05 июля
2022 года
поделиться
Категория: Интервью

«Мы много говорим о детях, но не говорим с детьми»

Интервью с психологом Мариной Багандовой

Наркомания не только болезнь сама по себе, но и часто следствие других, гораздо более глубоких недугов души человека и даже всего общества. 

Корреспондент газеты «Ас-салам» в беседе с психологом Мариной Багандовой, руководителем женского реабилитационного центра, специализирующегося на оказании помощи наркозависимым, попытался найти ответы на вопросы о том, что заставляет людей пополнять ряды наркоманов, при чём тут травмы детства и почему так важен диалог между родителями и детьми. 

– Почему люди становятся наркоманами?
– Невозможно назвать одну какую-то причину, из-за которой человек начинает употреблять наркотики. Это может быть совокупность каких-то факторов. Здесь могут сыграть роль социальные, психологические и семейные проблемы, в этом может быть духовная, физическая составляющая.
Если мы говорим про подростков, то зачастую это любопытство, желание испытать какие-то новые впечатления, эмоции. Может сыграть роль момент подражания, когда у подростка есть свои кумиры, например звёзды шоу-бизнеса, пропагандирующие такой образ жизни. 

Бывают семейные факторы. Например, когда в семье часто происходят скандалы между родителями. Все травмы зачастую формируются у ребёнка ещё в дошкольном возрасте. И тогда он попадает в группу риска.

Есть момент, когда подросток протестует против своей семьи. В таком случае он может начать употреблять в качестве протеста, из желания сделать плохо, отомстить, причинить боль.

Есть и физические факторы. Я тоже сталкивалась с таким, когда по состоянию здоровья назначают сильнодействующие препараты, которые впоследствии заменяются наркотическими веществами. 

– Поделитесь самой запомнившейся историей из вашей практики.
– Был случай, когда женщина, находясь в процессе развода, не смогла эту ситуацию эмоционально перенести. Потрясение и стресс, которые переживают люди, нередко становятся поводом употребить разок, потом человек втягивается. 

Девушка, у которой трое детей, осталась без мужа. Ей нужно было работать, содержать себя и своих детей. К тому же у неё были ещё и братья несовершеннолетние, а также мама, что одна жила в селе и ей нужно было помогать.

Она мне рассказала, как пришла к употреблению. Уехала в Москву на заработки, ей не хватало часов в сутках, чтобы работать. Днём на одной работе, ночью курьером, и кто-то предложил ей попробовать наркотики, чтобы были силы дальше работать. 

«Первое время, – говорила она, – у меня получалось, получалось больше зарабатывать, но потом уже все мои заработанные деньги уходили на употребление». 

Пробыла она у меня месяц, и по определённым обстоятельствам её забрали, и буквально на следующий день она умерла от передоза. 

– Те люди, которые начинают употреблять, идут на этот шаг осознанно?
– Не думаю. Для взрослых это способ облегчить боль, уйти от реальности. Они не переживают свои чувства, они их заглушают. Если говорить о подростках, то они видят только эйфорию, не задумываются о последствиях. Даже если они замечают какие-то негативные случаи, то думают: «Пусть даже с кем-то это произошло, со мной такого не случится. Я попробую и перестану, не буду принимать долго», – но зачастую у них это не получается.

– Насколько в этом случае важен диалог между родителями и детьми?
– С ребёнком разговаривать очень важно. Есть мнение психологов, что с ребёнком нужно разговаривать с самого рождения. Есть научные труды и доказательства, согласно которым тот ребёнок, с которым разговаривают, – читают сказки, поют колыбельные, общаются, – развит эмоционально, интеллектуально, мозг развивается гораздо быстрее.

Мы сейчас часто встречаемся с тем, что дети поздно начинают говорить. Имеется задержка развития речи – это тоже из-за того, что с детьми не разговаривают. Мы зачастую сидим в телефонах. Вот даже когда говорят «я сижу дома, занимаюсь с детьми, не иду на работу…», но занимается ли по факту мама детьми? Она занята своим бытом, нужно приготовить, пока муж придёт, если живём со свёкром и свекровью – нужно ещё что-то сделать. Да, ребёнок рядом, он вот здесь вот играется с машинками, куклами, но нет контакта с ним, нет общения. 

«Подожди, я занята», «подожди, мне нужно приготовить»... и нет такого прямого контакта. Эта история про доверие. Надо с чадом разговаривать, тогда ребёнок вырастет и будет психологически сформирован, устойчив, ему будет легче выстраивать свой внутренний мир, строить отношения с окружающим миром и другими людьми.

Когда ребёнок обращается к родителям, когда мы с ним разговариваем, он доверяет нам. В дальнейшем, когда он вырастет и станет подростком, он будет чувствовать поддержку, видеть в родителе друга, которому можно доверять, к которому можно обратиться, прийти за помощью, рассказать всё, свои победы, свои поражения, свои страхи, тревоги, получить поддержку и совет.

Ребёнок должен знать: отец и мама – это такие два незыблемых столпа, к которым он всегда может обратиться в любой ситуации, может получить от них поддержку и помощь. 

– Как всё-таки выстроить отношения, чтобы ребёнок не боялся неадекватной реакции от родителей? Например, чтобы девочка, в свои десять лет решив попробовать алкоголь, призналась в этом маме?
– Если будут доверительные отношения, она скажет, ведь мама для неё подруга. В том, что ребёнок начал употреблять, стопроцентной вины родителей нет, но часть вины всегда на них есть, без этого не бывает.
Если бы были доверительные отношения, ребёнок бы рассказал, поделился, он друг, с другом поделится, другу расскажет. 

– Допустим, есть доверительные отношения. Но как реагировать маме, если ребёнок признался, что выпил или употребил?
– Не орать, не кричать, а найти причину, почему это желание возникло. Рассказать, к чему это может привести, показать какие-то информативные картинки. Проблема в том, что мы многое знаем о наших детях, но мало знаем о детстве, мы много о детях говорим, но не говорим с ними самими.
Надо говорить с ребёнком, дать ему право сказать маме или папе: я на тебя обиделся, я на тебя злюсь. Дать ему право выразить свои эмоции и чувства.

Наркомания – это болезнь замороженных чувств, когда мы не разрешаем их выражать. «Я мама, я тебе сказала «пойди сделай» – ты должен сделать». «Я считаю это правильным, а твоё мнение вообще не принимается в расчёт. Есть только моё единственно правильное мнение». 
А надо выслушать ребёнка, дать ему проживать эти эмоции. Тогда ему и во взрослой жизни будет легче, он будет способен проживать стресс и преодолевать его, а не заглушать алкоголем или наркотиками. 

– Родители должны наказывать ребёнка, если он выпил или употребил? Если да, то как? Или наказание вызовет обратный эффект?
– Наказание – это не про то, чтобы поднимать руку, бить. Зачастую это у нас тоже практикуется. Ребёнок замкнётся, это не решит проблему. Нужно проанализировать, где ошибся я как родитель, где ошибся ребёнок. Показать ему этот момент. 

Нужно прощать, не гнобить ребёнка, не ставить на нём крест и не упрекать в этом каждый раз. Когда у меня проходят реабилитацию, я говорю родителям, чтобы они в дальнейшем доверяли своему ребёнку. Не упрекали его, не ставили крест. Для ребёнка не будет смысла исправляться, если его всё равно будут упрекать за прошлую ошибку. Нужно помочь ему осознать этот промах и выстраивать свою систему ценностей. Она формируется в семье. Чтобы у ребёнка были достойные примеры для подражания, и не те «кумиры», что сейчас на слуху. 
 

Записал / Роберт Курбанов