Расточительство на похоронах

Смерть близкого человека – огромное горе и боль для его семьи, родственников, друзей. Вместе с тем это огромное испытание на покорность Всевышнему – с каким чувством мы принимаем решение Аллаха ﷻ.

статья опубликована в номере: 20 (537) / от 15 октября 2017 (Мухаррам 1439)

Передают со слов Абу Хурайры رضي الله عنه, что Посланник Аллаха ﷻ сказал: «Аллах Всевышний говорит: ”Не будет у Меня иного воздаяния, кроме Рая, для Моего верующего раба, если заберу Я того кого он любил из этого мира, а он станет безропотно переносить эту утрату в надежде на награду Аллаха ﷻ”» (альБухари). Смерть любого человека – это также предвестник нашего ухода, наглядное напоминание о неотвратимости конца. Когда к пророку Дауду عليه السلام пришёл ангел смерти Азраил عليه السلام, он упрекнул его, что надо было предупредить о своём приходе и дать тем самым время на подготовку (к смерти).

 Азраил عليه السلام ответил, что уже не раз давал об этом знать: «Где твой отец, твоя мать, твои братья и сёстры, твои соседи?» «Они все умерли», – был ответ Дауда. «Разве этого недостаточно?» – спросил ангел смерти. Рано или поздно Азраил عليه السلام придёт к каждому из нас, не спрашивая, ожидали мы его прихода или нет. А смерть и похороны близкого человека – более чем веская причина, чтобы запечалились наши сердца, чтобы увлажнились наши глаза, чтобы успокоились наши, возможно, cлишком высокомерные нравы, чтобы мы проявили терпение, смирение, скромность… Но никак не для того, чтобы мы вводили и поддерживали порицаемые Исламом нововведения, не повод для выпячивания своего богатства и не место для расточительства.

 В такой серьёзный, трагический и тяжёлый период, когда навечно уходит близкий человек, устраиваются помпезные, пышные похороны и проводы с угощением и одариванием гостей, приехавших на соболезнование, как будто они приехали на праздник, торжество, веселье. Гости приезжают на соболезнование, а их угощают, как на свадьбе. По Шариату, и по общечеловеческим понятиям праздничный стол и роскошь подходят по случаю проявления радости, но отнюдь не в такой печальный и трагический период, когда более уместны скромность и простота.

 Мы уже привыкли, что свадьба – это соревнование на «кто богаче и круче». Но дело зашло уже слишком далеко, если на тот свет провожают как в свадебное путешествие. Глядя на этот празднично красиво и обильно богато накрытый стол, у кого возникнет мысль о похоронах и покойнике, о жалости к нему? Чьё сердце наполнится страхом перед Аллахом ﷻ и раскаянием за свои собственные грехи? Тем более в первые дни, когда усопшему особенно тяжело, и родные, и близкие – все те, кто должен бы его особенно жалеть и читать за него молитвы, делать дуа, чтобы Всевышний облегчил ему могильные муки, – заняты рассаживанием гостей, приготовлением блюд и сервировкой стола, заказами мешочков сахара, риса, фиников, полотенец и других подарков гостям.

 Не останавливаются на пакетах и угощении. А прямо в руки каждому дают деньги (по 200, 300, 500 рублей в качестве садака за усопшего). Неужели похороны надо превращать в демонстрацию своего богатства и достатка? А те, у кого нет возможности доказать обществу свою любовь к умершему члену семьи посредством таких расточительных проводов и поминок, опять-таки влезают в долги, берут деньги в кредит и потом годами расплачиваются за обильное угощение или неоправданно дорогие садака от имени покойного, которые многие на таком уровне фактически не могут себе позволить.

 Более того, бывает и так, что сам покойник при жизни не мог позволить себе и малую долю из того, чем потом (после его смерти) ломятся столы для гостей. Но такие богатые проводы стали уже нормой, ещё одним адатом, а отклониться от этого – значит вызвать волну пересудов, что они (семья, тухум) не смогли достойно похоронить своего родственника. Коллега рассказывала, что когда умирала её бабушка, они заранее накупили целый склад соков, продуктов, полотенец, а родственники собрались на совет, чтобы внести свои предложения относительно меню, подарков, вспоминали, у кого и как проходили поминки, и обсуждали, как самим устроить их не хуже.

 Иные говорят: «Он (или она) любил всё красивое, чтобы всё «шикарно» было». А мёртвому в могиле какая польза от этого «шикарно», если за всем этим изобилием забывают даже его имя, не то что делать за него дуа.  Нам трудно представить, что однажды нас может просто не быть на этой земле, что мы насовсем исчезнем из бешеного ритма мира, из жизни друзей и родственников.

 Нас отведут на кладбище, закопают в земле, прочитают дуа над нашей (!) могилой и вернутся домой. Без нас. А дома (в нашем доме) – беготня, хлопоты, суета: там гремят кастрюлями, спорят, какие блюда лучше приготовить, где что заказать, кому из гостей чего не досталось. Там уже забыли, для чего они собрались в этом доме.

 Ведь главное – успеть приготовить пакеты и шикарное угощение. Мы этого хотим? Или чтобы наша семья и гости тихо присели, вспомнили о нас добрым словом, прочитали молитвы, зикру и салаваты, коллективно сделали дуа; чтобы они смиренно попросили у Всевышнего прощения наших грехов, облегчения нам нашего тяжёлого положения. Постепенно даже память о нас сотрётся. Но в тот неизбежный день, который наступит для каждого, который приходит без спроса, не спрашивая ни возраста, ни положения, ни наших планов на будущее, чего мы захотим для себя – «шикарных» проводов или искренней, смиренной молитвы и дуа?

 БАРИЯТ МАГОМЕДОВА
 

Также в рубрике

Пакистанская Швейцария – долина Сват

Продолжение. Начало в предыдущем номере В Свате, помимо отличных пейзажей, есть где побывать и на что

Пакистанская Швейцария – долина Сват

Долина Сват вполне обоснованно носит имя «Пакистанская Швейцария». Это край высоких суровых гор, ледники с

Сицилийский стиль

Остров Сицилия – перекрёсток народов, культур, религий и традиций. Удачно расположенный по середине

Морис Александр из Лондона: «Словно пелена спала с моих глаз»

«Прежде чем я узнал об Исламе, у меня была сильная вера в Бога, но я не мог найти точного выражения для своей