Башир-шейх – наиб имама Шамиля

Башир-шейх родился в 1810 году, в древнем селении Эндирей. Происходил из фамилии Аджиев по имени седьмого или восьмого предка, который был алимом и хаджой (совершивший хадж в Мекку и Медину)....

статья опубликована в номере: 1 (518) / от 01 января 2017 (Рабиуль-ахир 1438 г.)
469

Башир-шейх родился в 1810 году, в древнем селении Эндирей. Происходил из фамилии Аджиев по имени седьмого или восьмого предка, который был алимом и хаджой (совершивший хадж в Мекку и Медину). Отец Абу жил и умер в селе Эндирей, как и его предки. Сестра Абу Жаннат-Абай тоже была в сане эвлия и тоже похоронена в селении Эндирей. Могилы отцов и родственников Башир-шейха также находятся в селе Эндирей. В официальной исторической литературе и документах периода Кавказской войны имя Башир-шейха не фигурирует.

Ряд исследователей считают, что Башир-шейх и наиб Шамиля Ауховского округа Уллубий-мулла – это одно и то же лицо. К такому выводу приводит сопоставление многих фактов и событий из жизни Башир-шейха и Уллубиймуллы. Такого мнения придерживается и известный чеченский ученый-историк Адам Духаев, Саламбек Магомедов и другие. Дагестанский ученый Юсуп Дадаев в своей книге «Наибы и мудиры Шамиля», говоря об Уллубие-мулле, пишет: «Во главе Ауховского участка Шамиль поставил очень храброго и доблестного Уллубия, которого хорошо знал еще юношей, когда они вместе учились у Саида Араканского, потом проходили учебу в медресе селения Чиркей. Уллубий создал четкую военную структуру в своем мудирстве. Даже царские генералы признавали, что Уллубий был одним из первых в создании стройной системы вооруженных сил имамата.

За храбрость Шамиль награждает Уллубия медалью и орденом. На ордене Уллубия была высечена следующая  надпись: «Это один из выдающихся наибов Шамиля, Великого султана, прославленного покровителя правоверных. Да продлит Аллах Всевышний его государство». Чеченский исследователь Хамид Мусостов пишет: «Когда на Кавказ царем был направлен князь Барятинский, он послал к Башир-шейху человека с вестью, что хочет встретиться и поговорить с ним. Зная, что Башир-шейх имеет большое влияние на умы и сердца мусульман, он пытался склонить его к прекращению кровопролитной борьбы. На 
утверждение Барятинского, что Кавказ принадлежит России, Башир-шейх ответил: «И до тебя были генералы, которые грозились покорить Кавказ. И многие из них погибли. Ваши действия только разжигают жестокость. Многие обычаи, которые не чужды для русских, для нас неприемлемы. Все люди перед Богом равны. Мы понимаем язык мира, а не войны. И вам и нам нужен мир. В делах миротворческих я всегда помощник, но ни от тебя, ни от других военачальников мы не видели ничего, кроме жестокости... Нет человека, который не желает отомстить вам. Правда то, что вы не напугали наш народ, только усилили неприязнь к себе». После этой встречи они больше никогда не увидятся. Пройдет время и Барятинский скажет своему адъютанту: «Если бы не нужно было сменить религию, я стал бы учеником Башир-шейха. Это великий человек».

Об этом факте говорится и в работах других авторов. «Мы располагаем весьма скудными источниками о периоде наибства Башир-шейха (Абу), – пишет Адам Духаев. – Есть письмо, написанное Шамилем наибу Баширу о порядке управления наибством, не ранее апреля 1845 года и не позднее июня 1850 года. Но существует мнение, что оно было адресовано наибу багулальцев Баширбеку из Казикумуха. Как известно, в середине 40-х годов XIX века Баширбек, за связь с царскими генералами, был смещен с должности наиба, а чуть позже взят в качестве учителя Гази-Магомеда, сына Шамиля, и жил в Ведено. Погиб в Чечне, и враги отрубили ему голову. В связи с этим более подходящим адресатом письма нам кажется наиб Башир-шейх, как раз активизировавшийся в указанные годы и получивший от Умалата из Костека иджазу шейха. Шамиль писал: «От повелителя правоверных Шамиля его любимому брату наибу Баширу мир вам многократный». А затем: «О благородный брат, никогда не думай, что я помышляю (поступать) относительно тебя, поверив словам доносчиков, клевещущих на тебя. Я (достаточно) испытал на себе деяния людей с давних пор и понял, что многие из них поступают, как собаки, волки, лисы и дьявол-искуситель. Приободрись, распо
ряжайся в своем вилайяте, руководствуясь высокочтимым Шариатом. Запрещай им неприличные дурные поступки и распутство. Избавь себя и семью свою от того, что ненавистно твоему Господу, – и люди будут довольны тобой. Об остальном тебе скажет податель сего письма. И мир». Кто же, если не шейх, может руководствоваться Шариатом, запрещать людям дурные поступки и распутство? Уж не каждый наиб был способен на это. И к тому же со словами «любимый благородный брат» Шамиль обычно обращался к праведникам, проповедовавшим тарикат (Адам Духаев. Поэт, провидец, мученик. Нальчик: ООО «Печатный двор», 2014. С. 13-14).

   В начале 1855 года Башир-шейх тайно поехал проповедовать тарикат на Кумыкскую плоскость, где был выслежен и арестован начальником Кабардинского полка генерал-майором бароном Леонтием Павловичем Николаи. Имам Шамиль в своем письме генералу ходатайствует об его освобождении: «От князя (эмира) мусульман Шамиля к начальнику русских генералу-барону. Мы слышали, что вы собрали бедные семейства, которые вышли из Джара, для пропитания своих семейств; это неприлично с вашей стороны. И также мы слышали, что вы посылаете наших абреков, которые находятся у вас в руках, в Сибирь. По этому делу вы не обманываете меня. А обманываете сами себя, и с этим вы пошлете ваших пленных в гроб; у вас есть Сибирь, а у нас есть гроб. Последнее слово мое: если вы передадите всех пленных абреков, начиная от Башира, в таком случае вы получите своих пленных, и я буду ожидать от вас ответа, имеете ли вы намерение отдать наших и взять своих. И я прошу вас выбирать из двух одно: возьмете ли ваших пленных или же оставите здесь, на что жду от вас скорого ответа. Рамадана, 8-го дня, 1271 года (10 мая 1855 года)» (Русская старина. СПб., 1882. Т. 36. С. 279-278). Существует мнение, и оно небезосновательно, что на мировоззрение  Льва Николаевича Толстого повлиял в немалой степени  Башир-шейх. Что именно после их встреч и обстоятельных бесед отношение великого русского писателя к Исламу в корне изменилось.

 Посещая неоднократно это село и встречаясь с его авторитетными лицами, он, естественно, не мог упустить возможности встречи с духовным лидером мусульман, с которым искали встречи и Барятинский, и другие известные лица. Многие хотели понять, в чем же сила его влияния на умы и сердца горцев. Рассказывают, что Баширшейх подарил Л. Н. Толстому какую-то книжку, с которой писатель до конца жизни никогда не расставался. Необходимо сказать о том, что Л. Н. Толстой хорошо знал кумыкский язык. Он не только владел бытовым языком, но и читал и писал по-кумыкски. Об этом он пишет в своих письмах. Вряд ли человек настолько хорошо мог овладеть языком, если не имел бы тесных взаимоотношений с представителями народа, говорящего на этом языке. О Башир-шейхе упоминается во многих  исторических документах, научных трудах отечественных и зарубежных исследователей, архивных материалах, научно-популярных книгах, трудах известных религиозных деятелей, работах современных исследователей, очерках и статьях, опубликованных в различных республиканских и местных изданиях (газетах, журналах), в публикациях краеведов, рассказах, передаваемых из поколения в поколение старожилами ряда сел Дагестана и Чечни.

В 1875 году (по некоторым сведениям – в 1873-м) Башир-шейх покинул сей бренный мир, но дело его живет в тысячах его последователей, тех, кто несет свет Ислама. Со всего Северного Кавказа и других регионов страны приезжают паломники в старинное кумыкское селение Аксай на зиярат Баширшейха и других святых. Как гласит предание, – «свет, исходящий из Аксая, свет Ислама, распространится очень далеко». Мы обязаны помнить и чтить тех, кто посвятил свои жизни служению Всевышнему Аллаху, служению тем идеалам, которые заложены в Коране и Сунне пророка Мухаммада ﷺ.

БАГАУТДИН АДЖАМАТОВ
ЧЛЕН СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ

Также в рубрике

Наставник

Доброй памяти Мухаммада Дарбишева посвящается Наверное, каждый из нас задавался вопросом, что он может

Память о наставнике

К 80-летию шейха Саида-афанди аль-Чиркави 21 октября исполнилось бы 80 лет со дня рождения досточтимого шейха

Поэт двух эпох – Кааб бин Зухайр

До рождения Пророка Мухаммада  жил один человек по имени Зухайр. Он был одним из тех людей, которые часто

Памятные розы и солнечные люди

В самом солнечном городе России, Троицке, на территории Махалля-мечети им. Гатауллы-муллы растут самые