25 июля
2024 года
поделиться
Категория: История

Торжество справедливости и остроумия

Повелитель верующих Умар ибн Абд уль-Азиз провёл ту ночь без сна. Глаза никак не желали закрываться, и он не мог найти себе места.

Этой холодной ночью в Дамаске халиф был занят выбором судьи Басры (город в Ираке), который обеспечил бы торжество справедливости в этом городе и судил в соответствии с тем, что ниспослал Аллаh .

Судья требовался такой, чтобы, когда дело касается истины, он ничего не боялся и ничто не могло бы оказать влияния на его решение. Он уже выбрал двоих, которые не уступали друг другу ни в понимании религии, ни в готовности отстаивать истину, ни в проницательности. И стоило халифу обнаружить в одном из них какое-нибудь достоинство, побуждающее предпочесть его кандидатуру, как он обнаруживал равноценное достоинство в другом.

Утром он вызвал к себе своего наместника в Ираке Ади ибн Арта, который в те дни находился в Дамаске, и сказал ему:

– Ади, пригласи к себе Ияса ибн Муавию аль-Музани и аль-Касима ибн Рабиа аль-Хариси, поговори с ними о судопроизводстве в Басре и назначь одного из них судьёй.

Наместник ответил:

– Слушаю и повинуюсь, о повелитель правоверных!

 Ади ибн Арта пригласил к себе Ияса и аль-Касима и сказал:

– Поистине, повелитель, да продлит Аллаh ﷻ его жизнь, велел мне назначить одного из вас судьёй Басры. Что вы об этом думаете?

Каждый из них сказал о другом:

– Он больше подходит для этой должности.

И каждый из них перечислил при этом достоинства другого и упомянул о его понимании религии.

Выслушав их доводы, Ади сказал:

– Вы не выйдете отсюда, пока не примете решение по этому делу.

Ияс предложил:

– О предводитель, спроси обо мне и аль-Касиме двух факихов Ирака – аль-Хасана аль-Басри и Мухаммада ибн Сирина, потому что они способны выбрать одного из нас лучше, чем кто бы то ни было из людей.

Аль-Касим навещал названных факихов и они приходили к нему, тогда как Ияс не имел никакой связи с ними. Аль-Касим понял, что Ияс желает возложить обязанности судьи на него и что, если наместник посоветуется с этими факихами, они укажут на него, аль-Касима, а не на Ияса. Он посмотрел на наместника и сказал:

– Не спрашивай никого ни обо мне, ни о нём. Я клянусь Аллаhом ﷻ, кроме Которого нет иного божества, поистине, Ияс лучше меня понимает религию Господа и лучше разбирается в судопроизводстве. И если я лгу в этой моей клятве, то мне не дозволено занимать пост судьи, потому что это означает, что я способен на ложь. А если я говорю правду, то ты не имеешь права назначать менее достойного вместо более достойного.

Ияс посмотрел на наместника и сказал:

– О предводитель, поистине, ты привёл человека и призвал его стать судьёй, поставив его тем самым на край Огненной пропасти. А он спасся от неё посредством ложной клятвы, после которой он, конечно же, сразу попросит прощения и таким образом спасёт душу свою от того, чего следует опасаться.

Ади сказал ему:

– Человек с такой проницательностью и пониманием достоин стать судьёй.

И Ади назначил Ияса судьёй Басры.

Что же это был за человек, которого равнодушный к мирским благам халиф Умар ибн Абд уль-Азиз назначил судьёй Басры? Что же это за человек, проницательность, сообразительность и смышлёность которого стали притчей наравне с щедростью Хатима ат-Таи, кротостью Ахнафа ибн Кайса и смелостью Амра ибн Маадий-Кариба?

Биография

Ияс ибн Муавия ибн Курра аль-Музани родился в 46 году хиджры в области Ямама в Неджде (ныне область в Саудовской Аравии). Позже переехал вместе с семьёй в Басру и там вырос и выучился. В ранней юности он приезжал в Дамаск и перенял знания от благородных сподвижников и их старейших последователей, которых застал. С ранних лет этот мальчик отличался сообразительностью, у него были благородные черты характера.

Юноша жадно приобретал знания и достиг таких высот, что даже пожилые люди стали покоряться ему, брать с него пример и учиться у него, несмотря на его юный возраст.

Однажды Абд уль-Малик ибн Мерван посетил Басру. Это было до того, как он стал халифом. Он увидел Ияса, который в то время был мальчиком – у него ещё не было растительности на лице. Он увидел позади него четырёх чтецов с бородами в зелёных плащах.

Абд уль-Малик удивлённо воскликнул:

– Уфф обладателям этих бород! Неужели не нашлось среди вас человека в годах, чтобы он стал вашим учителем, кроме этого мальчика?!

Потом он повернулся к Иясу и спросил:

– Сколько тебе лет, юноша?

Ияс ответил:

– Возраст мой такой же, каким был возраст Усамы رضي الله عنه, когда Посланник Аллаhа r назначил его командующим войска, в котором были Абу Бакр رضي الله عنه и Умар رضي الله عنه.

Такой ответ понравился Абд уль-Малику, и он сказал:

– Выходи вперёд, юноша, да благословит тебя Аллаh ﷻ.

Слухи о сообразительности и неординарном уме Ияса распространялись всё дальше, и люди стали приходить, чтобы встретиться с ним и поговорить о знании и религии. Некоторые хотели узнать что-то новое, другие просто хотели поспорить и своими ложными доводами попытаться загнать его в угол.

Почему вино запретно?

Рассказывают, что однажды к нему пришёл правитель какой-то области и спросил:

– О Абу Ваиля, что ты скажешь об опьяняющем?

Ияс ответил:

– Оно запретно.

Правитель поинтересовался:

– А почему оно запретно? Ведь это всего лишь плоды и вода, которые кипятят на огне. А ведь всё это дозволено – ничего запретного в этом нет.

Ияс спросил:

– Ты сказал всё или у тебя ещё есть что сказать?

Тот ответил:

– Я сказал всё.

Ияс продолжил:

– Если я наберу в руку воды и ударю тебя ею, тебе будет больно?

Правитель ответил:

– Нет.

Ияс опять спросил:

– А если я возьму солому и ударю тебя ею, тебе будет больно?

Правитель ответил:

– Нет.

Ияс спросил:

– А если я возьму землю, смешаю с соломой, полью водой, смешаю всё это и высушу этот ком на солнце, а потом ударю тебя им, тебе будет больно?

Он ответил:

– Да. Возможно, ты даже убьёшь меня им.

Ияс продолжил:

– Так же и вино. Если ты соберёшь вместе его составляющие и они превратятся в вино, то получится запретное.

Остроумие и смекалка

Когда Ияс стал судьёй, то его сообразительность, проницательность, смекалка и уникальная способность выяснять истину проявились в полной мере. Однажды к нему пришли два человека, один из которых оставил другому на хранение своё имущество, а потом потребовал вернуть его, а второй всё отрицал. Ияс спросил обвиняемого об этом имуществе, и он всё отрицал и сказал:

– Если у моего товарища есть доказательства, пусть представит их. А если нет, то мне достаточно поклясться в своей невиновности.

Ияс, опасаясь, что этот человек присвоит имущество второго, посмотрел на истца и спросил:

– В каком месте ты передал ему на хранение своё имущество?

Тот ответил:

– Это было большое дерево. Мы сидели под ним и ели, а когда собрались уходить, я передал ему имущество.

Ияс сказал ему:

– Иди к тому месту, где находится это дерево. Возможно, придя туда, ты вспомнишь, куда положил своё имущество, и это место напомнит тебе о том, что ты сделал с ним. А потом вернись ко мне и расскажи, что ты видел.

Тот человек отправился к тому месту. А Ияс сказал ответчику:

– А ты посиди, пока не вернётся твой товарищ.

Он остался сидеть. Ияс обратил внимание на других людей, которые пришли к нему со своими тяжбами. А сам исподтишка наблюдал за тем ответчиком. Увидев, что тот успокоился и расслабился, он повернулся к нему и неожиданно спросил:

– Как думаешь, твой товарищ уже добрался до того места, где он передал тебе своё имущество?

Ответчик сказал, не подумав:

– Да нет ещё, это далеко отсюда.

Ияс воскликнул:

– Как ты смеешь говорить, что не брал имущество, а при этом знаешь место, в котором ты его взял?!

Ответчик смешался и признался во всём. Ияс задержал его до возвращения истца, а потом велел ему вернуть истцу его имущество.

Когда Иясу исполнилось семьдесят шесть лет, ему приснилось, что они с отцом скачут верхом на двух лошадях. И при этом ни он не опередил отца, ни отец не опередил его. А его отец скончался в возрасте семидесяти шести лет.

И однажды ночью Ияс, ложась спать, сказал своим родным:

– Знаете ли вы, что это за ночь?

Они ответили:

– Нет.

Он продолжил:

– Это ночь, в которую заканчивается мой жизненный срок.

И когда настало утро, они обнаружили, что он умер.

Ияс ибн Муавия аль-Музани был уникальным представителем своей эпохи и вообще удивительным человеком – благодаря своей проницательности и сообразительности, стремлению найти истину и поразительному умению обнаруживать и раскрывать её.

 

Адиль Ибрагимов