷺ и принял Ислам». Вот так, подтверждая свою веру, он завершил свой рассказ. Адий ибну Хатим رضي الله عنه прожил долгую жизнь и часто повторял: «Два предсказания сбылось, осталось лишь третье.

 

Я увидел женщину, которая на верблюде безбоязненно отправлялась в путь из Кадисийи до этого дома. А также был в первых рядах конницы, которая штурмом завладела сокровищами Кисра. Клянусь Аллахом ﷻ, я уверен в осуществлении и третьего предсказания Посланника Аллаха ﷺ».

 

Всевышнему было угодно, чтобы сбылись слова благословенного Пророка ﷺ. В эпоху халифа Умара ибн Абд уль-Азиза у мусульман накопились такие огромные богатства, что глашатаи приглашали бедных брать средства из закята, но никто не приходил за ними. Правдив Посланник Аллаха ﷺ во всём, что нам передал от Всевышнего, а Адий ибну Хатим رضي الله عنه до конца остался верен своей клятве.


АДИЛЬ ИБРАГИМОВ
 

Также в рубрике

Краткое сказание об асхабах аль-Кахфи (отроках пещеры)

После смерти Абу Бакра رضي الله عنه сподвижники поручили дела верующих второму халифу – Умару ибн

Ему был обещан Рай

Абу Хафс Умар бин аль-Хаттаб бин Нуфайль бин Абд аль-Узза бин Райях бин Абдуллах бин Кирт бин Раззах бин ‘Удда

Освобождённый от огня Ада

Абу Бакр ас-Сиддик رضي الله عنه – великий сподвижник Пророка Мухаммада ﷺ, тот, кто находился с ним, укрываясь

Истина – устами младенца

Грешники оклеветали Марьям и донесли о её распутстве царю, который, не задумываясь, решил казнить её как