Краткое сказание о знамениях, которые увидел Фир’авн (Фараон)

Как-то, когда Фир’авн спал во дворце, построенном для Асият, его разбудил чей-то голос: «У потомков Израиля родится мальчик, который отнимет у тебя власть». От страха Фир’авн задрожал. Он спросил Асият: слышала ли она что-нибудь? Женщина ответила, что тоже слышала эти слова, и страх царя усилился.

статья опубликована в номере: 24 (565) / от 15 декабря 2018 (Раби уль-ахир 1440 г.)
123

В другой раз, задремав на троне, Фир’авн тут же увидел сон, как некий молодой человек прискакал верхом на льве, стал унижать его и бить по голове тростью, а затем взял за ногу и вышвырнул в море. Царь тут же проснулся, и был в полном замешательстве. Приказав созвать толкователей снов, правитель рассказал им о своём видении, а они попросили дать им время на разгадку.

 

Выйдя из покоев и посовещавшись, толкователи пришли к выводу, что сон означает его погибель. Но они побоялись сказать Фир’авну правду и решили солгать ему, что этот сон не имеет значения, мол, он от сатаны. И в последующие ночи, как только Фир’авн засыпал, тот же юноша бил его посохом по голове, не давая ему покоя, ругал его и говорил: «Как же тебе не стыдно перед Всевышним?»

 

Также он увидел, что у Асият выросли крылья, и она летает словно райская птица; будто бы из-под земли пробились ключи, земля покрылась водой, а он тонет в ней. Увидел он также, будто огонь, появившийся со стороны Байт аль-Мукаддаса, сжёг дома коптов вместе с обитателями, но не тронул народа Израилева (бану Исраил). Фир’авн проснулся, дрожа от страха.

 

Напуганный увиденным, потеряв покой, он снова собрал всех толкователей снов, рассказал им о своих видениях и велел истолковать их значение. Провидцы растолковали их так: «Родится мальчик, который отнимет у тебя царство и будет утверждать, что он – пророк. Тебе и твоему племени придёт погибель от руки этого ребёнка». После такого толкования Фир’авна охватило беспокойство.

 

Он спросил своих визирей, как поступить, и те посоветовали ему вырезать всех новорождённых мальчиков народа Израилева. Была создана особая стража, которой поручили следить за беременными женщинами. Но к жене Имрана они не подходили, поскольку он был самым доверенным человеком Фир’авна. Они подвергли мучениям народ Израилев, убивая мальчиков и оставляя девочек, неся горе матерям.

 

Говорят, что было вырезано двенадцать тысяч мальчиков, а по другим источникам – семьдесят тысяч. Словами невозможно передать, каким издевательствам и насилию подвергали копты детей Израилевых. Они заставляли их работать бесплатно, тех же, кто не мог трудиться, облагали непомерным налогом. От горя и страданий умирали родители убиенных детей, и число сынов Израилевых стало сокращаться.

 

Копты, которым этот народ был необходим как рабочая сила, а его между тем становилось всё меньше, пожаловались Фир’авну, поэтому было решено в один год новорождённых младенцев убивать, а в следующем – оставлять в живых. Появление на свет Харуна عليه السلام пришлось на тот год, когда новорождённых не вырезали, и его рождение не принесло матери особого беспокойства. Год же, когда произошло зачатие Мусы عليه السلام, был годом умерщвления новорождённых мальчиков, и его мать погрузилась в тревогу.

 

Избавляющий от тревог Всемогущий Аллах сделал ей облегчение, создав соответствующие обстоятельства. Как и предсказывал пророк Юсуф عليه السلام, Фир’авн угнетал израильтян. Когда наступило время его погибели, родился Муса عليه السلام. Среди женщин, которые принимали роды у представительниц бану Исраиль, была одна знакомая, её тайно пригласили к матери Мусы عليه السلام, и она приняла у неё роды.

 

Так родился Муса عليه السلام. Когда повитуха увидела знак между глазами ребёнка, её бросило в дрожь. Очарованная сиянием, исходящим от него и озарившим всё вокруг, она сразу полюбила новорождённого. Женщина, хотя и намеревалась сообщить Фир’авну о рождении мальчика, решила не делать этого и, рассказав обо всём матери младенца, ласково попросила беречь сына.

 

Когда повитуха выходила из дома матери Мусы عليه السلام, её увидели копты. Заподозрив неладное, они подошли к дому Имрана. В замешательстве мать быстро завернула сына в тряпку и от страха неосознанно положила в печь. Копты зашли и стали расспрашивать её, для чего приходила повитуха, и женщина сказала первое, что в голову пришло: мол, она приходила просто так, в гости. Копты ушли, а в печи, куда она положила Мусу عليه السلام, пылал огонь.

 

Оцепеневшая от испуга мать пришла в себя, только когда услышала плач ребёнка, и увидела, что мальчик спокойно лежит в раскалённой печи, словно в колыбели. Даже в пылающем огне Аллах ﷻ по Своей милости сохранил Мусу عليه السلام как в Раю. Обеспокоенный тем, что кто-то из новорождённых мальчиков может остаться в живых, Фир’авн усилил слежку, из-за чего мать Мусы عليه السلام стала ещё больше бояться за сына.

 

Всевышний внушил ей поместить младенца в деревянный сундук и опустить в воды Нила. Ей также сообщили радостную весть о том, что он вернётся к ней в целости и сохранности и что ей не стоит беспокоиться. Когда она покупала сундук, плотник поинтересовался, зачем он ей. Мать Мусы عليه السلام не захотела говорить неправду и рассказала всё как есть. А тот предал её.

 

Он отправился к палачам, которые убивали новорождённых мальчиков потомства Израиля и попытался сообщить им об этом, но по воле Всемогущего онемел и не смог выговорить ни одного слова. Тогда он начал объясняться жестами, но его приняли за сумасшедшего, избили и выгнали. Когда он пришёл домой, к нему вернулся дар речи. Не стыдясь, он снова отправился к тем же людям.

 

Но как только начал рассказывать, потерял не только дар речи, но и зрение. И снова пытался этот сплетник знаками показать им то, что стало ему известно о Мусе عليه السلام, но всем надоели его непонятные дурацкие жесты, его вновь избили и вытолкали. Он хотел вернуться домой, но не смог найти дорогу, ибо ослеп, и растерялся. Тогда он дал себе клятву больше не ходить к палачам, если снова сможет говорить и видеть. Всевышний, зная, что его намерение искреннее, вернул ему зрение и речь.

 

Увидев воочию могущество Всевышнего, счастливый плотник упал ниц и, уверовав в Мусу عليه السلام, пришёл к единобожию. А мать Мусы عليه السلام положила мальчика в сундук и поздней ночью опустила его в воды Нила. У Фир’авна не было детей, кроме одной дочери, да и та была поражена проказой. Никто из врачей, жрецов и колдунов не мог её исцелить. Все они говорили, что поможет ей только слюна живого человека, явившегося из моря, или ежедневные купания в воде Нила.

 

Эти две версии упоминаются и в «Араисе», и в «Бадаи». Не в моих правилах копаться в противоречиях. Такие моменты я люблю оставлять на Всевышнего. Поскольку вода Нила должна была помочь дочери царя избавиться от проказы, отец велел провести канал через свой двор, и его дочь каждый день ходи
ла туда для лечения.

 

Как-то раз, когда она вместе со служанками играла и забавлялась на берегу этого канала, неожиданно, по воле Всемогущего, волна выбросила перед ними сундук. Дочь Фир’авна вытащила его, и все в удивлении собрались вокруг. Их заинтересовало, что находится внутри, и они тотчас же открыли его. Там оказался прелестный, как драгоценный самородок, младенец. Как только дочь Фир’авна дотронулась до этого мальчика, она сразу избавилась от своего недуга.

 

Все пошли к Асият и сообщили ей радостную весть о том, что проказа прошла. Асият взяла мальчика на руки, возвеличила его, поцеловав в лоб. Поскольку Всевышний аль-Хади (Наставляющий на истинный путь; одно из прекрасных имён Аллаха ﷻ) наставил её на путь истины, она заметила сияние, исходившее от его лица. Асият пришла к Фир’авну с этим ребёнком, показала ему мальчика, рассказала о том, что у его дочери прошла проказа, как только она дотронулась до этого младенца.

 

Однако сердце Фир’авна его не восприняло, он испугался, что это ребёнок из потомков Израиля. «Не тот ли он мальчик, который был в толкованиях моих плохих снов?» – спросил он у Асият. Царь настаивал на том, что этого ребёнка надо убить, Асият же уговаривала его не делать этого. «Может быть, он вырастет полезным для нас человеком, – говорила она мужу. – В ином случае можно ведь убить его и потом». Слова Асият смягчили сердце Фир’авна, ненависть прошла. Всемогущий Аллах отдал в руки заблудшему Фир’авну Мусу عليه السلام и заставил заботиться о нём.

 

Так Всевышний перехитрил неверного царя: он не знал, как с ним поступит тот, кого он сам вырастит. Фир’авн поручил Асият дать мальчику имя, и она назвала его Мусой عليه السلام. В одном из преданий сказано, что, когда мать бросила Мусу عليه السلام в реку, ему было три месяца, и в воде он провёл сутки или трое, а по другой версии – сорок дней. Всевышний спас Мусу عليه السلام в сундуке от голода и жажды: мальчик сосал свой палец, который источал молоко. Асият созвала кормящих женщин, чтобы выбрать из них кормилицу для Мусы عليه السلام.

 

Но кто бы ни пытался покормить его, он от всех отказывался. Асият была очень обеспокоена тем, что не может найти подходящую кормилицу. В это время жена Имрана, которая тосковала по выброшенному ею в Нил сыну, хотела узнать хоть что-нибудь о нём. Всевышний внушил Марйам, сестре Мусы عليه السلام, разузнать о брате, и за этим она вышла из дому и пришла к Асият. Она нашла её сидящей с Мусой عليه السلام в подоле. Марйам сказала, что она найдёт кормилицу для него, и с согласия Асият пошла за матерью.

 

Когда Марйам вернулась к брату вместе с ней, мать Мусы عليه السلام увидела своего сына, подобного луне, взяла его на руки и дала ему грудь. Муса عليه السلام сразу же признал родную мать, почуяв её запах, как ягнёнок матку, и присосался к её груди, ибо молоко кормилиц, кроме своей матери, было недозволенным для него. Увидев мать Мусы عليه السلام, Асият сразу узнала в ней жену своего дяди, но решила не подавать виду, чтобы не навредить ей. Пока настоящая мать не накормила его, Муса عليه السلام голодал восемь суток. Фир’авн, который жалел голодающего мальчика, очень удивился тому, как он сосёт грудь этой женщины.

 

«Видимо, молоко вкусное. Есть ли у тебя ребёнок?» – спросил он её. «Разве оставил царь в живых сына хоть одной женщины?» – ответила мать Мусы عليه السلام. Всевышний внушил Фир’авну, что эта женщина, чьё молоко подошло Мусе عليه السلام, – мать убитого им ребёнка, и не дал царю знать о том, что она жена Имрана. Асият попросила её остаться кормилицей их мальчика. Но мать Мусы عليه السلام сказала, что не может оставить дом и хозяйство, и предложила отдать ей на время ребёнка.

 

Асият согласилась, мальчик оказался у родной матери, и она возвратилась домой, благодарная Всевышнему. Она убедилась, что Аллах ﷻ обязательно исполняет обещанное. Мать кормила Мусу عليه السلام два года, потом вернула его Асият. Та отблагодарила её как молочную мать их сына и порадовала её щедрыми подарками. Как-то раз Фир’авн посадил трёхлетнего Мусу عليه السلام к себе на колени. Муса عليه السلام схватился за его длинную бороду, что очень разозлило и возмутило Фир’авна.

 

Он собрался убить Мусу عليه السلام, приговаривая: «Этот мальчик – мой враг». Асият успокоила его: «Стоит ли обращать внимание на шалости неразумного ребёнка? Хочешь, я докажу тебе, что он это сделал неосознанно?» Фир’авн согласился. Велели принести поднос с углями и финиками и поднесли к Мусе عليه السلام.

 

Он хотел взять финик, но в этот момент ангел Джабраиль عليه السلام направил его руку к углям. Муса عليه السلام взял горящий уголёк и положил в рот. От ожога на языке он заплакал, задыхаясь, и Фир’авн убедился в том, что Муса عليه السلام дёрнул его за бороду ненароком. Взбешённый Фир’авн, который грозился убить Мусу عليه السلام, успокоился, словно огонь, залитый водой.

(Продолжение истории – в следующем номере)


ИЗ КНИГИ «ИСТОРИЯ ПРОРОКОВ» 
ШЕЙХА САИДА-АФАНДИ

Также в рубрике

Три камня Давуда عليه السلام

В давние времена в Байт аль-Мукаддасе (Иерусалим) правил могущественный царь амаликитов по имени Джалут.

Как был найден ковчег завета?

Краткое сказание о смерти Мусы عليه السلام и Харуна عليه السلام Когда жизнь Мусы عليه السلام приблизилась

Краткое сказание о пророке Ильясе (Илие) عليه السلام

Когда пророк Ильяс عليه السلام явился на свет, всё вокруг озарилось ярчайшим сиянием. Люди не могли понять,

Краткое сказание о пророках Мусе عليه السلام и Хизре عليه السلام

Дальше они пошли по берегу моря. Там они увидели корабль, который вот-вот должен был тронуться в путь, и