01 июля
2022 года
поделиться
Выпуск: 631, Сафар 1443
Категория: Интервью

«Каждая печь имеет свою изюминку»

Интервью с мастером по возведению печей Ильёй Поляковым

Первые печки появились, по свидетельству учёных, тысячи лет назад. С X–XI веков на Руси строились глинобитные печи, которые к XVIII веку стали выглядеть привычным для нас образом. Печь согревала жилище в морозы, в печи готовили еду, на ней спали. Перед строительством избы сперва определяли место, где возвести печь, и только после этого планировали остальные помещения. С появлением центрального отопления и газовых плит надобность в печах снизилась, однако осталось немало мест, где печь по-прежнему необходима. А стало быть, профессия печника остаётся актуальной. Сегодня наш собеседник – мастер по возведению печей Илья Поляков. 

– Илья Сергеевич, расскажите, пожалуйста, о себе. 
– Родился я в небольшом городке Ивановской области со странным названием Вичуга. В прошлом это большое фабричное село Костромской губернии. Там и сейчас превалирует костромской говор, хотя вся округа вёрст на двести тяготеет к нижегородскому прононсу. Собственно, это районный центр, известный ткачихами-стахановцами сёстрами Виноградовыми (которые ни разу не сёстры) и тем, что в нём в 1932 году случилось что-то вроде восстания, по итогам которого советская власть разрешила гражданам обзаводиться шестью дачными сотками.

– Почему вы избрали для себя профессию печника? Что вас заинтересовало в этом деле?
– Печником я стал случайно. В 1990 году моя старшая сестра со своим мужем (оба студенты) были вынуждены снимать жильё. Я тогда поступил в Ивановский энергетический институт (позднее вуз стал университетом) и какое-то время болтался летом без дела. А сестра с зятем из-за недостатка средств присмотрели домик в частном секторе с печным отоплением – в Иванове и сейчас такого добра хватает. Вот только одной печки вовсе не было (стояла как Микены в руинах), а вторая дышала на ладан и подъедала неимоверное количество топлива. Решили это дело восстановить. Но оказалось, что услуги печника стоят очень дорого.

Позднее узнали, что на бирже труда набирают платную группу для обучения печному ремеслу. А меня выучить куда дешевле, чем печника нанять. Так и обзавёлся смежной профессией. Собственно, я был не против – давно интересовали всякие старинные ремёсла: бондарное, кузнечное, лозоплетение. Так что учился в охотку. Первое время больше приходилось ремонтировать печи, что пошло на пользу. Это как поток больных для врача. Чем больше пациентов, тем выше квалификация. Мне довелось ковыряться и в дореволюционных печках и каминах. Потом постепенно акцент сместился на строительство новых. 

– Сколько и какие печи вы сложили? Какой материал для печей, на ваш взгляд, лучше подходит?
– Печей и каминов за свою жизнь я сложил уйму. Даже приблизительное количество не назову. Давно за сотню перевалило. А строить мне абсолютно всё равно, какие. Надо сказать, что все печи имеют свои изюминки – русские, шведские, финские, итальянские, голландские... Все интересны по-своему. Жаль только, что в России нет больших залежей талькохлорида – уникального камня, из которого финны делают отличные отопительные печи; этот камень с массой названий (горшечный, мыльный, талькомагнезит, туликиви и т.д.) обладает уникальными свойствами – он жаростойкий и теплоёмкий. И красному керамическому кирпичу до показателей этого камня как локтями по карте до Пекина. Вот печи из него и считаю лучшими. Хотя доводилось делать и кирпичные, и железные буржуйки, и глинобитные печи.

– Чем лучше всего топить печь? Ведь дрова разных пород дерева горят по-разному и дают разное количество тепла? 
– Тут как с машиной. Лучшая машина та, что доступна, что под рукой. Конечно, идеальное топливо для бытовой печи – дрова плотных лиственных пород. Дуб, клён, саксаул, граб, бук. Берёза хороша, но копоти от неё многовато. Тополь и липа – никудышное топливо. Лиственница много жара даёт. А где-то кизяком или углём топят. Тоже хорошо выходит. Идеальное топливо – это то, что доступно. 

– Вы литератор, пишете прозу, а кроме того, написали книгу о печах. Расскажите об этом, пожалуйста.
– Книг по печам у меня вышло семь. Хотя, если быть предельно корректным, то четыре, а остальные – видоизменённые и дополненные переиздания. Вроде скоро ещё одно будет. Большинство из них ориентированы на неофита, решившего заняться строительством печей. Просто в своё время до многих тонкостей профессии мне приходилось докапываться самому. Вот я и подумал, что новичку будет интересна книжка, в которой ему расскажут о печах так, как я сам бы хотел, чтобы мне рассказали в своё время. 

Мне интересна художественная литература. И в ней, как мне кажется, я достиг больших профессиональных высот, чем в печном деле. Публиковался и у нас, и за рубежом. Просто этот мой талант не так востребован. Приходится зарабатывать на хлеб каминами и печами. Себя я в шутку называю «печник-филолог». И в чём-то это определение очень точное. 

– Какие у вас увлечения? Как предпочитаете проводить свободное время?
– Я домосед. Иногда люблю путешествовать малой компанией. Люблю книжки и старые вещи. Собак обожаю. Вот только свободного времени сейчас катастрофически не хватает.

– У вас есть ученики по печному делу? Что бы вы посоветовали молодым, которые захотят избрать эту профессию?
– Ученики были и есть. Куда же без них? Правда, большинство из них так и не стали профессиональными печниками. Уже и то хорошо, что пробовали силы в этом деле и определились, что не их это дело. Это тоже дорогого стоит. А тем, кто вдруг целенаправленно решил стать печником, я бы посоветовал пореже заглядывать в Интернет и побольше читать книг по этому вопросу. Желательно дореволюционных. Вот там реально кладезь знаний по предмету. В современных же изданиях по большей части содержится только адаптированная жвачка. Хотя бывают приятные исключения. Которых, увы, мало.

ИНТЕРЕСНЫй ФАКТ
Хозяйки в деревнях использовали печь для стирки. Заполняли бельём чугунный горшок с водой, туда же помещали мешочек с золой и ставили в печку. Тёмно-серая зола служила отбеливателем: после кипячения бельё становилось белоснежным и более прочным.

Юлия Зачёсова