Забытые историей. Вахан

Ваханский коридор – узкая полоска афганской земли, навсегда разъединившая Таджикистан и Пакистан. Именно она в своё время должна была разграничить российское и британское влияние в Азии. Его ширина всего от 15 до 57 км, а длина – около 300. И здесь до сих пор живут люди, многие из которых ничего не слышали ни о коммунизме, ни о талибах, ни о войне в Афганистане. Они вообще мало что знают о жизни вне маленьких горных долин.

статья опубликована в номере: 23 (540) / от 01 декабря 2017 (Раби уль-авваль 1439 г.)
218

  Всего в районе Вахан афганской провинции Бадахшан проживает около 12000 человек, большая часть из которых сосредоточена в десятке деревень покрупнее. Остальные мелкими группами раскиданы почти по сотне миниатюрных кишлаков или ведут кочевой образ жизни. Часть из них представлена южными таджикскими народами, однако большинство – это памирцы, в основном те, что называют себя ваханцами.

 

  А между тем люди здесь поселились весьма давно и вполне себе успешно выживали в сложнейших условиях высокогорья не менее чем со 2–3 века до нашей эры, хотя детальных раскопок, конечно же, никто не проводил, и поэтому о древнейшем населении Вахана мало что известно. На рубеже тысячелетий этих мест, вероятно, достигли протоиранцы и затем памирцы.

 

  Есть вполне убедительные доказательства того, что их достигали и отряды Александра Македонского, а уже в новой эре здесь существовали буддийские, а затем и греко-буддийские государства, после пришли арабы, монголы, прототюрки и пуштуны. Какая-то небольшая часть задерживалась в Вахане, внося генетическое разнообразие в местную довольно изолированную общину, но в общем – базовый этнический компонент оставался прежним.

 

  До сих пор, несмотря на пару десятков культурных заимствований, население Вахана продолжает жить так же, как и несколько столетий назад. Собственно говоря, Ваханский коридор, как называют относительно проходимый путь вдоль рек Памир, Вахан и Пяндж, был северным маршрутом Великого Шёлкового 
пути и соединял современную территорию Афганистана с Китаем. По нему некогда проходил известный путешественник Марко Поло и оставил весьма интересные наблюдения и записи об особенностях жизни местного населения.

 

  После открытия морских маршрутов актуальность данного пути практически исчезла, многочисленные поселения опустели (так на последних 50–60 км территории Вахана до границы с Китаем населения вообще нет, даже летних лагерей кочевников, хотя остатки разрушенных крепостей и прочие артефакты цивилизации представлены в большом количестве) и остались только те, кому было некуда идти, или те, кого вполне устраивал неспешный деревенский быт и существование вне времени или пространства.

 

  До недавнего времени в Вахане не было ни школ, ни больниц, ни почты или организованной системы магазинов – это был участок суши, лишённый налёта цивилизации и живущий традициями и натуральным хозяйством. В связи со своей удалённостью, в нём не было ни власти коммунистов, ни талибов, и затяжная на несколько десятилетий афганская война его не коснулась.

 

  Большинство жителей и не знает вовсе, что эта война была. В настоящее время развитие региона идёт двумя путями: афганское правительство настойчиво планирует развивать в Вахане туризм, а значит, пытается создать и соответствующую инфраструктуру (хотя бы минимальную). С другой стороны, большинство населения относит себя к исмаилитскому направлению Ислама (хотя есть и сунниты и вообще – зороастрийцы), а исмаилитам в отдалённых районах Индии, Пакистана, Афганистана и Таджикистана оказывает огромную помощь Фонд Ага Хана (преемственный религиозный лидер исмаилитов).

 

  Этот фонд как раз занимается строительством школ и больниц. Конечно, путешественников сюда пока приезжает очень мало, не более десятка в год, и это любители экстрима, альпинисты (в основном ради покорения горы Ношак – самой высокой в Афганистане, 7492 м) или исследователи сохранившихся в глубинке малых народов. Но я думаю, что постепенно идея туризма будет иметь успех, особенно если удастся организовать маршруты с территории соседнего Таджикистана, поскольку в таком случае не нужно будет проезжать половину Афганистана от Кабула до Вахана.

 

  В Афганистане всё же пока не очень спокойная обстановка, и многие боятся именно этого. А также если будет организована возможность вывода группы на территорию соседнего Пакистана или Таджикистана по горным перевалам в случае возникновения непредвиденной опасности. В Вахане желающим есть на что посмо
треть. Это и величественные развалины древних крепостей, и тысячелетние петроглифы, и уникальные памирские дома – чиды (часть аналогичных сохранилась в Таджикистане и Пакистане), которые строятся из камня и гипса, а крыша сооружается в уникальном стиле «чорхона» – четырёхступенчатый свод, каждая часть которого имеет уникальный смысл и значение.

 

  Кстати, дома здесь зачастую строят сообща, всей деревней для каждой новой молодой семьи. А вот кочевники до сих пор живут в переносных юртах, живо напоминающих Монголию, причём не покидают их даже зимой, когда лежит снег и морозы опускаются до -35 С. Конечно, понятно, что жизнь в суровых условиях гор и без внешней помощи весьма тяжела. Из новорождённых выживает примерно один из троих и ещё много детей погибает, даже не достигнув пятилетнего возраста. Средняя продолжительность жизни не превышает 43 лет.

 

  Очень высокая материнская смертность во время родов или от послеродовых осложнений. Конечно, здесь есть местные знахари, которые используют всё богатство растений гор для лечения соплеменников, но они далеко не всегда могут помочь. Большинство детей взрослеют очень рано, у родителей просто нет времени их занимать или продлевать их детство.

 

  Можно наблюдать, как мальчишки 5–6 лет уже приставлены к делу: пасут овец, приносят дрова (которые по объёму раза в три превышают самого носильщика), собирают урожай или просто бывают на побегушках у взрослых. К десяти годам они умеют почти всё из того, что должен уметь делать местный мужчина. Девочки тоже быстро лишаются детства, они начинают помогать матерям по хозяйству, готовить, шить, ткать. Несмотря на то, что даже в Вахане стали появляться китайские товары, большинство необходимых в доме вещей до сих пор изготавливается кустарно и для себя, а не на продажу.

 

  И если мальчики и мужчины уже начали примерять на себя европейского фасона куртки, то девочки и женщины носят только национальную одежду, кстати, очень красивую, яркую и расшитую всевозможной вышивкой и блёстками. Кроме знакомства с бытом и культурой ваханцев, непременно стоит побывать в Вахане ради знаменитых горячих источников.

 

  Часть из них местные жители считают обладающими чудесными свойствами исцеления. Недавно начались обсуждения постройки прямой дороги через Вахан от Таджикистана к Пакистану (Таджикистану нужен выход к морю, а Пакистану  – доступ в Среднюю Азию в обход Афганистана). Но это пока только в проекте. А вообще, хоть и медленно, но край развивается. Кое-где можно найти радио, а в более крупных деревнях даже спутниковые антенны и телевизоры советских времён, купленные в Таджикистане, которые раз в неделю подключают от генераторов.

 

  Дети постепенно начинают ходить в школу, даже если для этого требуется проделать путь в несколько километров на осле или яке. Вахан пытается выйти из ненамеренной изоляции, но что он сможет приобрести от этого и что навсегда потеряет? 

 

ФАТИМА МАНЗУР  ШЕЙХУПУРА, ПАКИСТАН
 

Также в рубрике

Иранский ковёр

Иранское нагорье – территория возникновения одной из самых древних цивилизаций – шумерской, которая затем

Ислам в Польше

Католическое сердце Европы – одна из самых ревностных последовательниц католицизма Польша. Но и на

Пакистанская Швейцария – долина Сват

Продолжение. Начало в предыдущем номере В Свате, помимо отличных пейзажей, есть где побывать и на что

Пакистанская Швейцария – долина Сват

Долина Сват вполне обоснованно носит имя «Пакистанская Швейцария». Это край высоких суровых гор, ледники с