28 Мая
2024 года
поделиться
Категория: Познавательно

Лермонтов о том, кому Аллаh дал много золота

Знаменитый писатель Михаил Лермонтов сумел за свои недолгие 27 лет жизни оставить творческое наследие, которое сделало из него признанного классика русской литературы.

Но мало кто знает, что в трудах Лермонтова есть место и сугубо восточным, исламским мотивам…

 

В феврале 1837 года погибает раненный на дуэли Александр Пушкин. Потрясённый смертью знаменитого поэта, Михаил Лермонтов, в то время служивший в лейб-гвардии Гусарского полка в Царском селе, пишет стихотворение «На смерть поэта».

В нём есть строки, сделавшие самого Лермонтова невероятно популярным:

Вы, жадною толпой стоящие

у трона,

Свободы, Гения и Славы палачи!

Таитесь вы под сению закона,

Пред вами суд и правда –

всё молчи!..

Но есть и божий суд, наперсники разврата!

Есть грозный суд: он ждёт;

Он не доступен звону злата,

И мысли, и дела он знает

наперёд.

Тогда напрасно вы прибегнете

к злословью:

Оно вам не поможет вновь,

И вы не смоете всей вашей

чёрной кровью

Поэта праведную кровь!

Такой выпад в свой адрес власть не стерпела. Появилось дело «о непозволительных стихах». Лермонтов был арестован и в том же году сослан на Кавказ.

Но именно в этом году появляется на свет ещё одно произведение знаменитого писателя. Турецкая сказка, как её характеризует сам писатель, рассказывает нам о бедняке Ашик-Керибе, полюбившем дочь богатого турка из Тифлиса. Последнему, как начинает сказку Лермонтов, «много Аллаh дал золота». По сюжету, бедняк претерпевает много трудностей, чтобы однажды, наконец, стать законным супругом прекрасной дочери богатого турка.

Произведение было обнаружено среди бумаг и записок Лермонтова только после его смерти и опубликовано в 1846 году в литературном альманахе Владимира Соллогуба «Вчера и сегодня» под заглавием «Ашик-Кериб. Турецкая сказка».

А в 1988 году по мотивам этого произведения Михаила Лермонтова в СССР была снята и показана в кинотеатрах романтическая драма «Ашик-Кериб».

Вот так, изучая наследие классиков русской литературы, мы по-новому открываем неожиданные, в какой-то мере исламские грани их творчества…

 

Роберт Курбанов