Первый фотограф исламского Кавказа и Закавказья в цвете

Ведущим пионером в развитии цветной фотографии был русский, Сергей Михайлович Прокудин-Горский (1863–1944), который с 1904 по 1918 год систематически запечатлевал на фото красоты Российской империи во всех её естественных цветах. Первые цветные фотографии исламской жизни в Центральной Азии, на Кавказе и Закавказье тоже сделаны им.

статья опубликована в номере: 22 (539) / от 15 ноября 2017 (Сафар 1439 г.)
510

 Сергей Прокудин-Горский входил в немалое число российских энтузиастов, которые видели фотографию как средство передачи многих чудес империи публике. Фотограф-любитель так выразил это в 1890 году: «Россия предоставляет столько материала для фотографа-любителя, который другие европейские страны предоставить не могут!.. Где ещё, кроме России, есть Кавказ с его водопадами, горами и каньонами, покрытыми богатой растительностью и виноградниками?.. Есть ли где-нибудь ещё такие прекрасные берега, как Крым, омываемый зеленоватой водой Чёрного моря и покрытый густой южной пышной растительностью, с татарами на маленьких и быстрых лошадях?..»

 

Примерно в 1903 году Прокудин-Горский задумал план использования своих достижений в цветной фотографии для систематического документирования Российской империи. Его результаты должны были быть опубликованы в виде цветных фотографических открыток (впервые в России) и представлены в публичных лекциях с использованием «оптической цветовой проекции». Прокудин-Горский в конечном итоге сделал много тысяч фотографий по всей России, но особый интерес представляет то, что его фотографии исламских общин были первыми цветными фото в империи.

 

Первая экспедиция Сергея ПрокудинаГорского на Кавказ началась в апреле 1904 года, когда он работал в Дагестане, фотографируя драматические горные сцены и поселения Гуниба, оплот мусульманского лидера имама Шамиля, прежде чем тот заключил перемирие с царскими силами после долгого сопротивления. То, что фотограф решил запечатлевать не только людей и среду, в которой жил имам Шамиль, но и памятники, построенные в Гунибе в память о народном герое, однозначно указывает на сочувствие к этим гордым кавказцам. В 1912 году он отправился в Закавказье, получив в 1909 году поддержку Николая II в выполнении своей давней мечты – быть первым в том, чтобы систематически документировать российскую империю в цвете. 20 марта Прокудин-Горский прибыл в порт Батуми в вагоне, оснащённом фотографической лабораторией, которая была специально предоставлена царём.

 

На следующий день он отправился в близлежащий горный город Артвин, где пробыл неделю, а затем вернулся в Батуми 28 марта 1912 года. В этой экспедиции 1912 года (и в 1904 году) он сделал только несколько фотографий. Это свидетельствует о том, что он очень тщательно выбирал объекты съёмки. У нас почти нет письменных свидетельств самого Прокудина-Горского о том, что именно побудило его запечатлевать конкретные изображения или визуальные темы, выходящие за рамки их образовательного и информационного влияния на высокопоставленных русских зрителей.

 

Здесь мы кратко попытаемся войти в эту нтерпретирующую территорию, изучив два изображения: фотограф снимал мусульманских священнослужителей в Батуми и Артвине во время его краткого пребывания в этих местах. В прекрасное раннее весеннее утро Прокудин-Горский сфотографировал группу мусульманских священнослужителей в мечети Азизие в центре Батуми. На фото они сидят перед нами в своей лучшей одежде и безукоризненных тюрбанах на верандных ступенях здания, прилегающего к мечети. Сама мечеть давно исчезла – была разрушена в советский период, сохранились лишь несколько фрагментов самого здания. Таким образом, это изображение ставит человеческое лицо на исторический фон и оживляет его.

 

В начале XX века, когда Прокудин-Горский предпринял свои фотодокументальные экспедиции на Кавказ, доля мусульман на Южном Кавказе и Закавказье была выше, чем сегодня. Несмотря на то, что на международном уровне существует упрощённое понятие о том, что Грузия является «христианской» страной, реальность такова, что начиная с середины VII века Ислам играл важную, а иногда и первичную роль в истории той земли, которая стала современной Республикой Грузия. Её мусульманские граждане и исламская религия по-прежнему являются динамичными факторами в современном грузинском обществе. Порт Батуми теперь является столицей юго-западной грузинской провинции Аджария на Чёрном море, граничащей с Турцией. Этот район попал под контроль Османской империи в конце XVI века и оставался неотъемлемой частью Османской империи в течение трёх столетий, а Батуми был его коммерческим и административным центром.

 

С 1865 по 1886 год по приказу Османского султана Абдулазиза на новой центральной городской площади была построена престижная новая мечеть Азизие вместе с другими ключевыми правительственными зданиями. Всего через восемь лет после завершения Азизийской мечети разразилась ТуркоРусская война 1877–78 годов. В результате поражения Османской империи Батуми и большая часть традиционной турецкой территории на юге были переданы царю. Согласно ранее заключённому договору, мусульманскому населению, проживающему в районах, завоёванных Россией, было разрешено продавать имущество и эмигрировать в Турцию.

 

Произошёл массовый исход, известный как мухаджироба, а сами царские власти активно побуждали мусульман эмигрировать, в то же время предполагая заменить их верным христианским населением. Этот процесс продолжался до конца 1880-х годов, когда дискриминационная политика была отменена и стали предприниматься усилия, чтобы завоевать доверие и лояльность мусульман во всём регионе.
Были предприняты усилия для мирного приведения духовенства под контроль правительства, была создана специальная администрация для надзора за исламским истеблишментом, а российское государство финансировало строительство мечетей – всего их было построено по всей Аджарии около четырёхсот. Медресе были возведены в провинции и в других местах в Грузии, в том числе в Тбилиси, при государственной поддержке обучения суннитов и шиитских мулл.

 

Мусульманские ходжи (учителя) также были назначены правительством и получали государственные зарплаты. Это была та среда, в которую ПрокудинГорский вошёл в 1904 году. Посетив Батуми, он решил изобразить священнослужителей, связанных с мечетью Азизие. Несомненно, это было очень сознательным решением, имеющим социальный, политический и религиозный подтекст, который был бы понятен тем, кто живёт в то время, – и это дало ему интересную визуальную историю. Хотя фотограф провёл в Батуми всего пару дней, в горном городе Артвин, расположенном неподалёку, он провёл целую неделю.

 

В то время Артвин был частью российской пограничной территории и был заселён в основном армянами, хотя в окрестных районах в основном проживали турки. Здесь Прокудин-Горский сфотографировал муллу, стоящего между двумя девочками в своём традиционном костюме рядом с Артомелинской мечетью. Позирующие и сегодня смотрятся в ярком живом цвете, как будто фотография была сделана сегодня. Прокудин-Горский также фотографировал новую мечеть во Владикавказе в Северной Осетии. Здесь мы видим пример значительных расходов на городскую мечеть в конце царской эпохи, чьё строительство финансировал богатый азербайджанец Муртуз Мухтаров в 1900–1908 годах, а спроектировал мечеть архитектор Йоспеф Плеско, который был вдохновлён мечетями Каира, такими как Аль-Азхар.

 

Сегодня мусульманское население Грузии насчитывает около 450000 человек (около 9,5% населения страны), из которых примерно 230000 человек составляют сунниты и около 205000 – шииты. Мусульманское население Аджарии неуклонно растёт и теперь оценивается примерно в 40% от общей численности провинции, и единственная мечеть Батуми больше не может вмещать растущую умму, хотя много новых мечетей было построено в сельской местности. Тщательно подобранные цветные фотографии Прокудина-Горского, сделанные клириками мечети Азизие и Артвина (муллы со своими маленькими учениками), которые были предназначены стать документально-визуальным свидетельством эпохи для граждан всей Российской империи, могут быть истолкованы как символические изображения для признания и поддержки Ислама на Южном Кавказе и Закавказья в поздний царский период. Хотелось бы надеяться, что они могут по-прежнему служить памятниками прочного традиционного Ислама для немусульманского большинства населения и  визуальными метафорами оптимистической надежды на гармоничное будущее межконфессиональных отношений на Кавказе, Закавказье и за его пределами.
 
ИСЛАМ И КУЛЬТУРАГАЙ (ГАЙДАР) ПЕТEРБРИДЖ ПРОФЕССОР, СПЕЦИАЛИСТ ПО КУЛЬТУРНОМУ НАСЛЕДИЮ И ИСТОРИИ ИСЛАМА, АВСТРАЛИЯ, РОССИЯ
 

 

Также в рубрике

Торжества исламских фестивалей: Северная Нигерия

В хадисе, переданном Анасом رضي الله عنه, говорится, что, когда Посланник Аллаха ﷺ переселился в Медину, у её

Художник бедных и обездоленных

Нередко бывало, что, когда я пытался глубже понять характер и внутренние побуждения образцовых мусульман,