25 июня
2022 года
поделиться
Категория: Человек труда

Машинистка крана

Интервью с машинисткой башенного крана Лейлой Юсуповой

Мы привыкли видеть женщин за работой, которая не ассоциируется с мужскими видами деятельности. Обычно представительницы прекрасного пола – воспитательницы, учительницы, швеи или флористы. Героиня нашей сегодняшней рубрики разрушает стереотип о том, что женщина – слабый пол, которому не под силу мужская профессия.

Лейла Вагизовна Юсупова – представительница завораживающей, непростой профессии, которая редко выбирается девушками, – она машинистка крана. В 51 год она не только умело управляется с мостовыми и козловыми кранами, но и легко поддерживает баланс,  занимаясь после работы вязанием предметов декора из джута, милых свитеров из мягкой пряжи, ухаживая за своими многочисленными цветами.
 

– Ваша профессия обычно ассоциируется с мужской работой. Как так вышло, что вы решили связать с ней свою жизнь?
– Это получилось спонтанно. Изначально, окончив восемь классов, я пошла учиться на продавца продовольственных товаров. Сделала это тайно, так как папа был против. Но, как известно, всё тайное становится явным. В итоге поехали с ним забирать документы из училища. Учиться очень хотелось, а куда идти, не знала. Вскоре встретила знакомых девочек, они мне сказали, что идут учиться на крановщиц. Я сразу подумала, что это и для меня подходящий вариант. Родители были не против. В 17 лет уже окончила учёбу и вышла на работу. Тогда была большая нехватка крановщиков, и меня как молодого специалиста сразу же поставили на кран.

– Вы действительно были очень молодым специалистом! Сложно представить, что в наше время 17-летняя девушка вышла бы на такую ответственную работу. Вы не испытывали чувства страха или тревоги тогда?
– В советское время рабочие профессии были в почёте. Все, наоборот, стремились скорее овладеть каким-то мастерством и начать трудиться. Я всегда была очень шустрая, как-то быстро и легко всё освоила без тревог. Справлялась со сложными ситуациями на отлично, работала в высоковольтном цехе с керамическими изоляторами. Многие не справлялись с нагрузкой, сбегали. Тогда и поняла, что это моя профессия. Ещё на башенных кранах работала по молодости, но сейчас только на мостовых и козловых. Возраст всё-таки.

– Расскажите, пожалуйста, что входит в обязанности крановщика? Отличаются ли женские обязанности от мужских?
– Различий нет. Скажу больше: раньше вообще очень редко можно было встретить мужчину-крановщика, в основном этой работой занимались женщины. Сейчас больше мужчин. Я думаю, это потому, что так выгоднее предприятиям, ведь работники-мужчины не идут в декретный отпуск, не сидят на больничном с детьми. А в обязанности входит в основном подъём и перевозка груза, его перемещение по периметру различных рабочих площадок. Кран нужно заблаговременно подготовить к работе, провести его осмотр, состояние площадки.

– Ваша профессия неразрывно связана с капризами стихии. Помню новость о том, что в 2020 году от сильного порыва ветра во время грозы рухнул кран в Санкт-Петербурге. Работают ли крановщики в непогоду и не опасно ли это? Может быть, есть определённые периоды в каждом сезоне, когда работа запрещена?
– Работаем мы круглый год: и зимой, и летом. Хоть снег, хоть дождь. Единственное исключение – сильный ветер. Каждый кран оснащён датчиками ветра, и важно за ними наблюдать, чтобы не было опасных ситуаций.

– А в вашей практике бывали опасные моменты? Говорят, высота во время опасности может сыграть ключевую роль, дезориентирующую.
– Бывало, конечно, всякое. Козловые краны у нас и укатывались, и падали, и с рельс сходили, но повторюсь: важно быть внимательным к своей работе и не нарушать технику безопасности, вовремя дать сигнал, чтобы ставили упоры. В основном, когда падают краны, это вина людей, человеческий фактор, так сказать, – «а вдруг пронесёт?» Я к своей работе отношусь серьёзно, всегда бдительна, если дело касается надвигающихся гроз или ветров, осознаю свою ответственность.

Не забывайте, что машинисты кранов всё-таки отличаются от других людей, когда речь идёт о высоте. Мы проходим медицинскую комиссию, проверяем вестибулярный аппарат, так что высота нам не страшна, чувствуем себя там комфортно. Лично я плохо переношу как раз закрытые пространства, а высота – привычна.

– Согласитесь, женщинам бывает труднее совмещать быт, работу и заботу о семье. Нужно распланировать день, чтобы всем досталось и внимание, и вкусный ужин, при этом на отлично выполнить свои профессиональные обязанности. Поделитесь секретом, как вам удаётся это делать?
– Не знаю; да, наверное, так же, как и всем работающим женщинам у нас в стране. В молодости мы развелись с мужем, у меня осталось трое детей на руках, надо было что-то делать. Я даже работала сторожем, параллельно крановщицей и поднимала детей. При желании всё можно успеть. Недавно я изучила 1С, отучилась на оператора ЭВМ, так что всё в наших руках.

– Насколько мне известно, машинисты кранов, уходя на пенсию, берут с собой не только негласное звание человека труда, но и приобретённые проблемы со здоровьем. Вы сейчас продолжаете работать; скажите, нет ли у вас таких проблем?
– У меня профессиональная потеря слуха. В своё время работала на шумном заводе. На пенсию пока не иду. При этом профессия на кране научила меня концентрации внимания, быстрой реакции на какую-то опасность. Мало кто, кому за 50, может сказать о себе такое.

Вот они, птицы свободного полёта среди людей – женщины-крановщицы, которые, словно лебеди, обладают одновременно непомерной силой и завораживающей грацией и лёгкостью. Расправив свои крылья в 17 лет, Лейла Вагизовна по сей день трудится на кране. Она преодолела множество жизненных трудностей с тех пор, не потеряла себя, подняла на ноги детей и продолжает жить с девизом «Не унывай!», ежедневно совершенствуя себя, развиваясь, заботясь не только о своих детях, которым, безусловно, есть с кого брать пример, но уже и о маленьком внуке.
 

Дарина Ниязова