Ушёл на фронт добровольцем...

С каждым днём, с каждым мгновением на земле становится всё меньше свидетелей самой страшной войны. Вице-премьер Татьяна Голикова на заседании оргкомитета «Победа» озвучила цифру 1,4 млн человек – это и ветераны, и труженики тыла, и приравненные к ним лица. Но непосредственных участников боевых действий и инвалидов осталось 97 тысяч человек. А всего в рядах Красной Армии в годы войны числилось более 11 миллионов. Хотя участком войны можно назвать каждого жившего в те годы в СССР.

статья опубликована в номере: 33 (574) / от 01 мая 2019 (Ша’бан 1440 г.)
123

Из воспоминаний :

«…Мне было лет 10 или меньше, все женщины в селе уже ходили в чёрном. Похоронки приходили чаще писем. Всё, что было, мы отдавали фронту, а было-то немного. Серебро, что досталось маме от бабушки, а ей – от прабабушки, отнесли в сельсовет ещё в самом начале. Весь урожай тоже ушёл на фронт. На семью оставили мешок муки, кукурузы, немного гороха.

 

К весне из еды почти ничего не оставалось, мы выкапывали корешки, сладкие клубни, спасала черемша. Её добывали из-под снега, пальцы стирались в кровь, руки долго болели. Когда появилась крапива, пекли из неё хлеб. Мама обменяла старинный расшитый золотом платок на несколько мерок муки, она была не похожа на нынешнюю, серая с отрубями.

 

Мы с сёстрами собирали крапиву, дикий лук и много другой травы. Бабушка сваливала всё в корыто и рубила, к зелёной массе добавляли несколько горстей муки и вымешивали зелёные лепёшки…»

Такой была война в воспоминаниях наших бабушек. Да, они не находились под пулями, но они делали всё, чтобы приблизить победу. Работали в колхозах, строили оборонительные сооружения, рыли окопы:

 

«…Мне было 14 лет, школу я ещё в начале войны бросила, как отца на фронт забрали, – в колхозе нужно было работать. А тут всех девушек стали собирать на строительство оборонительных траншей. Мы и языка толком не знали, боялись всего, мало кто из нас дальше села уезжал, а тут город… Еды почти не было, утром давали кусок хлеба, а вечером – баланду, которую и есть было невозможно.

 

От голода нас уже качало. Однажды солдаты притащили нам рыбу и знаками показали – вот, мол, еда. А она огромная, мы ей брюхо распороли, а оттуда грязь как потечёт… Это уже после войны я узнала, что рыба была белуга, а грязь, от которой мы её отмывали, – икра. А тогда мы куски рыбы в котелок покидали и сварили, так наелись, что тошнило... Тяжело было, домой хотелось, и страшно…»

 

Для многих Победа пришла не 9 мая, как гласит история. Она пришла с солдатами, возвращающимися домой, с первыми вспаханными полями, с мыслью, что можно жить и не бояться.

«Это было летом, все женщины и оставшиеся мужчины ушли косить траву, в селе только старики и дети оставались. Как вдруг раздался крик: «Патиха!» – так искажённо звучал из уст секретаря партячейки призыв читать «Фатиха» – первую суру Корана. «Патиха! Мусульмане, война кончилась!» – этот крик было слышно отовсюду. Война калечит тело, душу, меняет судьбы, перекраивает жизни. Нет ничего страшнее войны, нет ничего ценнее мира.  Мой дедушка умер десять лет назад, в ночь на 9 мая у него случился инсульт, и 17 мая его не стало…

Он был очень красивый, высокий, стройный, но главное – он был умён, мудр и совершенно бескорыстен. Его звали Омар Омарович Камалов. Он ко многому стремился, после техникума хотел поступить в институт, но война помешала. После ранения, уже в Махачкале, в госпитале, что находился в 13-й школе, его лечащий врач посоветовал ему поступить в медицинский после демобилизации, но дома ждали мать, племянники, сын погибшего брата и дети умершей перед войной старшей сестры (их отец не вернулся с войны).

 

Он ушёл на фронт добровольцем, хотя у него была бронь, после окончания училища работал на каспийском заводе и направление в институт у него уже было. Но летом 41-го к нему в Каспийск приехала мать и привезла последнее письмо брата, что служил на границе. Он пропал без вести в первые дни войны. В письме были строчки: «Здесь пули, как зёрна на горячей сковородке…»

 

Дедушка написал заявление, но ему отказали – единственный сын, да и в тылу кому-то надо работать, но он не сдавался, вновь и вновь брал штурмом военкомат. В итоге его направили в ноябре 41-го на офицерские курсы, после окончания которых он был направлен в действующую армию. Ему было 18 лет, когда пропал его старший брат, и 19 – когда он попал на фронт в звании лейтенанта.

 

А спустя полгода он получил свою первую награду. Я нашла описание его подвига на podvignaroda.ru и только сейчас осознала, каково ему, 20-летнему парню, было там, на фронте. В описании сказано, что Омар Омарович Камалов, будучи командиром 3-го стрелкового батальона 271-й стрелковой дивизии, получив задание уничтожить огневую точку, вместе с пятью бойцами обошёл её и, набросившись на пулемётчика, собственными руками задушил его…

 

Тем самым он выполнил приказ командира дивизии и дал возможность подразделению идти вперёд. За этот подвиг он был награждён медалью «За отвагу». А в 21 год он получил второе ранение – ему оторвало ногу, а осколки изрешетили всё тело. Крупные удалили, мелкие так и остались. Он бы умер, не выжил бы. Но за мгновение до взрыва он услышал голос матери, зовущий его, и, не задумываясь, пошёл на её зов, а мина взорвалась в том месте, где он стоял до этого.

 

Соседи потом рассказывали, что его мать после утренней молитвы выбежала во двор и стала просить: «О Аллах ﷻ, сохрани мне моего сына, моего Омара!» А выбежавшая следом жена старшего сына закричала: «И за Мухсина попроси, и за Мухсина!..» Но мать ответила, что сейчас помощь нужна Омару. Так и было, он услышал её, и это его спасло.В этом году с момента окончания войны – уже 74 года, но каждый год, каждый день бабушка молит: «О Аллах ﷻ, не допусти войны!» 


ГУРИЗАДА КАМАЛОВА
Фото из семейного архива Камаловых
 

Также в рубрике

Первый учитель...

В этой небольшой статье хочу рассказать о своём односельчанине, который посвятил жизнь своей религии и

От Адама عليه السلام до...

Кто был самым первым врачом? Пророк Адам عليه السلام. Ведь ему Всевышний Аллах дал возможность вкусить

Борец за чистоту веры

Татарский богослов современности Валиулла-хазрат Якупов. В последние два десятилетия в России

К 70-летию со дня рождения

Имя Ибрагима Борисовича Канапацкого (1949–2005), общественного и религиозного деятеля белорусско-татарского