С Украины в Дагестан, чтобы заниматься любимым делом

Как часто мы жалуемся на условия жизни, ищем причины, чтобы не заниматься призывом к Исламу, призывом к добру и справедливости! Но есть люди, которые готовы на всё, лишь бы заслужить довольство Аллаха ﷻ. С одной из таких мусульманок, Хавой Ялиевой, и хочется сегодня поговорить.

статья опубликована в номере: 21 (538) / от 01 ноября 2017 (Сафар 1439 г.)
359

 – Ас-саламу алейкум, Хава! Расскажите немного о себе: своём детстве, семье, учёбе…

 – Ва алейкум ас-салам! Родилась я на Украине, в интернациональной семье. Отец – аварец по национальности, спортсмен, приехавший работать и развиваться на Украину, а мать – украинка, домохозяйка. Даже живя на Украине, я считала себя аваркой, хотя национальная принадлежность, на мой взгляд, не столь важна. 

Детство у меня было счастливое, росла в любящей, обеспеченной семье, в которой нас с братом всегда поддерживали и даже баловали. Отец был этническим мусульманином, а мать на тот момент была христианкой. А я ещё тогда считала себя мусульманкой, но, к сожалению, не соблюдала все предписания.

– А что вы знали об Исламе?

– Несмотря на то, что я не молилась, не постилась и о религии знала немного, из уст отца всегда слышала о любви ко Всевышнему ﷻ, Его Пророку ﷺ, слышала и о том, какой совершенной религией является Ислам. Отец всегда читал разные молитвы, которые для нас были чем-то таинственным. Может быть, именно поэтому мой интерес становился всё больше и больше, а моя любовь к Исламу росла с самого детства. Иногда к отцу приезжал его младший брат, который работал имамом мечети и мог удовлетворить моё любопытство. Каждый раз дядя привозил исламскую литературу, учил нас и призывал перейти из разряда этнических в разряд соблюдающих мусульман. Видимо, именно он, дядя, и увеличил мою любовь ко Всевышнему ещё в детстве. Так вместе со мной росла моя любовь к Создателю и росло чувство ответственности: я начинала понимать, что образ жизни, внешний вид и внутренняя убеждённость – всё должно соответствовать Исламу.

  – А образ мусульманки – как он складывался у вас, притом что вы жили там, где мусульманок встретишь нечасто?

 – Однажды, гуляя с подругами, я впервые увидела мусульманку, одетую в соответствующее одеяние. Она была так красива, скромна, чиста и светла, что казалась ярким лучом в тёмном пространстве. В этот момент время для меня остановилось, я встала посреди улицы и любовалась ею до тех пор, пока она не скрылась из виду. Похоже, она была приезжей. Видела я её лишь раз, но и этого хватило, чтобы натолкнуть меня на более глубокие размышления: я поняла, что тоже хочу носить соответствующую мусульманке одежду, не стесняясь этого. Я понимала, что грешу, и эти грехи мучили меня изнутри и не давали покоя. Годам к 16 мне начали сниться кошмары: я видела во сне огонь, Ад. Я боялась ночи, так как все мои мысли были о смерти. Но не так-то легко вот так взять и измениться: даже достать одежду, соответствующую нормам Ислама, уже было сверхзадачей, не то что выйти в таком одеянии на улицу.

  – Вы делились своими мыслями с родителями? Как они отнеслись к ним?

  – Я всё рассказала, конечно, да и они сами заметили изменения во мне. Я сказала, что хочу соблюдать все нормы Ислама. Отец только обрадовался и поддержал, да и мать против не была, только сказала, чтобы я хорошенько подумала, так как это не игра, и если я надену хиджаб, то пусть его уже не сниму никогда. 

  – Что же послужило последней каплей, приведшей к окончательной перемене в вашей жизни, Хава?

  – Я окончила школу, выучилась на товароведа, но образ жизни не менялся. Шло время, летели юные годы, мне уже стукнуло 21. Приехав к родственнице погостить и ознакомиться с достопримечательностями СанктПетербурга, я по счастливому стечению обстоятельств познакомилась со своим будущим мужем, который приехал из Дагестана. Кто бы мог подумать, что именно здесь я встречу своего будущего мужа? Он тоже приезжий и, более того, аварец, как и мой отец, что было очень приятно (наверное, меня поймут те, кто испытывали чувство радости, когда встречали на чужбине людей своей национальности). Я тут же задала ему вопросы относительно религии, которых у меня появлялось всё больше и больше. Потом мы расстались как ни в чём не бывало: он остался в Питере, а я уехала домой. После он раздобыл мой номер телефона и заявил о твёрдом намерении жениться на мне; потом приехал на Украину, чтобы взять разрешение на женитьбу у моего отца. Так вот я и вышла замуж. Больше всего меня радовало то, что я буду одеваться по нормам Ислама. И первое, что мы с мужем решили купить, была соответствующая моей новой жизни одежда. 

  – А где вы стали жить, чем занимались?

  – Я переехала в Питер, где до этого жил и работал муж. Он вёл там духовно-просветительскую работу. А я обучалась всему у него. Муж купил мне исламскую литературу, объяснял всё непонятное. Я была безмерно рада такой жизни. Счастье, что могу получать знания так легко, могу задать все вопросы, не дававшие мне покоя, переполняло меня, и мне захотелось не только знать, но и делиться этими знаниями, помогая таким же жаждущим исламских знаний людям. Я создала группу, где девушки и женщины могли задавать интересующие их вопросы, коих было огромное количество, могли спросить совета друг у друга и даже порою излить душу, когда в этом была необходимость. Я «заразилась» от мужа и уже полюбила не только Ислам, но и призыв к нему. Через пару лет мужа направили по исламской работе на Украину, там у нас было уже первое пополнение в семье: Всевышний одарил нас прекрасной дочерью.

 – А когда вы впервые посетили Дагестан? Каково было ваше впечатление о нём?

  – Интерес к Дагестану у меня был всегда: всё-таки корни у меня отсюда. Посетить его хотелось давно, более того, после бесед с мужем очень хотелось посетить устаза. После переезда на Украину мы с мужем и решили приехать, чтобы посмотреть этот благословенный край и посетить духовного наставника. Первое, что меня обрадовало по приезду, – это то, что меня окружает огромное количество соблюдающих мусульман. Когда ты живёшь там, где мусульман встретишь нечасто, это тоже доставляет неимоверную радость. Муж познакомил меня со своей родиной, возил меня по всему Дагестану, но самое незабываемое – я встала здесь под опеку духовного наставника. Когда очутилась в «зелёной» комнате Саида-афанди, мне показалось, что я в каком-то райском уголке. Будто попала в другое измерение, будто попала в самое чистое место на свете. Хотелось плакать, но плакать от счастья. Было ощущение, что как-то сразу очистилась от всего негативного. Почувствовала милость и любовь Создателя ко мне оттого, что Он дал мне возможность посетить духовного наставника. Саид-афанди расспросил меня обо всём, узнал, что я приехала с Украины. В это время мы ожидали пополнения в семье, поэтому я всегда говорю, что устаза мы посетили вместе с сыном. Выйдя от него, почувствовала, что начался другой этап моей жизни. Две недели в Дагестане пролетели как один миг.   После произошло ещё два знаменательных события: у нас родился сын, которого мы назвали в честь нашего Пророка  Мухаммадом, а моя мать стала мусульманкой. Видя благотворные изменения во мне, убедившись в том, что ничего плохого нет в Исламе, наблюдая за тем, как бережно и заботливо муж относится ко мне и детям, в один прекрасный день мама спросила, может ли она принять Ислам. Мы все этому событию удивились и очень обрадовались, и она со слов мужа произнесла шахаду.

 – А когда вы переехали в Дагестан? Не было страшно?

 – Конечно, было немного боязно переезжать туда, где другие нравы, обычаи и традиции, где все говорят на непонятном мне языке, где у нас не было никакого своего имущества и приходилось обустраиваться по новой. Но, надеясь на милость Аллаха ﷻ и поддержку любящего и любимого мужа, я без тени сомнения переехала с ним в Дагестан. Оказавшись в горах, где мы жили в доме, который нам предоставили, поначалу было тяжело привыкать ко всему новому. Но с любящим мужем и испытания переносятся легче. Да и то, что мы здесь по велению духовного наставника и приехали не ради мирского, а чтобы продолжить обучать Исламу, помогло освоиться и привыкнуть к горам и чужому языку. Один Аллах ﷻ знает, сколько мы пробудем в Дагестане. Но сколько бы нам ни пришлось менять место жительства и обустраивать новое, я, как верный спутник моего мужа-просветителя, готова следовать за ним, куда бы он ни поехал.

 – Что бы вы посоветовали нашим сёстрам-мусульманкам?

 – От нас, женщин, очень многое зависит. Советую слушаться и поддерживать мужа во всём, быть для него опорой, стараться укрепить иман друг друга, относиться друг к другу как к ключу от Рая. К проблемам и неурядицам, без которых не обходится жизнь ни одного человека, относитесь, сёстры, как к испытаниям от Создателя. Всё, что делаете, делайте ради довольства Аллаха ﷻ, тогда и разочарований будет меньше. Крепко держитесь за Ислам. Уповайте во всём на Создателя, не отчаивайтесь, не жалуйтесь, не нойте. Во всём, что с нами происходит, есть только благо, хотя поначалу так не думаем. Делайте дуа за всех мусульман, призывайте их по возможности к добру и справедливости. Мира вам и счастья в обоих мирах!

 БЕСЕДОВАЛА МАДИНА МАГОМЕДОВА
 

Также в рубрике

Что такое чудо?

Ответ на этот вопрос у каждого свой, но чаще всего то, что мы называем чудом, – всего лишь проявление воли

Дети – это не проблема, дети – это вдохновение

Каждый из нас, если вспомнит свою родословную, найдёт в ней хотя бы одну семью, где не один, не два, а трое и

Как в Крыму счастье «вышивали»

Что это значит и кто этим занимался, нам рассказывает Зенифе Вели, историк, журналист, теолог, начальник

«Не сложно, если живёшь этим»

Умма Ислама едина и неразделима. Мусульмане являются братьями друг другу независимо от цвета кожи,