30 Мая
2024 года
поделиться
Категория: Религия

Удивительные случаи по пути из Мекки в Медину

Пророк  нанял Абдуллаха бин Урайкита аль-Ляйси стать их путеводителем. Тот был опытным проводником и хорошо знал дорогу.

Несмотря на то, что он исповедовал религию курайшитов, Пророк ﷺ и его спутник доверили ему это дело, передали ему двух своих верблюдов и условились с ним, что через три дня он приведёт их к пещере Савр.

Ночью 1-го числа месяца Раби уль-Авваль первого года хиджры (мусульманское летоисчисление, которое ведёт начало именно с переселения первых сподвижников Пророка ﷺ из Мекки в Медину) Абдуллах бин Урайкит привёл к ним двух верблюдиц, и Абу Бакр رضي الله عنه предложил Пророку ﷺ лучшую из них. Потом к ним пришла Асма, дочь Абу Бакра رضي الله عنه, и принесла им припасы на дорогу. Она подошла, чтобы привязать эти припасы, но оказалось, что у неё нет верёвки, и она разорвала надвое свой пояс, привязав всё одним куском и подпоясавшись другим, за что получила прозвище Зат ан-Нитакайни (Обладательница двух поясов).

Сев на верблюдов, они двинулись в путь в сопровождении Амира ибн Фахиры. Сначала проводник повёл их на юг, в сторону Йемена, а удалившись от Мекки на некоторое расстояние, он повернул на запад и вывел их на побережье Красного моря. Затем он свернул на север и повёл их по дороге, пролегавшей поблизости от моря и редко использовавшейся людьми.

Первый день пути

Абу Бакр ас-Сиддик رضي الله عنه рассказывал: «Мы ехали всю ночь и часть утра до тех пор, пока не настал полдень. Дорога была пуста, и на ней никого не было видно. Тут перед нами появилась высокая скала, отбрасывавшая тень, где можно было укрыться от солнца. Мы поспешили к ней, и я своими руками разровнял для Пророка ﷺ место, где он мог бы поспать, постелил для него шкуру и сказал: «Спи, о Посланник Аллаhа ﷺ, а я посмотрю, что делается вокруг». И он заснул, а я отправился на поиски и вдруг увидел мальчика, пастуха, гнавшего к скале своих овец и желавшего укрыться в её тени, как это сделали мы. Я спросил его: «Чей ты, о мальчик?» Он сказал: «Я раб одного человека из Медины (или: Мекки)». Я спросил: «Дают ли твои овцы молоко?» Он сказал: «Да». Я попросил: «Не подоишь ли ты их?» Он сказал: «Хорошо», – и взялся за овцу. Я сказал: «Очисть вымя от земли, волос и грязи». И мальчик надоил молока в чашу, а у меня был сосуд Пророка ﷺ, которым он пользовался для питья и омовения. Затем я вернулся к Посланнику Господа ﷺ, но будить его не захотел, а ждал, пока он не проснулся сам, и тогда я добавил в молоко воды, чтобы оно охлаждалось снизу, и сказал: «Пей, о Посланник Аллаhа», и он напился вволю, а потом сказал: «Не пора ли нам ехать?» Я сказал: «Да», и мы двинулись в путь».

Остановка у палаток Умму Маабад

На второй день пути они добрались до двух палаток Умму Маабад, стоявших в аль-Мушаллале, что находится на расстоянии примерно 30 км от Мекки. Она сидела у своей палатки, кормя и поя тех, кто проезжал мимо. Они попросили у неё чего-нибудь поесть, на что она ответила: «Клянусь Аллаhом ﷻ, будь у меня хоть что-нибудь, я не заставляла бы вас просить, но овцы не доятся, а год был засушливым». Тут Пророк ﷺ увидел овцу, находившуюся в тени палатки, и спросил: «А это что за овца, о Умму Маабад?» Она ответила: «Она осталась здесь, потому что у неё не было сил идти с другими овцами». Посланник Господа ﷺ спросил: «Есть ли у неё молоко?» Она ответила: «Она слишком слаба для этого». Пророк ﷺ спросил: «Позволишь ли ты мне подоить её?» Она сказала: «Конечно, да, если ты думаешь, что у неё есть молоко». Посланник Аллаhа ﷺ погладил рукой её вымя, сказал: «Бисмилляhи» (С именем Аллаhа ﷻ), и воззвал к Нему с мольбами, после чего овца расставила ноги и из её вымени потекло много молока. Пророк ﷺ попросил принести большой сосуд, надоил в него столько молока, что края его покрыла пена, досыта напоил эту женщину и своих спутников, а потом напился сам. Потом он снова надоил полный сосуд, оставил его этой женщине, и они уехали.

Спустя немного времени вернулся муж Умму Маабад, пригнавший до крайности истощённых овец. Увидев молоко, он очень удивился и спросил: «Откуда у тебя это? Ведь овцы не стельные, и ни одной дойной овцы дома нет». Она рассказала обо всём, что произошло. Он сказал: «Клянусь Аллаhом ﷻ, я думаю, это тот самый курайшит, которого ищут его соплеменники! Опиши мне его, о Умму Маабад». И она описала ему прекрасную внешность и поведение Пророка ﷺ столь красноречиво, что слышавший их как бы видел его своими глазами. Выслушав её, Абу Маабад сказал: «Клянусь Аллаhом ﷻ, это и есть тот курайшит, к которому я хотел примкнуть, и обязательно это сделаю, как только мне представится возможность».

Преследование Суракой бин Маликом

Когда они находились в пути, их стал преследовать Сурака бин Малик. Сурака рассказывал: «К нам явились посланцы от курайшитов, заявив, что они выплатят за поимку или убийство Мухаммада ﷺ и Абу Бакра رضي الله عنه награду, равную той, что было бы положено отдать за кровь любого из них (родственникам убитого полагалось отдать сто верблюдов или выплатить соответствующую их стоимости сумму). А когда я находился на одном из собраний моего племени Бану Мудлидж, один из них пришёл туда, встал среди нас, тогда как мы продолжали сидеть, и сказал: «О Сурака, я только что видел на берегу каких то людей, и я думаю, что это Мухаммад ﷺ со своими товарищами!» Я понял, что это они и есть, однако ему сказал: «Поистине, это не они, а видел ты такого-то и такого-то, которые уехали на наших глазах». После этого я ещё некоторое время оставался в собрании, а потом встал и пошёл домой, где велел своей рабыне привести мою лошадь, находившуюся за холмом, и держать её наготове.

После этого я взял своё копьё и вышел через заднюю дверь, волоча металлический наконечник копья по земле и держа само копьё как можно ниже, а потом подошёл к своей лошади, сел на неё и пустил галопом.

Когда я приблизился к ним, моя лошадь споткнулась, и я упал с неё на землю. Тогда я встал, протянул руку к своему колчану, достал оттуда стрелы и стал по ним гадать, желая узнать, смогу я причинить им какой нибудь вред или нет, и результат гадания оказался отрицательным для меня. Решив не обращать внимания на гадание, я снова сел на свою лошадь и пустил её галопом. Я снова приблизился так, что уже слышал чтение Корана Пророком ﷺ, который спокойно продолжал свой путь. В отличие от него, Абу Бакр رضي الله عنه часто оглядывался. Я вдруг заметил, как ноги моей лошади до колен провалились в землю, и я снова упал с неё. После этого я прикрикнул на неё, и она встала, еле вытащив ноги, подняв ими в небо столб пыли. Я снова стал гадать по стрелам, и опять мне выпало то, чего я не желал.

Тогда я обратился к путникам, сказав, что ничего дурного им не сделаю, и они остановились, я же сел на свою лошадь и подъехал к ним. В это время я почувствовал, что какая-то сила не даёт мне причинить им вреда и дело Пророка ﷺ обязательно одержит верх. Остановившись рядом с ними, я сказал: «Твои соплеменники назначили за тебя награду в 100 верблюдов», после чего рассказал им о том, что замышляют против них курайшиты. А потом я предложил отдать им свои припасы на дорогу и некоторые вещи, но они ничего не взяли и ни о чём не стали просить меня, если не считать того, что Пророк ﷺ сказал: «Никому не говори о нас». Я же попросил его написать мне охранную грамоту, и Пророк ﷺ велел Амиру бин Фухайре написать её мне на куске пергамента, после чего они продолжили свой путь.

На прощание Пророк ﷺ сказал мне: «А как ты будешь выглядеть, о Сурака, если наденешь украшения и браслеты хосроя?»

«Хосроя ибн Хурмуза?» – с удивлением переспросил я.

«Да, именно Хосроя ибн Хурмуза», – ответил Пророк ﷺ.

Сурака вернулся назад, увидел людей, занятых поисками, и стал говорить: «Я всё разузнал для вас (имея в виду следующее: я объездил всё вокруг, но никого не нашёл)». И получилось так, что первую половину дня он преследовал их, а вторую половину – оберегал.

Спустя годы, во время правления Умара رضي الله عنه войска верующих сражались против Персидского царства и одержали победу, захватив многочисленные трофеи. Среди них оказалась и украшенная жемчугом корона хосроя. Умар вспомнил слова Пророка ﷺ, сказанные Сураке ибну Малику, и, подозвав его, надел корону ему на голову.

Рашид Камалов