Ты – мой маленький мир...

По маленьким улочкам, держа за руки старших, шли маленькие дети. Одни шли весело, бодро, напевая песенки из мультфильмов. Другие рыдали перед предстоящей у ворот садика разлукой. Третьи мчались по улицам вперёд и снова возвращались назад, словно батарейка внутри них заряжена за ночь на сто процентов.

статья опубликована в номере: 12 (577) / от 15 июня 2019 (Шавваль 1440 г.)
171

Тут отчётливо чувствовался запах пыли: это капельки дождя начали падать на тёплый асфальт. Рустам поднял глаза к небу. И тёплая капелька дождя попала ему прямо в глаз. – Ай, – сказал мальчик, отнимая пухлую ручку из бабушкиной морщинистой руки.

 

– Бабуля, прямо в глаз попала. – Не болтай, Рустам, опоздаем, – ответила пожилая женщина, явно озабоченная чем-то более важным, чем начало первого летнего дождя. – Ну вот, пришли, внучек. Я приду за тобой первая, обещаю, – женщина поцеловала внука в лоб очень нежно и ласково.

 

Мальчик печально посмотрел в глаза бабушки. Рядом весело щебетали другие детишки из его группы: мамы переодевали их в сменную форму и нежно обнимали перед прощанием. Рустам был не по годам умным мальчиком. Он тоже хотел красивую форму и новый самолётик с пультом управления.

 

Ему хотелось кататься на машинках в парке и кушать мороженое каждый вечер по дороге домой. Но он понимал, что всё это требует денег. А денег у семьи нет. И он скромно молчал, будто принося свои детские мечты и надежды в жертву семейному счастью.

 

В свои пять лет он прошёл через столько испытаний, сколько не под силу иной раз даже взрослому человеку. Отец мальчика разбился в аварии, когда ему был год. И он уже не помнил, как выглядел отец и что говорил. Мама Рустамчика серьёзно заболела. О страшном диагнозе семья узнала полгода назад. С тех пор воспитанием ребёнка занималась бабушка.

 

Из группы вышла воспитательница Рустама. Она взяла ребёнка за руку и, весело разговаривая с ним, отвела в группу. Как и везде в горских аулах, где все друг друга знают, так и тут все были в курсе того, что жизнь ребёнка стала очень печальной.

 

Малика Курбановна всегда по-особенному относилась к Рустаму: его пухлые щёчки, покрытые румянцем, влюбили воспитателя в себя с первого дня. Волосы были русые, прямые. Глаза карие и красивые, как у его матери. А тихий, скромный нрав и печальный взгляд заставляли отстаивать интересы ребёнка с особенным рвением. Малика была разведена. Детей у неё не было.

 

Но, как и каждая женщина, она тайно мечтала о сыне или дочке. Мечтала наряжать их красиво и учить их чему-то полезному. Мечтала однажды встать на молитвенный коврик с маленьким родным человечком и получить за это награду от Аллаха . В свои 35 лет женщина уже не верила в своё семейное счастье и посвятила себя воспитанию других детишек. За окном доносились звуки азана. Дети ещё спали. Телефон воспитателя зазвонил.

 

– Алло... Да, я... Да, он здесь. Что? Как... Не может быть... Не может быть... – лицо женщины выражало полное отчаяние. Слезы пеленой покрыли глаза, словно слезинки не желали катиться из нежных женских глаз. Но вскоре все разом хлынули и покрыли щёки.

 

– Хорошо, я поняла вас... Давайте я его заберу на несколько дней. Зачем ребёнку слышать плач и причитания? Это очень сильный стресс для мальчика. Нет, что вы, никакого неудобства мне это не причинит. Напротив, я буду только рада...

 

Женщина вновь заглянула в комнату, где спали дети. Ей было безумно жаль Рустамчика, оставшегося теперь круглым сиротой. Но вдруг она заметила, что мальчик не спит. – Ты почему не спишь, Рустам?

 

– Малика Курбановна удивлённо посмотрела на него. – Не знаю, мне не спится. Я к маме хочу... – Мама уехала в город, Рустам... На лечение, с бабушкой. Сегодня ты пойдёшь ко мне. Я куплю тебе мороженое и новую игрушку, хорошо? Мальчик ничего не ответил. Интуиция подсказывала ему, что тут что-то не так. Но расшифровывать свои внутренние сигналы он пока ещё не умел...

_________

Смерть молодой женщины ошарашила всё село. При виде Рустама все на улицах говорили: «Вай Аллах ... Круглый сирота... Ой, бедный малыш...» Малику это очень сильно раздражало. – Пожалуйста, не показывайте жалость при ребёнке, – говорила она шёпотом каждому, кто громко причитал о нелёгкой судьбе мальчика. Бабушка Рустама была пожилой женщиной и тоже болела.

 

Но, тем не менее, спустя две недели после смерти дочери она забрала Рустама домой, говоря, что теперь у него не осталось никого, кроме старой бабули. И она обязана смотреть за ним. Когда Рустама забрали, в доме стало невыносимо пусто и мрачно. За эти две недели он стал для женщины почти родным, любимым человечком. Сердце Малики было очень добрым и мягким. 

 

Она долго думала о судьбе ребёнка и решила усыновить мальчика. Ночью, встав на истихара-намаз, она в слезах попросила Всевышнего помочь ей, если в этом будет благо для маленького Рустама и для неё самой. Помочь ей понять, станет ли она хорошей матерью и не травмирует ли ребёнка ещё больше. В ту ночь ей приснился сон, будто мальчик один гуляет по тёмному лесу и кричит о помощи. Но никто не искал его и не пытался спасти.

 

Женщина хотела закричать: «Я здесь, малыш! Иди ко мне! Не бойся». Но голос предательски пропадал всякий раз, когда она пыталась кричать. Ребёнок плакал, метался. Над головой Рустама сгущались тучи. Рустам поник. Он в отчаянии сел на землю и начал плакать.

 

И тут из груди женщины вырвался крик: «Я здесь, сынок! Я здесь! Иди ко мне, Рустам!» Мальчик посмотрел по сторонам. Вдруг он увидел воспитательницу и побежал к ней навстречу. Тучи на небе рассеялись. Выглянуло солнце. Женщина и мальчик крепко обнялись. В этот момент Малика проснулась. Она поняла: это был знак. Очень хороший знак.

 

_________

Малика отворила старенькую калитку и перешагнула через лежавшего на проходе кота, сладко дремавшего у двери. – Гульнара... Вы дома? Бабушка Гульнара? – она смотрела по сторонам с опаской. Сердце сжималось от боли и печали за судьбы всех, кто когда-то жил в этом доме. – Заходи, доченька. Я тут, лежу... Не могу встать. Ты чего пришла? Что-то с Рустамом? Почему ты не на работе?

 

– Всё в порядке. Я хотела с вами поговорить... Об Рустаме. Я его очень люблю... Люблю как своего родного 
сыночка. У него никого кроме вас не осталось. И я вижу, что вам тяжело за ним смотреть. Вам самой нужен уход. Понимаете... Я подумала, может, я... Может быть, я усыновлю его...

 

Гульнара схватилась за сердце и начала плакать. Она была ошарашена таким решением женщины. Но прекрасно понимала, что это был бы единственно верный выход из сложившейся ситуации. – Я не стану противиться, дочка. Хоть сердце моё сейчас обливается кровью, – голос бабушки дрожал. У неё не получалось сдержать слёзы.

 

– Не плачьте, ради Аллаха . Я прошу вас. Мы будем жить все вместе, вам тоже нужен уход. Мне будет только в радость, если я смогу быть полезной для вас. Пожалуйста, не отказывайтесь. Гульнара согласилась. Она очень крепко сжала руку воспитательницы в своих стареньких руках и поцеловала её.

 

_________

Судебные тяжбы по усыновлению

Рустама длились несколько месяцев. Суд отказывал женщине в праве усыновления из-за того, что семья была неполной. Однако спустя полгода ей всё-таки удалось забрать мальчика. Гульнара и Рустам переехали в дом Малики.

 

Об этом происшествии судачило всё село. Все были восхищены поступком женщины и как могли пытались её поддержать. Ребёнок менялся на глазах. Печаль в глазах с каждым днём сменялась искоркой счастья и детским озорством. Он стал более уверенным в себе и жизнерадостным.

 

Он всегда помнил о маме и об отце: их фотографии были в его маленьком альбоме, который он просматривал каждый день. Жизнь Малики наполнилась смыслом. Вот оно, счастье! Быть кому-то нужной. Быть полезной. Сделать эту жизнь добрее и ярче хотя бы на одну детскую улыбку. Наполнить мир маленького человечка светом. Ведь свет от его сияния наполнял и её маленький... большой мир.  

 

САФИЯ МУСАЕВА
 

Также в рубрике

Папа хотел сына, а родилась дочь...

Во многих восточных странах и регионах проблема пола новорождённого малыша в семье стоит весьма остро.

Эпидемия в Сети

Моя клавиатура давно заброшена, и только в дни уборки я с неё смахиваю пыль. Как писатель, что забыл о своей

Чужой беды не бывает

О судьбе Нелли Иванченко, живущей в посёлке Сулак в Дагестане, узнали многие. В начале января у неё случилось

Модное «покрывало»?

Трансформация исламской женской моды Мир меняется, а с ним и капризы моды. И если вчера хиджаб был одеждой