Герои в белых халатах

Общество в целом и сами врачи ещё не осознали полностью, через что им пришлось пройти в борьбе с пандемией коронавируса и как это в ближайшем будущем отразится на их физическом и психологическом состоянии.

статья опубликована в номере: 13 (602) / от 03 июля 2020 (Зуль-Каада 1441 г.)
101

Специалисты говорят о необходимости внедрения специальной программы реабилитации не только для тех, кто переболел ковидом, но и непосредственно для самих врачей, оказавшихся в течение нескольких месяцев на передовой борьбы с болезнью.


Только представьте состояние, например, реаниматолога, который два месяца в душном и неудобном костюме, не видя родных и близких, в постоянном контакте со смертью, в стрессовой ситуации, регулярном переутомлении и недосыпе боролся за жизни пациентов.


Какими глазами после всего пережитого он будет смотреть на мир, всё ещё полный людей, которые не соблюдают рекомендации врачей, верят всяким небылицам о вирусе, многие из которых не осознают и, соответственно, не могут должным образом оценить подвиг медиков? 


Всё это им ещё предстоит пройти и многократно обдумать. Тем не менее, в наших с вами силах сделать возвращение наших медиков в обычный, мирный режим более мягким и спокойным. Для этого мы должны как минимум знать и помнить, чем пожертвовали и какие испытания преодолели те, кто остался жив. В этом нам помогут несколько историй с передовой, врачебной «линии фронта», о тех медиках, которых уже нет с нами…

Врач Иса Ахтаев работал в Московской городской клинической больнице им. С. И. Спасокукоцкого. Он был реаниматологом в бригаде, которая занималась сложными пациентами с заболеваниями сердечно-сосудистой системы. 


С началом пандемии больницу перепрофилировали под приём заболевших коронавирусом. Медики прошли дополнительное обучение и вступили в борьбу с коварной болезнью. Рисковать жизнью проработавшему в годы войны в больнице города Шали Исе Ахтаеву было не впервой.
Вместе с коллегами Иса Адиевич, следуя своему врачебному долгу, встал на свой пост в «красной зоне». Работать приходилось в жёстких условиях. Смена реаниматолога длилась 24 часа с перерывами через каждые 6 часов. 


В таком режиме при большой вирусной нагрузке Иса Ахтаев проработал несколько недель, пока сам не заразился. За это время многих пациентов удалось выписать. 
В конце апреля врач почувствовал себя плохо, а уже 4 мая в тяжёлом состоянии был госпитализирован в реанимацию. Его сразу подключили к ИВЛ, а затем и к системе искусственного кровообращения (ЭКМО) для насыщения крови кислородом. 


Спустя четыре дня сердце врача не выдержало, и 8 мая, не дожив до своего 52-летия всего один месяц, Иса Ахтаев скончался. У доктора остались жена, сын, которого он надеялся женить, и 12-летняя дочь. 
Коллеги и родные вспоминают о Исе Адиевиче как об отзывчивом, неравнодушном к чужому горю человеке, настоящем профессионале своего дела. «Нам до сих пор кажется, что он ушёл на дежурство, просто в другую смену», – говорят коллеги.

 

Пандемия ковида не предполагает, что все остальные болезни исчезнут. Так и молодой врач-травматолог из Хакасии Евгений Концевой продолжал принимать пациентов с ушибами, переломами и другими травмами. Когда 26-летний врач почувствовал первые симптомы заболевания, его отправили домой. 
Казалось, что здоровый, во цвете лет парень должен был легко перенести вирус. Да и сам он не хотел госпитализации, понимая, что в больницах и так много пациентов и его коллегам-медикам приходится очень непросто. 


Когда врач-травматолог всё же попал в больницу, врачи сразу поняли, что болезнь протекает в тяжёлой форме. 
«Он уже задыхался. Надо было стучать во все колокола, а он говорил: "Мама, ты знаешь, какая сейчас ситуация, там люди болеют, а я молодой, здоровый..."», – рассказала Ольга Концевая телеканалу «Вести».
Две недели врачи боролись за жизнь Евгения. Всё это время он проходил интенсивную терапию на аппарате искусственной вентиляции лёгких. Несмотря на усилия медиков, спасти его не удалось, и в начале мая молодой врач-травматолог скончался. Евгений не дожил до своего 27-летия чуть более двух месяцев. 
Как позже выяснилось, заразил травматолога коронавирусом пациент, прибывший из Москвы. Он должен был сидеть дома, соблюдая режим самоизоляции. Но вместо этого напился, сел за руль скутера, не справился с управлением и сломал ногу. 

Евгений Концевой – врач-травматолог Абаканской городской больницы
Попав на приём к травматологу Евгению Концевому, пациент о том, что должен был сидеть на карантине, тоже не рассказал… В итоге в больнице началось инфицирование, а всё отделение травматологии закрыли на обсервацию. 
Знакомые вспоминают Евгения Концевого как очень талантливого и перспективного молодого врача, искренне приверженного своему врачебном долгу. 


Ситуация с распространением коронавируса в Дагестане оказалась одной из самых тяжёлых в стране. Заболевших было очень много, больницы заполнялись буквально за пару дней. 
Очень быстро начала распространяться болезнь и в дагестанском селе Гергебиль, где рентгенологом работала Аминат Меджидова. 
Все заболевшие с признаками ковида ринулись делать рентген лёгких (аппарата компьютерной томографии в селе не было).


За две недели через рентген-кабинет прошли 1400 человек. Аминат Меджидова выявила 127 пневмоний. Столь высокая скорость заражения и массовость распространения болезни стали неожиданностью. Возник дефицит медикаментов, не было средств индивидуальной защиты. 
Аминат Мусаевне пришлось работать в самодельной марлевой маске и обычном халате. Несмотря на опасность заразиться, она не покинула свой пост, не оставила пациентов и выполняла свою работу до самого конца. 


В конце апреля она заболела. Болезнь протекала в очень агрессивной форме. Проведённое лечение не помогло, и врача спасти не удалось. Рентгенологу Аминат Меджидовой было 44 года. У неё остались четверо детей, которых теперь воспитывает овдовевший муж Магомед Омаров, с которым Аминат прожила 18 лет. 
Родные и близкие помнят Аминат Меджидову как доброго и отзывчивого человека, посвятившего свою жизнь спасению больных. 

60-летняя санитарка Татьяна Канкиа работала медиком последние пять лет. Она очень любила свою работу и часто принимала благодарности от выздоровевших пациентов. Когда началась эпидемия коронавируса, санитарка, несмотря на свой возраст и нахождение в группе риска, оставить работу в Российском НИИ травматологии и ортопедии Р. Вредена и пациентов не смогла. 


Когда появилась температура, Татьяна Канкиа продолжила работать, потому что понимала: в закрытом на карантин учреждении медиков для ухода за пациентами не хватает. 


«Она мыла полы, делала перевязки. И так три дня. Говорила, что двигаться тяжело. Когда шла по больнице, перед глазами всё темнело, пошатывало. Кашляла, была слабость. Ей сбивали температуру, но она снова поднималась – почти до 39 градусов. На четвёртый день она не смогла встать с кровати. Тогда она и вызвала «скорую», которую ждала целый день», – рассказала «Комсомольской правде» дочь Татьяны, Валентина. 
Татьяну Канкиа госпитализировали с двухсторонней пневмонией.


«Мама говорила, что ей трудно дышать. Она говорила, что в больнице её лечат, как в Европе. Должно быть всё хорошо. Но температура у неё не сбивалась. Она стала звонить всё реже и реже. Когда я говорила с ней в последний раз, она сказала, что сделает всё, чтобы выкарабкаться. А через два дня позвонили и сказали, что она умерла…»


Находясь в группе риска, имея возможность остаться дома, Татьяна Канкиа показала настоящий пример самопожертвования, отдала свою жизнь ради жизни других. 

 

Каждое третье воскресенье июня в России отмечают День медицинского работника. Пусть эти истории станут для нас напоминанием о героях, которые скромно живут среди нас, чей ежедневный труд – спасать жизни людей, чей подвиг особенно ярко проявился в эти несколько месяцев пандемии коронавируса. 

 

Материал составлен на основе сообщений интернет-изданий «РОМБ», «Комсомольская правда», «Аргументы и факты», «Московский комсомолец». 

Роберт курбанов

Также в рубрике

Спасите меня

Население мира, согласно официальной статистике, превышает отметку в 7 млрд 799 млн человек. Что объединяет

Самоубийство растянутое во времени

В нашей жизни есть место игре и развлечениям. Неприятности начинаются, когда игра, вытесняя всё

По секрету всему свету, или Как не получить срок за болтовню

Две бабульки у подъезда, обсуждающие проходящих мимо соседей, – это часть пейзажа, местный колорит. Но

Оставить след на Земле

Время нашей жизни в этом мире ограничено, но как хотелось бы, чтобы после нашего ухода из неё мы получили