25 июля
2024 года
поделиться
Категория: История

Историческое медресе: два интересных факта

Слово «медресе» переводится как «место для уроков». Традиционно речь шла о религиозных занятиях: заучивании и толковании Корана, изучении наследия Пророка Мухаммада r, исламском праве, этике и др.

Однако во второй половине XIX века, отвечая на вызовы времени, программа многих медресе начинает включать в себя и светские дисциплины – математику, географию, историю и пр.

В Волго-Уральском регионе к началу XX века одним из крупных и наиболее прогрессивных было медресе «Мухаммадия». Известно, что при возведении его нового здания в закладке первого камня участвовал крупнейший религиозный лидер Поволжья того периода Зайнулла Расулев – «духовный король татарского народа».

Число студентов «Мухаммадии» достигало 500–800 человек, что было очень большим количеством. Полный учебный курс составлял 16 лет. Плюс к исламским наукам учащиеся изучали турецкий и русский языки, математику, физику, медицину и гигиену, риторику, педагогику, историю России и тюркских народов, другие предметы. При медресе функционировала школа для детей из бедных семей, где учащиеся бесплатно обеспечивались одеждой и учебными принадлежностями.
«Мухаммадия» представляла собой целый комплекс. Помимо учебных помещений при медресе имелись кухня, столовая, больница, обувная и переплётная мастерские, огород, а зимой заливался каток. Студенты, кроме насыщенных учёбой занятий, выпускали свои газеты: «Мухаммадия», «Телескоп» и др.
С целью привлечения к учебному процессу квалифицированных преподавателей при «Мухаммадии» были открыты собственные педагогические курсы.
В итоге учебное заведение превратилось в многоступенчатое медресе, включающее начальный, средний и высший уровни подготовки учащихся.

Приобрести знания сюда стремились представители разных тюркских народов Российской империи: не только татары, но и башкиры, казахи, киргизы, калмыки и другие.

За 36 лет своего существования (1882–1918 гг.) медресе выпустило более тысячи студентов, ставших в дальнейшем национальными общественными деятелями, учёными, представителями творческой интеллигенции. 

Османский визирь в «Мухаммадии»

Известность медресе «Мухаммадия» выходила за пределы не только Казанской губернии, но и Российской империи. Так, в апреле 1910 года, во время своего визита в Россию, великий визирь (главный министр) Османской империи господин Хильми-паша посетил Казань и медресе «Мухаммадия». Во время визита его сопровождали казанский губернатор М.В. Стрижевский, профессор-тюрколог Н.Ф. Катанов, член Комитета по делам печати Н.И. Ашмарин, а также жандармский полковник и полицмейстер. 

Османский визирь прошёл по классам, задал вопросы учащимся и преподавателям. Согласно хронике тех лет, в своём обращении он сказал: «…Каждому сыну своего Отечества следует иметь целью служение своей Родине, и так как служение Родине совершается через науку и обучение, то я заповедую вам учиться с великим прилежанием».

Общение иностранного гостя с представителями медресе дословно переводилось губернатору. Казанские газеты того времени «Байануль-хак» и «Йолдыз» писали: «Губернатор со вниманием наблюдал за вопросами Хильми-паши шакирдам [...]». 

А также: «Губернатору очень пришлось по сердцу умение учащихся прилично держать себя; понравились также лица некоторых мальчиков. Г-н губернатор давно желал посетить медресе и мечеть, и он был очень доволен, что представился к этому случай [...]».

Но, видимо, это частное впечатление от медресе не изменило общего мнения губернатора. Известно о случаях отказа, которые он давал выпускникам «Мухаммадии» на их прошения занять должность муллы. Вероятно, губернатор считал, что в медресе витает дух вольнодумства, которым могли проникнуться шакирды. 

Спасённая библиотека «Мухаммадии»

Наступил 1917 год. Вся прежняя жизнь рухнула. А народы Поволжья ещё и лишились письменности, а значит – основы своей образованности. Многовековая арабская графика была заменена большевиками сначала на латиницу, затем на кириллицу. 

Надо сказать, что до революции татары были одной из самых образованных национальностей Российской империи. Книги у татар появились ещё в XV веке. Это была для них настоящая ценность, причём больше духовная, чем материальная. Позже, с открытием типографий, рукописные книги стали вытесняться печатными. Но старинные книги сохранялись, хоть и в частных коллекциях. 

С началом революционной неразберихи находятся неравнодушные люди, которые берут на себя задачу сохранения от полного исчезновения хоть какой-то части древних книг. Среди таких людей был директор-основатель медресе «Мухаммадия» Галимджан Баруди – учёный-богослов и яркий общественный деятель. 
Медресе располагало внушительной библиотекой (более 3 тыс. томов), в которой имелись и старинные рукописные татарские книги. Чтобы сберечь ценный библиотечный фонд (собирать который начал ещё отец Галимджана Баруди, а продолжил и он сам), богослов оформляет его в качестве дара Восточной библиотеке-музею. Таким образом, став музейным экспонатом, книги получали больше шансов сохраниться. 
Так и случилось. Передаваемая от инстанции к инстанции, в середине XX века эта историческая коллекция попадает, наконец, в Казанский университет, где и сегодня хранится в отделе редких восточных рукописей Научной библиотеки им. Н.И. Лобачевского.

Всегда необходимое знание

105 лет назад, в 1918 году, легендарное медресе было закрыто. Его здания переданы в пользование различным советским организациям. 
Однако после долгих лет забвения, в 90-е годы «Мухаммадия» открылась. И вновь – как «место для уроков». Желающих учиться много. А это значит, что понимание жизни, которое даёт медресе, по-прежнему необходимо людям.
 

Гузель Ибрагимова