Должны ли мальчики учиться отдельно от девочек?

Интервью с заслуженным учителем РФ Тамарой Юрищевой Ответ на этот вопрос у каждого свой, да и аргументов в пользу каждого варианта не один десяток. Тем более что у гендерного обучения в России есть своя история.

статья опубликована в номере: 40 (581) / от 15 августа 2019 (Зуль-хиджа 1440 г.)
82

До Октябрьской революции 1917 года в России повсеместно применялось раздельное обучение. После Октябрьской революции, под девизом равноправия мужчин и женщин, последовал отказ от практики гендерного обучения и произошёл переход на смешанное обучение – мальчики и девочки в одном классе.

 

Однако 16 июля 1943 года Совнарком СССР принял постановление о создании мужских и женских гимназий, но с 1 июля 1954 года школы вновь объединили. О плюсах и минусах раздельного обучения мы попросили рассказать Тамару Ивановну Юрищеву – в недавнем прошлом директора средней школы № 3 гендерного обучения города Тулы, заслуженного учителя РФ, отличника народного просвещения РФ. 

 

– Тамара Ивановна, вы основоположник гендерного (раздельного) обучения в Туле и Тульской области. Как вы к этому пришли и что вами двигало на пути реализации этой идеи?

– Лет тридцать назад я прочитала книгу доктора биологических наук, кандидата технических наук В. А. Геодакяна «Эволюция пола». Она меня заинтересовала и дала ответы на многие вопросы. Например, почему мальчики учатся хуже девочек в начальной школе.

 

Мне повезло, что у меня был коллектив единомышленников, и мы загорелись идеей создать классы раздельного обучения девочек и мальчиков. Мы консультировались со многими известными специалистами, в частности с доктором медицинских наук, почётным работником общего образования РФ В. Ф. Базарным, посетили раздельные школы в Англии и Америке, познакомились с аналогичной школой в Красноярске и Москве.

 

Но их система работы нас не совсем устраивала. Как я уже говорила, профессор В. А. Геодакян в своей работе 1963 года отмечает, что у женщин и мужчин разное предназначение на земле, то есть это биология, а, как говорится, с биологией не поспоришь.

 

У мужчины предназначение – продолжение рода, а у женщины – выносить и воспитать ребёнка, а раз предназначение разное, значит, по-разному и устроен мозг. К примеру, учитель входит в класс к мальчикам и прямо с порога может начать работать. А с девочками так нельзя. Нужно зайти, поздороваться, ласково на них посмотреть. Это совсем разная структура подаваемого материала. 

 

– В 90-е годы, когда вы пришли в министерство образования регистрировать школу такого формата, какая была реакция у чиновников?

– Мы подготовили все документы, и нас заслушали в департаменте образования, председателем комиссии была профессор Заславская. Но у членов комиссии было беспокойство, что мы нарушим социум, а мы доказывали обратное. В итоге мы отстояли свою идею.

 

А для социальной адаптации сделали совместные уроки для девочек и мальчиков – уроки музыки и рисования. К тому же классы девочек и мальчиков были рядом, то есть перемены были общие. Набор в раздельные классы был с первого года обучения, более старшие дети под данную программу не попадали.

 

– Какими темпами шёл набор в классы раздельного обучения?

– Желающих было очень много, но этому предшествовала огромная разъяснительная работа. Мы организовали презентацию, раздали брошюры. 

 

– А как подбирались педагоги под этот формат обучения?

– Я всегда работала с психологами. Ими была внедрена программа по тестированию учителей. Это порядка 200 вопросов. И весь наш коллектив, в том числе и я, прошли это тестирование, в ходе которого было выявлено, кто подходит для работы с девочками, а кто – для работы с мальчиками.

 

Мы это очень строго соблюдали, прямо с начальной школы. И это дало результаты. Была у нас такая учительница начальных классов – Мария Дмитриевна Акимушкина, заслуженный учитель России. Так вот, только в одном из её классов из 15 человек восемь закончили школу с медалью. 

 

– Разрешение получили, коллектив сформировали. Где вы брали методику обучения? Она есть готовая или вы её сами разрабатывали?

– Она есть готовая, мы её только в процессе обучения дорабатывали. Девочки – это более медленно, более продуманно, с лаской; мальчики – это только вперёд. И мы исключили соревновательность между детьми, особенно между девочками. В основном все учителя работали индивидуально с каждым учеником. У В. Ф. Базарного есть слова: «Обучать согласно природе сообразности».

 

У нас каждый ученик проходил тестирование у психолога, мы знали каждого ребёнка, его память: долговременную, кратковременную, его восприятие, точность, быстроту мышления. И вся эта информация была у каждого педагога. И поэтому учитель, приходя в класс, уже точно знал, какой ученик на что способен. Например, тот, кто медленно думает, никогда быстро «не выстрелит», поэтому мы убрали практику выхода ученика для ответа к доске, только если он сам изъявит желание.

 

Ну а девочки, они же все принцессы, королевы, поэтому ни в коем случае нельзя устраивать среди них соревнование. Когда я давала какое-то задание, то всегда говорила: «Никаких звуков, никакого подня
тия рук». Мы вообще старались работать без поднятия рук: «Глазками мне покажите – и я подойду и проверю задание».

 

Ещё у нас не было практики звонка на перемену, то есть звонок даёт сигнал на перемену – и неправильно действует на психику ребёнка. Ещё у нас была практика, что дети учатся в одном кабинете, из класса в класс ходят только учителя, кабинетной системы не было. Дети – в своём «доме», за своей партой, происходил процесс сбережения психики.

 

– Случалось ли, что родители разочаровывались в подобной форме обучения, или, наоборот, к вам пытались переводить из других школ своих детей?

– По этому вопросу массовости не было, но были единичные случаи. Например, одни родители перевели дочку, ученицу 6-го класса, в другую школу, с формулировкой, что их ребёнку не хватает общения с мальчиками. Я считаю, что в данном случае родители пошли на поводу у своего ребёнка.

 

Были случаи, что мы принимали детей из других школ. Также мы собирали родителей, проводили лекции, обучение на темы «Мотивация поведения в семье девочек», «Мотивация поведения в семье мальчиков», с приглашением интересных людей.

 

– И всё-таки, как вы считаете, почему в современной России не используется массово раздельное обучение?

– Что касается России, то наша школа ввела гендерное обучение именно на основе различий в восприятии информации мальчиками и девочками. Больше подобного подхода нигде не было. Вот пример. Одна московская школа ввела гендерное разделение классов, но они пошли дальше и ввели различные предметы.

 

Так, мальчики воспитывались в армейском режиме, а девочек обучали в духе института благородных девиц. Это не совсем правильно. Мы не меняли содержание образовательной программы, дети получали одинаковый объём знаний, разница была в подходе, подаче. И это давало хорошие результаты.

 


БЕСЕДОВАЛ МАГОМЕДРАСУЛ МАГОМЕДОВ
 

Также в рубрике

Чем живут мусульмане Альметьевска?

Интервью с имамом-мухтасибом Альметьевского района Республики Татарстан Фагимом-хазратом

Мексиканец с аварским акцентом

Возможно, многие уже видели в соцсетях ролик, в котором мексиканец читает стихи на чистом аварском языке.

Дороги, которые нас выбирают

Мы не выбираем ни страну, где родимся, ни время, в котором родимся. Но в наших силах быть понастоящему нужным,

Что угрожает человечеству?

Терроризм и экстремизм остаются в списке главных угроз человечеству. И хотя данные ежегодного исследования