13 июля
2024 года
поделиться
Категория: Религия

Прямой путь к бездуховности

Одна достаточно пожилая женщина возмущённо рассказывала приятельнице об учёбе своей внучки, как, дескать, тяжело приходится бедняжке, вдобавок столько денег уходит на этот институт! А причина возмущения таилась в другом: внучку, оказывается, надо было не в институт отправлять, а на курсы визажиста и парикмахера. У них-то работа не пыльная, да и денег куры не клюют.

Оба аргумента как нельзя лучше характеризуют лако-красочный труд ударниц ногтей, ресниц, татуажа и бровей. Но если заглянуть за ширму конечного продукта производства многочисленных салонов красоты – мама не горюй! Шиньоны на любой вкус, накладные ногти, ресницы, неисчислимый арсенал инструментов и средств, а также техник нанесения и внедрения всех этих «чудо-компонентов», позволяющих из любой девушки сделать умилительно нежную или решительно смелую барышню, которая точно не оставит равнодушными доверчивых представителей противоположного пола. Другой вопрос: на что?

Мы, общество, так рьяно взялись за красоту внешнюю (если только это можно назвать красотой), что о красоте внутренней, духовной забываем напрочь. Реклама, телепередачи и глянцевые журналы настойчиво продвигают образы стройных, молодых, густо накрашенных женщин и поджарых спортивных мужчин с белоснежными ровными зубами и фарфорово-гладкой кожей.

При этом предполагается, что остальной народ, далёкий от картинной шаблонности, – за бортом, вдалеке от праздника жизни. Более того, само счастье понимается как красота, молодость, здоровье и успех, то есть богатство. А те самые салоны и мастерицы помогают приблизиться к заветным глянцевым прототипам. Но если помаду, пудру и лак можно смыть, стереть, удалить, то накачанные губы, скулы и прочие неудобные моменты вживаются на года. Более того, приходится и дальше поддерживать в себе этих силиконовых квартирантов своего организма, потому как, например, «сдувшиеся» губы представляют собой ещё более омерзительное зрелище, чем свежесделанные. Всевышний Аллах не зря создал нас уникально разными: с пухлыми губами и тонкими, с большими глазами и маленькими, с аккуратными носами и более заметными. Тысячи оттенков цвета кожи, вариантов овала лица, формы губ, контура скул…

И всё это дано каждому из нас в удивительной гармонии, которая не нуждается в дополнительных коррективах. Пытаясь изменить и вроде бы улучшить данное нам свыше, мы, наоборот, уродуем себя, а что ещё страшнее – вызываем гнев Аллаха , Который не просто порицает, а именно запрещает изменять свои творения. О

кунуться в молодость и вернуть былую красоту пытаются и дамы более солидного возраста, и ради избавления от симптомов времени готовы на любые эксперименты, пусть некоторые из них и заканчиваются на минорной ноте. Но только ли телевидение и реклама виноваты в стремлении стольких девушек притягивать к себе восхищённые взгляды и непристойные комплименты? Не в семье ли закладывается фундамент идеалов и ценностей? Не матерям ли в первую очередь подражают подрастающие девочки в манере одеваться, вести себя в обществе?

А есть мамы, которые считают для себя оскорблением, если их дочери не выглядят привлекательными и ухоженными, цветущими и чарующими. Особенно вне дома, где так много взглядов и оценок, дочь должна прослыть синонимом нежности, ухоженности, на ней должны задерживаться взгляды, её должны замечать и женщины и ставить в пример своим дочкам, не столь изысканно одетым и причёсанным. При этом для таких мам не очень важно, что из-за этой ухоженности пропускаются или вовсе не делаются намазы, что такое выпячивание красоты строго запрещено нашей религией и за это обещаны суровое наказание и муки. А в грех впадают не только сами девушки, их родители и махрамы, но и те мужчины, взгляды которых они притянули, которые не смогли просто пройти мимо с опущенными глазами.

Неужели это кратковременное внимание и восхищённое любование стоят того, чтобы из-за них подвергать себя и своих близких адскому огню? Одна очень известная российская актриса до последних дней своей жизни была востребована и любима зрителями и свою жизнь положила на алтарь искусства, то есть вся её сознательная жизнь прошла под аплодисменты, восторженные комплименты многочисленной публики. Думаю, в своей земной жизни у неё было всё, что она любила, чего добивалась и что давало ей силы идти дальше, поддерживать в себе молодость и красоту, имидж богемной, загадочной, женственной актрисы, которую будет помнить не одно поколение. Всё это у неё было. Но вот наступила старость, пришла болезнь, затем смерть. Занавес закрылся.

Поклонники и фанаты разбрелись по своим делам, к другим кумирам и увлечениям. А она осталась наедине со своими теми земными наслаждениями, грехами, за которые будет держать ответ одна. Ни любовь зрителей, ни вечера памяти, никакие некрологи или телепередачи не отвратят той вечной огненной бездны, тех нескончаемых тысячелетий наказания, которым в своей земной жизни она, очевидно, не придавала никакого значения.

Если понимать счастье как отсутствие земных проблем, неудобств, как богатство, власть, красоту, здоровье, востребованность и т. п., то 80, 90 и даже 100 лет такой абсолютно счастливой, скажем так, жизни не стоят и одного мгновения той загробной, если наша цель не в довольстве Аллаха .

Да убережёт нас от этого Аллах . Кроме того, бездумное поклонение культу красоты и собственной значимости в глазах общества – прямой путь к бездуховности, и не счастье за это будет наградой, а его жалкое подобие, имитация. Помните холодную красавицу Элен из романа Толстого «Война и мир»? Сделала ли её скульптурно прекрасная внешность счастливым хоть кого-то? Элен сияла всеми красками весны и красоты, однако духовная нищета, моральная распущенность, отсутствие каких бы то ни было нравственных преград сделали её омерзительно гадкой в глазах автора и читателей. 

Всё прекрасное в ней сводилось лишь к хорошенькому, смазливому лицу и точёной фигуре. Зато лучистый взгляд и внутреннее благородство княжны Марьи Болконской заставляли забывать некрасивость её лица, а нравственная чистота, душевность, глубокий ум, гуманность и прочие положительные черты притягивали к ней сердца и души, способные оценить истинно прекрасное и возвышенное.

Аль-Газали писал: «Внешняя красота относится к низкому, так как художники могут, смешивая краски, сделать нечто подобное. А внутренняя красота относится к изысканному, так как они не в силах дать изображение, подобное ей». Одна лишь красивая оболочка без внутреннего света и тепла так и останется кукольным оформлением пустоты, бездуховности, она может прельстить лишь таких же ограниченных материалистов. В то время как красоты внутренней сокровищницы неисчерпаемы и не подвластны времени. И не теряем ли мы душу и духовность, уделяя столько внимания ложному пониманию красоты и счастья? P. S. Устраните причину (желание нравиться), исчезнет и болезнь (тяга к запретному).

 БАРИЯТ МАГОМЕДОВА