20 Мая
2024 года
поделиться
Категория: Социальная

Мамина тарелка

Говорят, что один мудрый, но бедный человек каждый день ходил на базар и покупал семь лепёшек.

И вот однажды его сосед поинтересовался:
– Зачем бедному человеку каждый день покупать семь лепёшек?


Посмотрел он на соседа очень внимательно и сказал:
– Две я отдаю в долг, двумя долг плачу, одну лепёшку берегу для людей, одной лепёшкой от людей берегусь, а одна лепёшка достаётся мне.


Но так и не понял сосед его объяснения и снова спросил:


– Уважаемый, объясни мне, что значат твои слова о семи лепёшках? Я не могу догадаться.
– Что же тут непонятного?! Две в долг отдаю – своих детей кормлю. Двумя лепёшками долг плачу – родителей кормлю. Одну для гостей или соседей берегу. Одной от людей берегусь – собаку свою кормлю. А одну ем сам. 
Но, несмотря на то, что главный герой этой истории был действительно мудрым и справедливым человеком, он забыл ещё об одном члене семьи – своей жене, матери своих детей. Ей, по его логике, предстояло питаться самостоятельно. А может, жены у него к тому времени и не было. 


Несмотря на все процессы глобализации, тема распределения еды внутри семьи до сих пор остаётся актуальной просто потому, что многие семьи не в состоянии купить её в достаточном количестве. Иногда распределение еды упирается и в культурно-национальные особенности менталитета. 


И действительно, в реальной жизни многие сталкиваются с набором стандартных стереотипов: мужчине – мясо, женщине – «трава», детям – сладкое/молоко. И вроде как в этом определённая логика есть: мужчина – добытчик, затрачивающий массу энергии, поэтому лучший кусок – ему.

 

Хотя на самом деле в настоящее время многие мужчины выполняют в физическом плане работу не более тяжёлую, чем женщины, а иногда (с учётом женского физического труда в доме) – и менее. Тип занятости сменился, а стереотипы остались. Более того, нагрузки, испытываемые организмом женщины во время беременности, родов и грудного вскармливания, – колоссально высокие. 


Неравномерное распределение продуктов питания присутствует даже в семьях с высоким доходом, а если семья экономит или живёт в условиях бедности, – первыми снижаются качество и количество пищи именно в тарелке матери. 


Этому есть характерно выраженный пример. Семья Лыковых – староверы, сбежавшие от коммунистических властей в горы Алтая. Старообрядцы с классическим патриархальным укладом семьи. Зимой 1961 года семью, которая не поддерживала связи с внешним миром и не смогла заготовить достаточно припасов, настиг голод. Добровольно заморила себя голодом мать семьи – Акулина, отец и четверо взрослых детей выжили. Женское самопожертвование.


При этом, в условиях дефицита денег на питание, женщины обычно начинают поправляться, что часто выражается во мнении супруга: «Ей надо меньше есть», в противоположность тому, что ей, вообще-то, нужно питаться полноценно. А ведь всё банально: если кусок мяса достаётся мужу и частично детям, то женщине остаётся заглушать голод макаронами или булкой со сладким чаем, что назвать полноценным и полезным питанием нельзя. 


Интерлюдия 1
В далёком 2005 году мне довелось некоторое время работать в одной из дагестанских больниц. Это был мой первый опыт работы в мусульманском регионе с вековыми мусульманскими традициями. Что меня поразило, так это результаты анализов крови: почти у всех женщин детородного возраста выявлялась анемия разной степени выраженности (у сельских жительниц – гораздо сильнее), которой не было в анализах мужчин и пожилых женщин. Я сильно удивилась, поскольку кухня Дагестана строится на большом количестве мясной пищи. Но пожилая врач сказала: «Ты серьёзно думаешь, что мясо из хинкала достаётся женщинам? Они едят тесто». 


А между тем пожилым женщинам, имеющим взрослых сыновей, мясо действительно доставалось. Дагестанские мужчины заботились о своих матерях. 


Женщины, кстати, и сами могут умело себя «обделять», поскольку «вот тот шницель – мужу на обед, ведь он не будет котлеты; ребра потушить – свёкрам; детям – куриные голени, а себе – ничего и не осталось». А ведь если бы муж согласился есть котлеты с гарниром, а не цельный кусок мяса, то и его жене достался бы кусочек. И так – изо дня в день.

 

Ведь во многих семьях ещё и принято сначала кормить мужчин, а уж что останется – женщинам и детям, из которого мать всё равно выберет лучшие кусочки и накормит детей: «они ведь растут». Более того, зачастую работающая вне дома женщина настолько замотана второй сменой на кухне (и в целом домашним хозяйством), что существует по принципу «лишь бы всех накормить», а самой – что останется. Просто чтобы дать себе немного времени на отдых.


А между тем в Исламе существует достаточно много правил относительно питания. И согласно им не стоит переедать всем членам семьи, а также – мужчина должен заботиться о том, чтобы его домочадцы (абсолютно все: родители, дети и даже жена) получали качественное питание в необходимом количестве. Даже в условиях бедности питание должно быть равноценным для всех. 


Мы живём в эпоху изобилия, однако, даже имея стеснённость в средствах, мы в состоянии питаться гораздо лучше, чем наши предки. Главное – уметь распределять то, что имеешь, с учётом интересов всех членов семьи, так, как это и положено по законам Ислама. 

 

Интерлюдия 2
Они прожили вместе 30 лет. У них были уже взрослые дети, которые жили отдельно. Вот только завтрак у этих двоих людей на протяжении всех тридцати лет оставался неизменным. Она брала свежую булочку и разрезала её вдоль напополам. Верхнюю половину – наиболее поджаристую, хрустящую и аппетитную – она намазывала маслом и отдавала своему мужу, а нижнюю – оставляла себе. Но в день юбилея она взбунтовалась.

 

«Я 30 лет отдаю своему мужу самую вкусную половину хлеба и сегодня я хочу её съесть сама», – подумала она. И взяла нижнюю, мягкую половину булки, намазала маслом и дрожащей рукой подала своему мужу. А он сказал: «Я 30 лет мечтал съесть эту мягкую половину булки, но оставлял её тебе, поскольку она более вкусная, и сегодня ты сделала мне такой замечательный подарок».

Фатима Манзур,

Исламабад, Пакистан