Далёкие пути

300-летняя история Ислама в Австралии В настоящее время в Австралии проживают более 600 тысяч мусульман, которых поддерживают около 500 мечетей и исламских общинных центров. Большая часть мусульманской иммиграции произошла после Второй мировой войны, либо в рамках национальной политики в области развития, либо в рамках программ беженцев для лиц, покидающих районы конфликта.

статья опубликована в номере: 11 (528) / от 01 июня 2017 (Рамадан 1438)

Однако у Австралии есть своя, неизвестная большинству, длинная история присутствия мусульман в этой стране и контактов между её коренными народами и исламской религией и культурой. История Ислама в Австралии многогранна, более продолжительна, чем христианская, которая была введена с британским поселением в 1788 году. Здесь мы кратко осветим эту историю вплоть до времени массовой иммиграции мусульман, которая началась в 50– 60-х годах ХХ столетия.

К северу от Австралии расположен крупный индонезийский остров Сулавеси, чьи правители принимали Ислам в 1604 или 1605 годах. В XVII веке мусульманские рыбаки из Макассара, главного порта Сулавеси, отправились в северную Австралию, чтобы собрать деликатес, пользующийся большим спросом в Китае, – морское существо под названием «трепанг», или «морской огурец», которое ценится в кулинарии и за лечебные свойства.
Макассаны, или малайцы, приезжали на ежегодные работы, создавая временные деревни и участки вдоль побережья, где они добывали трепангов. Они также продавали товары, такие как черепаший панцирь, экзотическая древесина, жемчуг и перламутр, в обмен на табак, ткань, топоры, стекло, керамику, рыболовные крючки и ножи. Торговля продолжалась до начала ХХ века. 
Капитаны судов из Макассара были тесно связаны с лидерами коренных народов, и имеется несколько упоминаний о макассанах, ставших отцами для детей аборигенок. В 1762 году гидрографист из Британской Ост-Индийской компании сообщил, что аборигены, которые занимались ловом трепанга, были «магометанами». Эти взаимодействия привели к путешествиям аборигенов в Сулавеси. Уже в XVII веке в Макассаре существовала небольшая аборигенская община, и её присутствие зафиксировано там вплоть до начала ХХ века.

Первым значительным притоком мусульман, которые постоянно проживали в Австралии, были погонщики верблюдов, чья деятельность стала одной из причин расширения британского поселения в засушливом регионе. Поскольку лошади были непригодны для длительной работы в этой местности, с этой целью в 1860-х годах начали импортироваться верблюды. Погонщиков верблюдов называли афганцами, но они прибывали как из Афганистана, так и из разных регионов индийского субконтинента. Они возили продукты, воду, почту и оборудование в то время, когда дороги и железные пути ещё не были построены, что в значительной степени способствовало развитию Австралии.
Афганцы, как правило, жили на окраинах европейских поселений, составляя свои собственные «города-ганы». Поскольку законы об иммиграции не позволяли женщинам или детям сопровождать их, многие работали и жили совместно, как братство, соблюдая строгие религиозные обычаи, которые, как правило, препятствовали социальному взаимодействию с европейцами. Однако мусульмане установили прочные отношения с аборигенками, с которыми часто вступали в брак.

Мусульманами-бизнесменами с конца 1880-х годов были создали прибыльные предприятия верблюжьего транспорта. С ростом моторизованного транспорта верблюды стали излишними, и погонщики верблюдов были вынуждены вести свою деятельность неофициально. Некоторые из них вернулись в родные страны. Большинство оставшихся состояли в браке с аборигенами, и лишь немногие женились на европейских женщинах, ставших мусульманками. Города-ганы постепенно опустели.
Будучи набожными мусульманами, афганцы построили мечети вдоль своих регулярных маршрутов. Самая ранняя постройка возникла в Марии, в Южной Австралии, около 1869 года – это была простая мечеть из земли и дерева, с водоёмом для омовения. 

Мечети были центральными точками для афганских общин. Первую внушительную столичную мечеть они построили в Аделаиде в 1888 году (в 1905 году к ней были добавлены четыре высоких минарета). Во время Рамадана они собирались в мечети Аделаиды и прекращали работу на протяжении всего священного месяца, с тем чтобы вместе поститься и молиться, а с наступлением Ид уль-Фитра собираться для совместного празднования.

Прочным наследием этих взаимоотношений между мусульманами и иммигрантами являются фамилии аборигенов, такие как Акбар, Ахмат, Бин Бакар, Бин Демин, Бин Свани, Хан, Мухаммад и Султан.
В конце XIX века было ещё два притока мусульманских рабочих.

К 1890-м годам дайвинг за перламутром стал крупнейшей отраслью в прибрежной части Северной Австралии, для чего был задействован труд малайцев. Брум стал крупнейшим в мире центром добычи перламутра, где жили различные народности, включая малайцев, которые в 1930-х годах построили здесь небольшую мечеть. Малайцы завязали длительные отношения с коренными народами на севере; значительное число из них женилось на местных женщинах, и сегодня в этом обширном регионе проживает много аборигенов-малайцев.
Яванцы были привезены в качестве рабочих на плантации сахарного тростника северо-восточного Квинсленда – около двух тысяч – к середине 1880-х годов. Они жили в своих мусульманских общинах (как женщины, так и мужчины), соблюдая религиозные исламские обычаи и традиции. Некоторые из них совершили хадж в Мекку до приезда в Австралию. Представители первого поколения строили здания в стиле, принятом на их родине, включая мечети, – из бамбука и травы. К началу ХХ века большинство яванцев стали независимыми садоводами и фермерами по выращиванию сахарного тростника, постепенно интегрируясь в более широкое сообщество.

В начале ХХ столетия яванские мусульманские браки регистрировались и официально, с последующей исламской церемонией. Имена детей записывались в английском варианте, но родители давали им и мусульманские имена. Большой приток исламских иммигрантов в Австралию в 1970-е годы привёл к религиозному возрождению среди представителей яванской мусульманской общины, родившихся в Австралии. Они сформировали исламское общество Маккей, и в 1980 году построили мечеть. Однако большая часть молодёжи погружена в обычную австралийскую жизнь – только несколько пожилых членов общины соблюдают Ислам, надеясь, что их инициатива в возрождении веры будет поддерживаться в будущем.

Несколько сотен мусульманских малайских граждан живут на управляемых Австралией территориях – Кокосовых (Килинг) островах и островах Рождества в Индийском океане. Они являются потомками работников, привезённых в XIX веке для сбора кокосового масла из кокосовых орехов, сохранившими большую часть родной культуры и традиций. В последние десятилетия некоторые из них переехали для того, чтобы стать частью мусульманского населения Западной Австралии, где они построили свои мечети.
После создания в 1901 году Федерации Австралии был долгий период, когда иммиграционное законодательство почти не позволяло неевропейцам селиться в Австралии, до тех пор, пока постепенно не были приняты новые законы после Второй мировой войны. Тем не менее, некоторые мусульмане из Албании иммигрировали после окончания турецкого правления в 1912 году. Как европейцы албанцы не были исключены в рамках Белой Австралийской политики. К 1933 году в Австралии насчитывалось 770 албанцев, общины их потомков процветают, главным образом в Виктории.

Гай Петербридж

профессор, специалист по культурному наследию и истории ислама,
 австралия

Перевела Саида Ибрагимова
 

Также в рубрике

Женщина, которая первой войдёт в Рай

Однажды любимая дочь Пророка Мухаммада ﷺ Фатима رضي الله عنها спросила у своего отца:

Сила, доступная каждому, о которой мы забываем

Есть множество примеров, как праведники с крепкой верой меняли жизнь окружающих их людей в лучшую сторону,

Важность саморазвития женщины

Как-то мне довелось послушать одну интересную проповедь, в которой богослов рассказывал о жалобах женщин на

Ценности Ислама и ценности Запада несовместимы. Так ли это?

Сегодня есть множество тех, кто считает, что миграция мусульман, приходящих с Востока, изменит баланс в