Дальние пути: Ислам в колониальной и современной Латинской Америке

Когда христианская Испания колонизировала обширные районы Северной и Южной Америки в XV и XVI веках, она привнесла в эти регионы культуру, которая уже имела черты, унаследованные от периода, когда на Иберийском полуострове доминировал Ислам. А если учесть, что падение Гранады, последнего оплота мусульман, произошло в 1492 году, когда испанцы впервые высадились на берегах Америки, то это влияние вполне обоснованно.

статья опубликована в номере: 42 (583) / от 15 сентября 2019 (Мухаррам 1441 г.)
39

Ислам доминировал на Иберийском полуострове более четырёх веков, что оказало существенное влияние на культуру и развитие региона. Испанская культура в целом включала в себя многие аспекты исламской культуры и общественной жизни.

 

Это проявлялось и в архитектуре, и в сельском хозяйстве, и даже в кулинарии. И сегодня большая часть слов в ежедневном словаре испанского языка имеет арабское происхождение. Во время Реконкисты (период отвоевания иберийскими христианами территорий Пиренейского полуострова, который длился более семи веков) название «мудехар» (от арабского «мудайян» – «домашний», «прирученный» или «оставшийся субъект») было дано тем мусульманам, которые остались на отвоёванной христианской территории, сохранив свою религию, язык и обычаи.

 

В большинстве своём это были городские мусульманские общины, ведущие автономный образ жизни, но в ряде округов существовали и целые деревни мусульманземледельцев. Именно городские мусульманские общины оказали влияние на формирование особого стиля в архитектуре и декоративно-прикладном искусстве, названном мудехар. Этот стиль был перенят и христианскими мастерами.

 

Особенно ярко он отразился в архитектуре; в частности, визитной карточкой стиля мудехар стало особое строение потолка (artesonados), при котором дополнительные планки переплетаются в стропилах, поддерживающих крышу, что формирует декоративные геометрические узоры.

 

К тому времени, когда южная Испания (Андалусия), исключая Гранаду, попала под христианское правление в XV веке, стиль исламского мудехара полностью растворился в общей испанской эстетике. Причём некоторые стилевые решения мудахера стали атрибутом роскоши, власти и величия, несмотря на то, что в оформлении дворцов, общественных зданий и домов, принадлежавших новой знати, использовались элементы арабской каллиграфии.

 

Ярким примером служит тот факт, что король Кастилии и Леона Педро I Кастильский (1334—1369 гг.) пригласил мастеров, которые работали над уникальным архитектурно-парковым ансамблем Альгамбра (от арабского аль-хамра – «красная»), чтобы они занялись строительством его собственного дворца в аналогичном стиле.

 

Речь идёт о так называемой Севильской Алькасаре, возведённой на развалинах мусульманской крепости в 1364 году. На сегодня этот дворец является одним из лучших сохранившихся примеров мудехарской архитектуры. И хотя позже при расширении дворца при Карле V в архитектурный комплекс были добавлены готические элементы, исламский стиль всётаки доминирует.

 

После падения Гранады отношения между тремя основными конфессиями, живущими на полуострове, – христианской, мусульманской и иудейской – становились всё более напряжёнными. Практиковалось насильственное обращение в христианство, мусульмане преследовались и были ограничены в правах. Принявших под давлением обстоятельств христианство мусульман называли морисками.

 

При этом большинство продолжало исповедовать свою веру вдали от глаз общественности. Особенно настораживала власти приверженность морисков к арабскому языку и культуре. И в 1609 году по указу испанского короля Филиппа III началась массовая депортация морисков с полуострова.

 

Многие мориски перебрались на Балканы, в Стамбул и другие места в Анатолии, а другие поселились в Северной Африке и к югу от Сахары. Конечно, вероятность того, что мориски могли легально эмигрировать через Атлантику в испанские колонии, была ничтожной.

 

Тем не менее, реальность заключалась в том, что мусульмане полуостровного происхождения были носителями испанского языка и обладали многими профессиями и навыками, необходимыми для развития и поддержания колоний Нового Света. И многие поселились там – законно и незаконно.

 

Некоторые, например, служили солдатами, в то время как другие были заняты в сельскохозяйственных работах, требующих экспертных знаний и опыта (например, в развитии новой шёлковой промышленности в Венесуэле или в разведении скота в Аргентине).

 

Однако наибольшим спросом пользовались специалисты со строительными навыками, необходимыми для реализации амбициозных проектов гражданского и религиозного строительства на всей территории испанской Америки. Хотя в колониях было большое количество мусульманских рабов из Западной Африки, они, как правило, использовались исключительно как неквалифицированная рабочая сила.

 

Таким образом, возникла колониальная культурная среда с очень сильным влиянием исламской культуры, и во многом это стало результатом фактического присутствия и деятельности поселенцев – мусульманских иммигрантов. Это проявилось в архитектуре, градостроительстве, оформлении зданий, в прикладном искусстве.

 

Были построены новые города, и испанские религиозные ордена основали монастыри и церкви, чтобы проповедовать, обучать и контролировать коренное население и сами служить колонистам. Во всех основных центрах колониального вице-королевства в XV—XVI веках были построены религиозные здания по планам, составленным известными испанскими и итальянскими архитекторами, но с потолками и другими элементами из дерева в стиле мудехар.

 

Многие здания, религиозные и бытовые, также использовали азулежу, красочные глазурованные плитки с исламскими мотивами, произведённые с использованием исламских технологий. Изначально они были завезены из Севильи, а затем изготовлены в самих колониях.

 

Поскольку появление новых стилей (барокко, рококо и т. д.), что зарождались в Европе в XVII и XVIII веках, повлияло на архитектуру всей Америки, то вполне очевидно, что стиль мудехар стал терять популярность. Но вместе с тем в сочетании с новыми стилями он стал основой испано-американской вариации мудехара, успешно объединяя географически и культурно разрозненные народы.

 

По всей Латинской Америке уличные фасады городов и посёлков словно повторяли окружающую среду и образ жизни городов и деревень бывшей исламской Испании. Городские пейзажи Лимы, столицы вице-королевства Перу, отличались особенным исламским архитектурным колоритом с тщательно продуманными деревянными закрытыми балконами с элементами арабской архитектуры мушрабия, представляющей узорные деревянные решётки.

 

Так в уединении женщины могли наблюдать суету общественной жизни снаружи. Надо сказать, мориски были среди жён и слуг конкистадоров. И, несмотря на внешнюю атрибутику, обусловленную положением в обществе, они продолжали соблюдать строгие требования мусульманской одежды на полуострове, в результате чего знатные жительницы Лимы носили характерную для мусульман строгую одежду, известную как «тапада».

 

Такая манера одеваться говорила не только о знатности и богатстве женщины, но и о её принадлежности к испанскому роду. Вскоре этот стиль одежды был перенят повсеместно. Обычай продолжался до XIX века, пока не уступил влиянию европейских стилей одежды.

К тому времени, когда гегемонию Испании подорвала борьба за независимость в её колониях в XVIII и XIX веках, варианты испано-американской мудехарской архитектуры стали считаться исключительно местными стилями и стали частью архитектурного облика новых республик.

 

При этом в Западной Европе в творческой среде стало популярным увлечение «вновь обретёнными» чудесами исламского искусства и архитектуры, особое внимание привлекал Альгамбра. Одним из тех, кто был очарован красотами исламского искусства, был молодой чилиец Мануэль Альдунате, который в 1862 году разработал проект «Эль-Паласио Альгамбра» в столице Сантьяго для дона Франциско Игнасио де Осса и Меркадо, горного магната и аристократа, который отправил его учиться и путешествовать по Европе и Африке.

 

Считающийся одной из радостей чилийского архитектурного наследия, дворец пострадал от сильного землетрясения в 2010 году: король Марокко Мохамед VI помог восстановить его, чтобы отпраздновать 200-летие независимости Чили в 2018 году. Исламская архитектура в стиле нео-мудехар, которая стала популярной в Испании на рубеже XIX и XX веков, также часто строилась во многих других латиноамериканских республиках.

 

Ислам дал о себе знать в Латинской Америке иным образом позже, во второй половине XIX и начале XX века, через иммиграцию мусульман в Аргентину и Боливию с османских территорий, граничащих с восточным Средиземноморьем. Эти «левантины» из Сирии, Ливана и Палестины искали лучшую жизнь вдали от этнических кризисов, происходящих в Османской империи, и в качестве реакции против захвата власти европейскими державами в регионе после Первой мировой войны.

 

Как и в первые века испанского колониализма, мусульмане хорошо ассимилировались, став причиной появления сильных политических и коммерческих союзов, которые сложились между латиноамериканскими и исламскими государствами, когда последние вышли из колониального господства в течение XX века. В настоящее время в Латинской Америке проживает около четырёх миллионов мусульман.

 

Суринам, страна с самым большим процентом мусульман (13,5%), является одним из самых маленьких по размеру, в то время как в Бразилии самое большое общее число мусульман (около 1 млн 500 тысяч человек) и в Аргентине около 1  млн человек.

 

В некоторых штатах, в частности в Мексике, Ислам принимают многие члены маргинализированных коренных общин. Новые мечети строятся по всему региону. Крупнейшим в Латинской Америке является исламский культурный центр имени короля Фуада в столице Аргентины Буэнос-Айресе.

 

Построенный в 2000 году на земле, лично подаренной президентом Карлосом Менемом (сирийского мусульманского происхождения), он имеет начальную и среднюю школы, медресе и общежитие, спортивный центр, выставочный зал, апартаменты для двух имамов и подземную автостоянку. Исламская организация Латинской Америки – её самая активная мусульманская организация со штаб-квартирой в Аргентине.
 
ГАЙ (ГАЙДАР) ПЕТEРБРИДЖ ПРОФЕССОР,

СПЕЦИАЛИСТ ПО КУЛЬТУРНОМУ НАСЛЕДИЮ И ИСТОРИИ ИСЛАМА, АВСТРАЛИЯ, РОССИЯ
 

Также в рубрике

На таинственном озере Чад…

На таинственном озере Чад… Посреди вековых баобабов Вырезные фелуки стремят На заре величавых арабов.

Король на год

Государство Тунис обрело независимость от протектората Франции в 1956 году. Во главе нового государства встал

Тайна Манаса раскрыта

Кыргызский каганат – государство енисейских кыргызов, существовавшее в период VI–X вв. на территории Южной

Дау и ослы

Остров Ламу, Кения, – хранилище исламской культуры В исламском мире есть ряд небольших общин, которые в