30 Мая
2024 года
поделиться
Категория: Религия

«Сначала сосед, потом – дом»

В книге «Благонравие праведников» досточтимый шейх Ахмад Абдулаев, ссылаясь на имама Аш-Шаарани, пишет, что человек в своём поклонении может преследовать различные цели. Кто-то посредством знаний и благих деяний старается занять высокое положение в обществе или получить способность совершать чудеса. Другие стремятся получить место в Раю и другие воздаяния вечной жизни или же пытаются избежать огня Ада и наказаний Судного дня. Есть также люди, которые ставят цель приблизиться к Аллахуﷻ, обрести Его довольство и любовь к Немуﷻ. И лишь самые искренние не стремятся получить от своих знаний и деяний ничего, кроме осознания того, что Аллах ﷻ действительно заслуживает поклонения.

Достичь такой высокой степени – задача для большинства из нас непосильная. Но разве может быть у человека более важная миссия, чем стремиться к этому, равняясь на примеры праведных людей? Об одном из таких примеров, прежде всего для женщин, мне бы хотелось рассказать. Это Рабиа аль-Адавия аль-Басри́, которая получила известность благодаря бескорыстной и всепоглощающей любви к Богу, во имя которой она отреклась от земных благ. 

На вопросы о Рае Рабиа отвечала: «Сначала сосед, потом – дом». Как пояснял имам аль-Газали, это означало, что она стремилась в первую очередь не к Раю, а к Господу. Именно Рабиа аль-Басри считается основоположником концепции о надежде и страхе, согласно которой мусульманину, с одной стороны, следует уповать на милость Всевышнего, а с другой – находиться в постоянном страхе, будучи убеждённым, что он не выполнил и толики предписанного ему. 

Непосредственно о жизни Рабии аль-Басри известно очень мало. Она родилась в начале VIII века в иракском городе Басра, где и прожила большую часть жизни. О её родителях не сохранилось исторических сведений. Её даже не называли по имени отца, как это принято для незамужних женщин в Исламе. Согласно некоторым источникам, причина кроется в том, что, рано оставшись сиротой, Рабиа была продана разбойниками в рабство.

Персидский поэт Фарид ад-Дин Аттар приводит легенду, связанную с рождением Рабии аль-Басри. Собственно, имя ей досталось по очень банальной причине: у её отца-портного уже были три дочери, и поэтому новорождённую назвали Рабией («Четвёртой»). Семья жила настолько бедно, что в доме в ночь рождения Рабии не было даже масла для светильника, и мать никак не могла увидеть лицо младшей дочери. А отец ничем не мог помочь своей жене, ведь он дал обет никогда ничего не просить у сотворённых Богом существ.

В эту же ночь эмир Басры проснулся совершенно разбитым. Он представлял себе бесконечную вереницу дел, которыми будет наполнен день, и никак не мог выкинуть эти мысли из головы. Только прочтя молитву, эмир смог успокоиться: дела могут подождать до завтра, а завтра, иншаАллах, он будет чувствовать себя лучше. За этими размышлениями, почивая среди шёлковых подушек, на мягких перинах, он в виде исключения решил опустить исполнение своего обещания – а он дал обет каждую пятницу возносить Пророку ﷺ четыреста благословений. И хотя он досадовал на свою слабость, но мягкое ложе убаюкивало его сожаление, и скоро он уже спал...

Портной же в ту ночь уснул с тяжёлым сердцем, понимая, что не может помочь жене. И во сне ему явился Пророк Мухаммад ﷺ. Обратившись к портному, Пророк ﷺ сказал: «Ты благословлён дочерью, которая станет великой святой, ходатаем за семьдесят тысяч душ из моей общины. Завтра отправь письмо эмиру Басры. Напомни ему, что он дал обет возносить мне каждую ночь сто благословений, а в ночь на пятницу – четыре сотни. В эту же пятницу он пренебрёг обещанием, и ему надлежит уплатить во искупление этого сотню динаров в твои руки».

Проснувшись, портной в слезах записал всё, что повелел ему Пророк ﷺ, и отправился ко двору эмира, где передал письмо в руки казначею. Прочтя его, казначей назвал написанное бредом безумца и отказался пропустить портного. Однако в этот момент появился эмир. Осведомившись, в чём дело, он сам прочёл письмо. Придя в себя, эмир ответил, что всё написанное – чистая правда. Ведь лишь Пророк v мог знать о его обете. И потому повелел: по причине того, что Пророк ﷺ соизволил вспомнить о нём, раздать нищим десять тысяч динаров и четыре сотни динаров отдать портному. К изумлению эмира, портной согласился взять лишь сто динаров, о которых упоминал Пророк ﷺ. Когда же эмир поинтересовался, на что пойдут эти деньги, портной рассказал о рождении Рабии и трудном положении своей семьи. 

Когда родители умерли, а сёстры по очереди оставили родной дом, Рабиа отказалась уйти с последней из них. Так она осталась под присмотром Аллаха ﷻ, уповая лишь на Него. И когда один разбойник обманным путём оформил над ней опекунство, а фактически сделал её рабыней, Рабиа смирилась и с этой участью, выполняя всё, что от неё требовали, а свободное время проводя в молитвах. Однажды очередной из её хозяев настолько был тронут её преданностью и искренностью служения Богу, что отпустил её на волю. Однако вместо того, чтобы выйти замуж, Рабиа добровольно отказалась от опеки мужчин и посвятила себя поклонению, хотя могла получить все мирские блага. 

По прошествии 20 лет эмир Басры Мухаммад бин Сулейман вновь услышал имя Рабии – на этот раз от вора, который решил порвать со своим прошлым после удивительной встречи с этой благочестивой женщиной. Однажды разбойник решил проникнуть в дом, где жила Рабиа со своей пожилой наперсницей-компаньонкой, посчитав их лёгкой добычей. Однако, пробравшись в дом, он не обнаружил там ничего, кроме чадры этой женщины. Когда же он, взяв свою единственную находку, хотел выйти, невидимая сила воспрепятствовала ему. После нескольких безуспешных попыток он услышал голос, который назвал Рабию Своей слугой и сообщил, что сам дьявол опасается заглядывать в её дом: «И помни, – произнёс голос, – если друг и засыпает, иной Друг неусыпно бдит».

Услышав историю вора, эмир захотел во что бы то ни стало увидеть женщину, которая напомнила ему случай 20-летней давности, чтобы выразить свою благодарность. Увидев Рабию, эмир был изумлён, ведь он и подумать не мог, что духовной красоте может сопутствовать столь ослепительная внешняя красота. Казалось, что от лица Рабии исходит сияние. Эмир рассказал Рабии и про сон её отца, и про вора, который решил искупить свою вину. Рабиа же в течение всего рассказа не проронила ни слова. Очарованный эмир предложил ей стать его женой и пообещал, что будет заботиться о ней и никак не будет ограничивать её в молитвах. Однако Рабиа ответила, что и сейчас свободна в своём служении Аллаху ﷻ – единственном желаемом ею деянии, и даже если бы эмир отдал ей всё, чем владеет, то и тогда она не отвлеклась бы от Бога ради человека даже и на мгновение.

Когда же эмир предложил хотя бы заботиться о ней, чтобы облегчить её жизнь, Рабиа ответила, что слуги Господа никогда не предпочитали лёгкость, а печётся о ней Сам Господь – так же, как Он печётся и об эмире. «Можно ли представить, что Он позабудет о бедных из-за их нищеты и будет помнить богатых из-за их богатства? – спросила она эмира и продолжила: – А если Ему ведомо моё положение, так какая же нужда напоминать Ему о себе? Если таково Его желание, так и я желаю того же».

После того как эмир удалился, приняв её доводы, Рабиа попросила свою наперсницу, чтобы отныне она никого не принимала, дабы не давать людям повода рассказывать небылицы и приписывать ей сверхъестественные проявления. А для себя попросила у Аллаха ﷻ убежища в Нём от всего, что отвращает её от Него, и от всего, что препятствует ей достигнуть Его.

Руки Рабии просило множество благочестивых людей, однако дать верные ответы на четыре вопроса, без которых она даже не рассматривала предложение, смог только известный учёный Хасан аль-Басри. Несмотря на это, и ему Рабиа ответила отказом, сказав, что брачный договор связывает одну личную жизнь с другой, у неё же нет личной жизни, ведь она прекратила своё существование и полностью покинула себя, посвятив себя Всевышнему.

Между тем Рабиа регулярно посещала проповеди Хасана аль-Басри. Однажды, когда она не появилась вовремя и Хасан не стал начинать проповедь, слушатели поинтересовались, из-за кого он медлит. Хасан аль-Басри ответил, что, какая бы мудрость ни была в его словах, они приходят к нему из сердца Рабии. Передают и такой его ответ: «То вино, которое предназначено для слона, не влить в глотку муравьям». 
Свою первую встречу с Рабией Хасан аль-Басри помнил всегда. Однажды, горько стеная на крыше своего дома, он вдруг услышал голос: «Что такое, Хасан? А если это всего лишь слёзы твоей самости? Овладей же собой до того, как это кипучее море овладеет тобой и ты утратишь в нём себя».

Согласно одной из легенд, ученик Хасана аль-Басри, когда они вместе навещали Рабию, спросил, может ли он что-то сделать для неё, ведь она дни и ночи проводит в молитве и почти ничего не ест. Рабиа ответила, что любит финики, которые растут в Басре в изобилии. Однако она не съела ни одного, сказав, что у слуги Господа не может быть собственных желаний, а есть лишь немного скромных обязанностей. «Или я буду есть, или довольствуюсь тем, что Господь пошлёт мне», – добавила она. 

Мудрость, по мнению Рабии аль-Адавии, заключалась в познании Бога и полной преданности Ему. Величие человека в следующих вещах: в чистоте сердца, молитвах, преданности и вере в защиту Всевышнего и направлении всех своих помыслов на Бога. Рабиа аль-Адавия учила, что тот, кто отдаётся на милость Всевышнего, находится под Его защитой.

Малика Воронина

г. Санкт-Петербург