Мечети прибалтийских татар: шесть веков исламского влияния в Северо-Восточной Европе

Мечети напоминают нам о том, кто мы есть, через что мы прошли… Конец XIV века стал временем великих потрясений для стран Евразии. Это была эпоха завоевательных походов Чингизидов, Золотой Орды, Тамерлана (Тимура).

статья опубликована в номере: 21 (586) / от 01 ноября 2019 (Раби уль-Авваль 1441 г.)
157

Начало

В 1395 году, 15 апреля, Тимур на реке Терек (территория современной Северной Осетии) победил хана Тохтамыша. Это было началом конца великой гегемонии Золотой Орды. После разгрома войск Тохтамыша Тамерлан вторгся в западные улусы Золотой Орды, которые предал опустошению и грабежу.

 

И на осколках некогда великой империи возникло новое государство – Крымское ханство, управлявшее территориями от Чёрного моря до Каспия. К началу XV века Крым практически полностью вышел из зоны влияния правителей Золотой Орды. И в 1441 году на престол взошёл первый хан Крымского ханства Хаджи I Гирей (1397–1466). Он родился в эмиграции, на севере, – в городе Тракай, на территории Великого княжества Литовского.

 

Мусульмане Литвы

Управляемое великим князем Витовтом (1350–1430), это мощное государство простиралось от Балтики до территорий нынешней Южной Украины. При поддержке Витовта в 1428 году Хаджи I Гирей в конечном итоге получил контроль над Крымом. Ещё в 1398 году в конфликтах Витовта с соседями, особенно агрессивными христианскими тевтонскими рыцарями на Западе, к нему присоединилась группа татарских воинов из Южной Евразии.

 

В знак благодарности Витовт наградил их землями, простирающимися от города Тракай до нынешнего польского города Белосток на западе и столицы Беларуси – Минска – на востоке. Татарам была дана возможность исповедовать свою исламскую веру и обычаи; аналогичная свобода была предоставлена и представителям других религий: иудеям, караимам, католикам, протестантам и православным.

 

Татарская община росла и процветала, становясь неотъемлемой частью общества. Так было и в эпоху Речи Посполитой, политического образования, пришедшего на смену Великому княжеству Литовскому и просуществовавшего до XVIII века, до раздела между Россией, Пруссией и Австрией. Польско-литовские татары, известные также как липкинские татары, были преимущественно мусульманами-суннитами. Они обосновались в лесах Балтийского региона.

 

Примечательно, что их жилища и мечети практически повторяли формы и сооружались из материалов аналогичных строений на их исторической родине – на юго-востоке Балкан (Фракии / Румелии) и в Северной Анатолии. Но при этом мусульманская архитектура имела много общих черт с деревянной архитектурой Балтии, отчасти это связано с наличием легкодоступного материала – древесины.

 

Первый исторический документ

В 1558 году трое липкинских татар совершили по обычаю мусульман паломничество к святым местам. По пути в Мекку они остановились в Стамбуле, и для визиря султана Сулеймана l Великолепного (1495–1566 гг.) один из них, предположительно Дервиш Челеби кади Мурзич, написал трактат о татарах в Литве «Рисале-и Татар-и Лех», где «Лех» – османское название Польско-Литовского государства (профессор С. Кричинский, автор монографии о литовских татарах).

 

«Рисале-и Татар-и Лех» можно условно разделить на две части. И если в первой части много внимания уделено султану и его приближённым, то вторая часть содержит сведения о липках (литовских татарах): об их происхождении, языке, вере. Описывая свои впечатления от мечетей Стамбула и молитв, услышанных там, автор с сожалением замечает, что литовские татары имеют «убогие и низкие, построенные из дерева мечети наподобие тех, что находятся в сёлах Румелии, – без минаретов и приютов, но зато они есть в каждом большом городе (местности)…

 

Строительство роскошных мечетей, – пишет он, – связано с большими трудностями, потому как без разрешения правительства нельзя строить новые». Примечательно, что, описывая устройство мечетей на родине, автор отметил, что у литовских татар в мечетях молятся и женщины, но в специальном месте, отдельно от мужчин, чтобы не нарушать правила, запрещающего молиться вместе. 

 

Первые изображения

Самое раннее изображение деревянной мечети балтийских татар, которое мы имеем, – это гравюра XVIII века, изображающая деревню Лукишкес, что была основана в XVI веке и впоследствии стала частью Вильнюса. В 1867 году деревенская мечеть была реконструирована, но это не спасло её от разрушения в 1940 году.

 

Изображение даёт достаточно подробные сведения о форме и урезанной конструкции бревенчатой стены, чтобы подтвердить вышеприведённое утверждение о связи мечетей татар-липки с мечетями Румелии / Фракии. Это явный предшественник более поздних балтийских мечетей.

 

Сохраняя мусульманское верование, к XVIII веку липки утратили свой первоначальный язык, переняв языки более крупных общин – польской и литовской, в которых они жили (хотя и сохранили в быту арабский алфавит). Татарский востоковед XIX века Мухаммед Мурад аль-Рамзи описал данную ситуацию:

 

«Случилось так, что “пауки забывчивости” распространили свою паутину на обычаи и языки липки по прошествии веков. Тем не менее, несмотря на это, они никогда не теряли своей веры – Ислам, хотя у них нет о ней научных знаний».

 

После пяти веков, в течение которых в регионе были созданы десятки мусульманских общин, период конца XIX и первых десятилетий ХХ века оказался очень сложным для данного региона. Представители многих конфессий эмигрировали, в том числе в Соединённые Штаты Америки. Именно здесь в 1931 году в Уильямсбурге – это один из районов Бруклина – липкинскими татарами была возведена до сих пор сохранившаяся мечеть.

 

В 1920-х годах в девятнадцати общинах было зарегистрировано около 6000 верующих, которые поклонялись в семнадцати мечетях. В 1925 году они создали Мусульманское религиозное объединение и Культурно-образовательный союз польских татар, которые стремились объединить всех мусульман в Польше и поддерживали проведение социальных и культурных мероприятий.

 

В 1930 году в Каунасе (Литва) была построена уникальная мечеть каменной кладки (в гибридном османо-мамлюкском стиле с куполом и минаретом) в память 500-летия со дня смерти великого князя Витовта. Ситуация резко изменилась во время Второй мировой войны. В результате смещения восточной границы Польши большинство татарских поселений осталось на прибалтийских территориях, аннексированных Советским Союзом.

 

В соответствии с антирелигиозной идеологией советской администрации мечети, кладбища и библиотеки мусульман были разрушены. Мечеть в Каунасе стала цирком. На протяжении всего этого трудного времени татарская мечеть в далёком Нью-Йорке считалась единственной, заверяющей веру балтийских мусульман.

 

Мечети Прибалтики сегодня

К тому времени, когда независимость стран Балтии была восстановлена, в начале 1990-х годов, исламская религиозная община выжила, но большинство её традиционных деревянных мечетей не сохранилось. В Литве сейчас действуют всего три исторические мечети (в деревнях Кетуриасдесимт Таториу, Райжяй и Немезис), в Польше – две (в деревнях Крушиняны и Бохоники), две в Беларуси – в деревнях Навахрудак и Ивье.

 

В Литве мусульманская община Кетуриасдесимт Таториу («Город сорока татар»), расположенная недалеко от Вильнюса, была впервые упомянута в 1558 году. Мечеть, обслуживающая татарское население, сегодня является старейшим действующим местом поклонения мусульман в Балтийском регионе.

 

Расположенный поблизости Райжяй является важным центром, где традиционно отмечаются праздники литовских татар. Эта община была основана в XV веке, а в 1556 году здесь была построена мечеть. Нынешняя мечеть – единственная, которой было разрешено функционировать в советский период.

 

Она не имеет древней истории, но внутри неё находится редкий деревянный татарский минбар, построенный в 1684 году. Рядом находится деревня Немезис. Её мечеть, построенная в 1909 году и используемая в качестве хранилища оружия и боеприпасов в советское время, является самой богато украшенной из всех сохранившихся балтийско-татарских мечетей.

 

В татарских сёлах Крушиняны и Бохоники в северо-восточной Польше интерьеры мечетей сохранили свой первоначальный вид, в то время как большинство мечетей в Прибалтийском регионе были отделаны внутри и снаружи деревянными панелями, появились у них и оконные рамы.

 

В каждом здании есть мужские и женские молитвенные комнаты с высокими потолками и галереей, разделённые стеной. Мечеть села Крушиняны имеет прямоугольную форму с двумя квадратными башнями на северной оконечности. Построенная, вероятно, в конце XVIII века, она была отреставрирована в XIX и восстановлена совсем недавно.

 

Нынешняя мечеть Бохоники с её квадратной планировкой и высоким куполом была построена в XIX веке. Хотя исторические хроники подтверждают, что первая мечеть здесь была возведена в 1717 году. В обоих зданиях нет минаретов: липкинские татары традиционно не призывали на азан с минаретов, а ходили по дворам, и этот обычай описан в XVI веке в книге «Рисале-и Татар-и Лех».

 

Одна из двух сохранившихся в Беларуси деревянных мечетей, построенная в XVIII или XIX веке в Ивье, уникальна тем, что на вершине её крыши находится минарет вместо фонаря, который был характерной чертой балтийских деревянных мечетей. Деревня была основана в XVI веке.

 

Мечеть Навахудрак была самой большой в регионе, в советский период стала жилым зданием (при этом был разрушен минарет), затем вновь открыта в 1997 году. После восстановления независимости в Прибалтике эти семь сохранившихся мечетей стали центрами религиозного культа, народных обрядов и культуры липки.

 

Несмотря на то, что нынешнее население татар составляет лишь незначительный процент от общей численности населения Литвы, Польши и Беларуси, сегодня эти места поклонения пользуются уважением и являются важными составляющими культурного наследия Балтии в целом.

 

В частности, они воспринимаются как важные символы религиозной терпимости, проявленной Великим княжеством Литовским более шести веков назад (когда в других частях Европы свирепствовала религиозная борьба), к идеалам которого стремятся современные балтийские государства.

 

Пожалуй, самым ярким символом вселенского сосуществования, на которое способен регион, является одинокий высокий каменный минарет в османском стиле, всё ещё стоящий в литовском городе Кедайняй. Он был построен в 1880 году наместником русского императора генералом армии Эдуардом Тотлебеном для своей любимой жены, которая была турецкого происхождения.

 

На мемориальной доске у основания минарета есть надпись на арабском языке из Корана: «Кто может вмешаться в него, кроме как с Его разрешения?» (сура «Аль-Бакара», аят 255).


ГАЙ (ГАЙДАР) ПЕТEРБРИДЖ
ПРОФЕССОР, СПЕЦИАЛИСТ ПО КУЛЬТУРНОМУ НАСЛЕДИЮ И ИСТОРИИ ИСЛАМА
 

Также в рубрике

Что Кутузов знал о ваххабитах?

Да, речь идёт о том самом Михаиле Кутузове – талантливом полководце, герое Отечественной войны 1812 года,

Первый в мире университет

Есть такое мнение, и его придерживаются многие исследователи науки, что первый университет был основан в

Спустя 50 лет первая мечеть словении открыла свои двери

Мусульмане, живущие в Словении, получили, наконец, возможность собираться на коллективные молитвы – после

«Примите мой привет и благодарность Красной армии!»

Май 1942 года. Стремительное наступление немецко-фашистских захватчиков удалось остановить с большим трудом