Рафик Мухаметшин: «Болгарская исламская академия будет готовить специалистов, соответствующих всем международным требованиям»

В России сегодня уделяется большое внимание развитию теологического образования. За десять лет его существования сделаны большие шаги, и одно из последних достижений – открытие диссертационного совета.

статья опубликована в номере: 15 (532) / от 01 августа 2017 (Зуль-каада 1438)
119

О важности данного направления сказала министр образования и науки России Ольга Васильева, выступая на I Всероссийской научной конференции «Теология в гуманитарном образовательном пространстве», проходившей в середине июня текущего года. «На сегодняшний день по специальности «теология» в России обучаются 4525 человек. Это немного, но это начало, и здесь самое главное – говорить об этапах развития качества научной отрасли. Особое внимание нужно обратить на подготовку научных кадров, поэтому стоит вопрос усиления и укрепления кафедр теологии. Необходимо вложить все усилия в качество подготовки специалистов», – отметила министр. Более подробно об этом и не только мы решили поговорить с председателем Совета исламского образования, ректором Российского исламского института г. Казани, заместителем главы Духовного управления мусульман Республики Татарстан, кандидатом (в «Википедии» указан как доктор) политических наук, профессором Рафиком Мухаметшиным.

– Рафик Мухаметшович, вы часто говорите о мусульманской интеллигенции. Что за прослойка такая, по вашему мнению? Кто такой мусульманин-интеллигент и чем он отличается от других членов общества?

 – Мусульманский интеллигент – практикующий мусульманин, профессионал в той или иной сфере. Он может быть экономистом, лингвистом, теологом, но вместе с тем является тем, кто несёт традиционные исламские ценности в широкие слои нашего общества. Конечно, мусульманин может работать в любом светском учреждении и быть носителем высоких интеллектуальных ценностей. Это важно. В России много исламофобских настроений, не говоря уже о мире. Об Исламе бытует очень примитивное представление, что мусульмане необразованные, близки к радикализму. С этим нужно бороться. Недостаточно религиозных деятелей, которые работают в мечети.

 Мусульманская интеллигенция пока не может быть широкой прослойкой, но должны быть образованные, интеллигентные люди. Может быть, они и об Исламе говорить не будут, но своим поведением будут показывать пример. Глядя на него, общество будет менять своё мнение. Мусульманская интеллигенция должна быть везде. Возникает, например, в трудовом коллективе тот или иной вопрос – и мусульманин будет грамотно на него отвечать. Тогда многие вопросы будут сразу сняты. Интеллигенция для нас – та прослойка, которая в обществе всегда готова профессионально ответить на любой вопрос. Своим поведением, работой будет показывать, что мы, мусульмане, не отсталые, а вполне образованные и в обществе занимаем определённое место. Такая интеллигенция нам очень нужна сегодня. 

– Российский исламский институт готовит таких специалистов? Вы можете смело сказать, что выпускники вашего вуза могут стать представителями мусульманской интеллигенции и занять достойное место в обществе?

– В принципе, да. Возможно, наши выпускники ещё не элита мусульманской интеллигенции, но, по крайней мере, мы формируем эту тонкую прослойку. Это однозначно. Например, наши выпускники работают в аппарате президента Татарстана. Это не просто гордость, они изнутри знают мусульманскую умму. Не потому, что они наши выпускники, но с ними, как знающими ситуацию изнутри, нам легче работать. В аппарате ими тоже очень довольны. На февральском совещании по вопросам исламского образования руководитель Рособрнадзора озвучил мысль о том, что нам нужны и грамотные юристы с высокими нравственными устоями, которые не пошли за «длинным рублём». 

– В вузе, ректором которого вы являетесь, реализуются основополагающие направления: теология, экономика, лингвистика, журналистика. Почему вы остановились на них?

 – Они являются ключевыми. Допустим, можно знать арабский язык, но не уметь читать классические богословские труды. Лингвисты, владеющие и богословским инструментарием на арабском языке, нужны. Мусульманская умма сегодня нуждается не только в мечетях, а и в создании широкой инфраструктуры: вакуфное имущество, халяль-индустрия и др. Здесь нужны экономисты. О журналистах и говорить не приходится. Сегодня огромное количество средств массовой информации, а говорящих и пишущих о проблемах мусульман – единицы. 

– Относительно теологического образования, которое представляет наибольший интерес, какие подвижки есть на сегодня?

 – Теологическое образование развивается, и одним из серьёзных этапов стало включение данного направления в номенклатуру ВАКовских специальностей. Это означает, что по теологии можно защищать диссертации. В этом направлении мы прошли сложный путь. Многие считали, что теология – это не наука. Шла научная, идеологическая борьба. Но мы всё это преодолели. Диссертационные советы начинают функционировать. Осенью уже будет возможно защищать диссертации в Московском государственном университете. Для нас это важно, поскольку мы нуждаемся в специалистах такой высокой квалификации. 

 – Вы не раз говорили о том, что мусульманам важно занимать нишу научного, экспертного сообщества. Для чего?

 – Мусульманину важно занять эту нишу. В Татарстане, например, бывает много разных надуманных споров. Допустим, ну почему нельзя совершить утренний намаз после того, как проснулся, выпил кофе? Такие разговоры со стороны светского общества доводятся порой до абсурда. Потому и нужна мусульманская интеллигенция, которая сможет дать красивые ответы. 

 – В этом году открывается Болгарская исламская академия. Какого типа будет это учебное заведение? Каких специалистов будет готовить?

– Болгарская исламская академия заявлена как федеральный проект. О нём говорил президент России Владимир Путин на открытии Соборной мечети в Москве, как о возрождении отечественной богословской школы. Эту задачу академия будет реализовывать. С 1 сентября она начнёт функционировать и будет реализовывать магистерские и докторские программы. На выходе будут магистры и доктора исламских наук. Остаётся проблема, как эти специалисты смогут реализовать себя в обществе. Да, это есть. Но пока мы займёмся образованием. Подготовили уже религиозный стандарт. Постараемся готовить специалистов, соответствующих всем международным требованиям, чтобы они были конкурентоспособными. 

– Ваши пожелания читателям?

 – Мы радуемся, что возрождаются исламские ценности. Мусульманская умма нуждается в хороших специалистах. Поэтому, обращаясь к молодёжи, хотелось бы сказать: если вы хотите быть высокообразованными, нравственными, профессиональными, продвинутыми, правильно выбирайте учебное заведение, где вам дадут качественное исламское образование. 

БЕСЕДОВАЛА  МУСЛИМАТ РАДЖАБОВА

Также в рубрике

Хадж снова подорожает

Цена на хадж для россиян складывается из 25 пунктов, самыми важными из которых являются авиаперелёт в

Лилия Салахутдинова: «…Мою коляску подняли так, что я смогла дотронуться до Священной Каабы…»

Жизнь доказывает, что физические ограничения не ограничивают душу – её полёта, света, отзывчивости к миру и

Мужской взгляд на семью - интервью с Мухаммад-хазратом Мифтаховым

Мужчина и женщина мало похожи, думают и чувствуют поразному, с детства увлечены и заняты разными делами… Но

Новосибирск – духовный взгляд изнутри

В предыдущих номерах нашей газеты мы писали о религиозной жизни в Новосибирской области. В этом номере о