05 июля
2022 года
поделиться
Категория: Интервью

Что делать, если ваш ребёнок пропал

«Мой ребёнок пропал», – при одной мысли об этом разрывается сердце.

Как бы ни было страшно, но нужно признать, что этот кошмар становится реальностью для миллионов людей на планете. По данным, которые приводит Международный центр поиска пропавших и эксплуатируемых детей (ICMEC), каждый год в Австралии пропавшими без вести числятся около 25 тысяч детей, в Великобритании – более 80 тысяч. 

В 2019 году в Канаде пропали более 40 тысяч детей, в США – более 420 тысяч. Около 40 тысяч детей пропадают ежегодно в Российской Федерации. Это подтверждено по линии Министерства внутренних дел. Эту цифру в целом подтверждает крупнейший поисковый отряд страны – организация «Лиза Алерт». 

В Международный день пропавших детей мы расскажем, как ведутся поиски и что нужно сделать каждому родителю, чтобы спасти ребёнка от самого страшного. А поможет нам в этом один из основателей поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» в Дагестане Даниял Османов. 

– Как давно вы вступили в поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт», что вас к этому побудило?

– Я один из основателей поискового отряда «Лиза Алерт» по Республике Дагестан. В августе 2018 года после поисков Калимат Омаровой местными жителями было принято решение основать отряд в Дагестане, стать частью организации «Лиза Алерт», принять методики, правила. Так мы начали работу в этой республике.

(Ред.: Калимат Омарова была похищена 29 июля 2018 года. Девочка вышла в ближайший магазин за хлебом, однако по пути её поджидал похититель. Девочку искали всем миром: полиция и тысячи волонтёров со всей страны. Но нашли больше, чем через месяц, в коллекторе. Убийцу восьмилетней школьницы обнаружили после двух лет поисков.) 

– Можете назвать самые распространённые причины пропажи детей?

– Причин пропажи детей очень много, нужно смотреть на возраст. До 10–11 лет – они чаще всего теряются, могут заблудиться в незнакомой местности. Также нередки похищения. От 11 до 18 лет – это чаще всего подростки-бегунки. 

– Что мы, родители, можем сделать, чтобы обезопасить своих детей?

– Надо обязательно слушать, что дети нам говорят! Не игнорировать их просьбы, как-то на них реагировать – положительно или отрицательно, но всегда объясняя причину. Также мы планируем запустить у себя направление «Школа Лизы Алерт». Ждём всех желающих стать инструкторами, бесплатно читать лекции для детей, при этом, соответственно, самим пройти обучение. Все желающие могут присоединиться, и тогда мы смело сможем сказать, что вы, родители, можете привести к нам своих детей, и мы их научим основным правилам безопасности.

– С какого возраста, по вашему мнению, детей можно самостоятельно отпускать на прогулку, в школу? 

– Это на усмотрение родителей, зависит от отдалённости школы или кружка, куда ходит ребёнок, от его поведения, уровня сознательности. Важен и непосредственно возраст: всё-таки в детстве 7 и 9 лет – колоссально большая разница.

– Каковы самые основные правила, которым мы должны научить детей, чтобы спасти их от похищения, несчастных случаев? Всего, конечно, предусмотреть невозможно, но назовите главные, по вашему мнению, правила. 

– Одно из основных правил – это «свой и чужой». Свой – это мама, папа, бабушка, дедушка, брат, сестра. А все остальные – дядя, тётя, другие родственники – попадают в раздел чужих. Чтобы, когда они просят ребёнка пойти куда-то с ними, что-то сделать, что не должны знать мама или папа, ребёнок тут же сообщал об этом родителям. 

Объясните детям, что они должны сделать, если потеряются, если за ними не пришли забрать из школы, если они вышли не на той остановке. Очень важно научить ребёнка громко кричать, если его схватили за руку, тянут куда-то, потому что дети часто понимают, что им нельзя идти со взрослым, но они боятся обидеть чужого, боятся, что их поругают за то, что они перебдели, начали паниковать и привлекать к себе внимание. 
Что касается опасностей природных, техногенных ловушек, то мы обязаны обучать детей, куда нельзя лезть, границы их возможностей объяснять, что им доступно, что нет.

– Итак, случилось самое страшное, ребёнок не возвращается домой к определённому времени, телефон не отвечает, у родственников, друзей его нет. Что делать родителям? Назовите алгоритм действий. 

– Первым делом обратиться в полицию или к волонтёрам, вне зависимости от порядка действий. Можете позвонить к нам на горячую линию 8-800-700-54-52 или же по номеру 112 и сказать, что у вас пропал ребёнок. Не надо предпринимать самостоятельно попытки оповещения в социальных сетях, рассылки. Сначала нужно вызывать специалистов. Если с ребёнком не случилось ничего страшного, что час, что три он там будет находиться – ничего не изменится. Если же ребёнок в опасности, то ценна каждая минута.

– На вашей памяти были ли случаи, когда ребёнка находили живым спустя длительное время?

– Это был не мой поиск, но да, есть такие случаи, когда спустя длительное время находились дети. Вот, последняя ситуация, когда спустя несколько месяцев нашли ребёнка, помог Интерпол, передал информацию в российский отдел полиции. Нашли ребёнка, нашли похитителя, всё закончилось хорошо, ребёнок физически никак не пострадал.

– Почему дети уходят? Существует стереотип, что дети бегут только из неблагополучных семей. Как вы считаете, так ли это? 

– Нет определённого правила, почему дети уходят. Чаще всего это просто отсутствие диалога с родными, непонимание интересов ребёнка, неправильная подача информации от родителей, когда ему просто говорят «нет, нельзя» и не объясняют, почему нельзя, не говорят о последствиях. 
Где-то с ребёнка требуют слишком многого, как будто он очень взрослый, где-то, наоборот, даже взрослого считают ребёнком. Нет такого правила, что это неблагополучная семья, подростки бегут из разных семей. Взгляды на благополучие у каждого подростка свои. Поиск каждого бегунка индивидуальный, мотивация побега всегда новая, где-то они, в общем, схожи: любовь, приключения, поиск работы, взрослой жизни, но деталей очень много разных, которые побудили ребёнка к такому поступку.

– Расскажите, с какими трудностями вы сталкиваетесь при поиске людей. Как мы, обычные люди, можем помочь в поисках пропавшего человека? 

– Сложностей в поисках пропавшего человека масса, каждый поиск индивидуален. Непосредственно на Северном Кавказе главная проблема – то, что люди пытаются начинать поиск сами, бегут в социальные сети, проходит какое-то время, которое в итоге может оказаться критически важным, и только после они обращаются в полицию или к волонтёрам, к людям, которые знают, как правильно искать человека. 

Ещё одна большая проблема, которая существенно мешает поиску, – семьи не готовы рассказать подробно всю картину происходящего. Нам, людям, занимающимся поисками, очень важны детали, те моменты, которые не всегда корректно рассказывать постороннему человеку, не хочется выносить сор из избы, но часто именно это оказывается ключевым моментом в истории всего поиска. 
Всех желающих призываю пройти обучение в нашем поисковом отряде. Мы всегда в социальных сетях пишем об этом. Но, к сожалению, желающих очень мало. Когда поиски начинаются, люди хотят помогать, но нужно понимать, что один обученный человек эффективнее десятка необученных. 

– В вашей личной истории поисков какой случай стал наиболее запоминающимся? 

– Наиболее запоминающийся – он у каждого поисковика первый. Или скорее даже первый детский поиск. Естественно, самый первый поиск у меня особняком стоит в жизни. Но я бы сейчас хотел вспомнить другую историю. Это поиск Курбана в Чародинском районе Республики Дагестан. Этот мальчик удивил всех, у него было очень мало шансов выжить. Но мы с местными жителями нашли его. Это был настоящий подарок для нас всех, я очень долгое время испытывал невероятные чувства – радость, осознание, что мы на правильном пути, все усилия не зря. Это было настоящее счастье.

(Ред.: Трёхлетний Курбан Нурудинов пропал 22 февраля 2020 года. Около 10:30 он вышел из дома и не вернулся. В поисках участвовали поисково-спасательная бригада МЧС Дагестана, специалисты кинологической службы, волонтёры поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт», жители села Гилиб, а также 250 добровольцев из других сёл района. Его обнаружили на следующий день в ущелье в 1,5–2 километрах от родного селения Гилиб. Мальчик получил обморожение первой степени, но остался жив.) 

Сафия Фокина