У человека лишь одно сердце

У человека одно сердце. Невозможно хранить преданность двум хозяевам. Хоть однажды, но их интересы пересекутся, и ты будешь вынужден одного из них предать в пользу другого.

статья опубликована в номере: 30 (571) / от 15 марта 2019 (Раджаб 1440 г.)
322

Всё, что нам кажется «чуть-чуть, на донышке», на самом деле имеет такую впечатляющую весомость, что, если бы мы знали, если бы могли заглянуть туда, на Мизан (весы Судного дня), где каждая тысячная миллиграмма может определить наше положение в Вечности, мы бы никогда, ни при каких обстоятельствах не позволили себе «чуть-чуть» нарушить, немножечко зайти за грань. Мы бегом бежали бы даже от сомнительного… И да! Очень важно: эта статья не о пластической хирургии, хотя и относится изменение внешности к тому, что так хочется себе фатально разрешить.

 

Сила духа или сила веры

Когда человек принимает Ислам или начинает его соблюдать как положено, окружающие из числа тех, кто ещё не сделал этого, начинают отговаривать, приводить ему множество доводов о том, что нет необходимости так круто менять свою жизнь.

 

Мне думается, это происходит для того, чтобы проверить его решимость и в дискуссиях её закалить. Оттого, как пройдёт этот период, зависит качество чистоты и сила блеска. Как долго будут сиять глаза в начале, определяет то, каким оно будет. Многие под воздействием внешней критики начинают пытаться занять срединную позицию под названием: «я такая же, как вы, просто у меня на голове платок и я читаю намаз».

 

То есть всячески пытаются убедить окружающих, что не очень-то изменились. Хотя это не так и так быть не должно. Самое интересное, что первыми «бросят в него камнем», заметив огрехи, те, кто до этого говорил: «Зачем тебе так фанатично следовать канонам, вера должна быть в душе».

 

Но стоит ему, к примеру, взяться за сигарету, они радостно поднесут зажигалку и пепельницу, а когда он докурит, спросят: «Разве твоя религия разрешает тебе делать это?» А между собой скажут: «Не такой уж он и верующий, как притворяется». Таким образом успокаивая себя, аннулируя всё, что он потревожил в их душе.

 

Достаточно быть просто мусульманином?

А что же сам человек, который нарушил лишь «на донышке»? Он или кается и круто меняет свою жизнь, или успокаивает себя тем, что «достаточно просто быть мусульманином». Очень просто проверить, из числа каких людей именно вы. Вспомните, что там ещё вы пока не смогли изменить, оставить, бросить? Вспомнили? «Зато я делаю то, то и это» – на ум пришло? Значит, вы из числа тех, кто себя убаюкивает своими добродеяниями, а не из числа тех, кто, находя свои изъяны, шлифует их при помощи покаяния.

 

Есть ли хоть какая-то степень достаточности, когда мы говорим о религии? Давайте поразмыслим. Предположу, что большая часть читателей этой статьи хоть раз в жизни, но испытывали состояние сильной влюблённости, а некоторым даже повезло познать любовь. Оживите воспоминания об этих моментах в своей душе сейчас. Как много хотелось вам сделать для объекта своей любви! Как много получить от него! Как часто и долго быть вместе! Была ли там достаточность? Нет, там была – ненасытность!

 

Влюблённый в человека человек думает: что я могу ещё сделать такого, чтобы меня ещё сильнее полюбили в ответ? Как мне понравиться ещё больше, чтобы ещё крепче стали наши узы? Какие ещё изыскать способы сблизиться и продлить эту близость?

 

А что же возлюбившее своего Создателя создание? Разве не должно в этой благословенной любви быть ещё более безбрежным? Даже если кому-то кажется это фанатичным! Как много чудачеств и безумств совершается во имя любви человека к человеку, разве не должно быть их ещё больше в адрес любви творения к Творцу? Возможно ли это – сказать себе: «Довольно делать ради Него, пора уже ради себя», когда мы поистине полюбили Его?

 

Пример лучших Если нам кажется, что можно усидеть на двух стульях и при этом быть в числе любящих и любимых, то нам надо изучить пример тех, кто был первыми мусульманами. Особенно лучших из них. Вспомните Биляла . Когда он подвергся пыткам со стороны своего неверного хозяина, который требовал лишь на словах отречься от Ислама, разве он сделал это?

 

Разве подумал: «Я уже довольно потерпел ради Аллаха ﷻ, теперь пора спасать свою жизнь»? Нет, он шёл до конца, и где-то возле этой грани Всевышний Аллах одарил его и спасением, и свободой от рабства, и Своей любовью, и лучшим из уделов, о котором он и мечтать не мог. Он первый, кто произнёс азан в Мекке, с крыши священной Каабы.

 

Тот, кто, пока был жив Посланник Аллаха ﷺ, всегда призывал на молитву в его мечети в Медине. Это когда – любовь! Она не знает половинчатости. Да, нам всем не хватает её. Но это не должно нас успокаивать. «Никто не может – и я не могу», «те, кто лучше меня, не могут, почему я должен мочь», «я не могу – значит, не могу, потом когда-нибудь»… – всё это не про любовь.

 

Не можем любить? Надо постараться. Не умеем? Надо ей учиться. Не хотим? Вот это уже трудно исправить, но тоже можно. Нужно сначала хотя бы захотеть… хотеть. Я понимаю так: Шариат учит делать, суфизм – любить. Я желаю нам всем любви!

 

И бескомпромиссного следования религии в большом и малом. Длинных юбок и сильной веры, естественной внешности и сияющей искренности, света из глаз на людях и слёз из них же – наедине со Всевышним. С наступлением весны вас! Пусть придёт она в сердце!


ЛЕЙЛА НАТАЛЬЯ БАХАДОРИ
 

Также в рубрике

Осторожно: ностальгия!

В любом возрасте человеку свойственно тосковать. Тоску по Родине или другим дорогим местам называют

Мы – дети полдорожья?

В легендарном мюзикле «Юнона и Авось» граф Резанов не вернулся к любимой Кончите, он умер на полдороге к

Опасность пяти и ценность двух

Всевышний Аллах наделил нас множеством даров. Если мы станем восхвалять нашего Господа за них и пользоваться

Прощение – путь к счастью

Умение прощать – одно из главных качеств мусульманина. Если такого качества нет, то к нему нужно стремиться,