Судьбы в переплёте

Увидев читающего ребёнка, кто из вас проверит, что он читает? Самое могущественное оружие в нашем мире – информация. С её помощью можно исказить восприятие реальности, заставить поверить в то, что ранее казалось абсурдным. И опасность таится не только в сводках новостей, статьях бульварных газет и пабликах популярных блогов. Когда-то наша страна была одной из самых читающих в мире. И культура чтения имела свои правила и законы. Конечно, содержимое личных библиотек мало отличалось друг от друга, но родители точно знали, что читает их ребёнок.

статья опубликована в номере: 23 (564) / от 01 декабря 2018 (Раби-уль-авваль 1439 г.)
99

Чтение вредно для здоровья?

 

Скажите, стали бы вы читать своему ребёнку вместо «Доктора Айболита» «Доктора Живаго»? Конечно, нет  – скучно, неинтересно. А взрослому не всегда понятна «Алиса в Зазеркалье». Весной этого года в одном из английских журналов появилась статья под названием «Книги опасны», в которой приводилось мнение студентов ведущих университетов мира.

 

Так вот, они утверждают, что чтение книг может привести к депрессии, морально травмировать или даже довести до суицида. Нет, они не против чтения, речь идёт об определённых книгах. По мнению автора статьи, роман Вирджинии Вульф «Миссис Дэллоуэй» (1925), в котором упоминается суицид, может вызвать аналогичные мысли у людей, склонных к самоповреждению.

 

Другие настаивают на том, что роман «Великий Гэтсби» Фрэнсиса Скотта Фицджеральда (1925) со вскользь упоминаемым в нём домашним насилием может спровоцировать болезненные воспоминания у жертв. Даже классические древние тексты, как утверждают студенты, могут быть опасны. В Колумбийском университете Нью-Йорка активисты потребовали добавить предупреждение к «Метаморфозам» Овидия – ведь «яркие изображения сексуального насилия» могут спровоцировать чувство незащищённости и уязвимости среди некоторых магистрантов. Это кажется абсурдным и нелогичным – мол, как прочтение выдуманной истории может привести к самоубийству, но в этом есть истина.

 

Впервые связь между книгами и волной самоубийств была выявлена в 1974–1975 годах американским социологом Дэвидом Филлипсом из Калифорнийского университета в Сан-Диего. Он исследовал серию подражающих самоубийств, прокатившуюся по всей Европе в конце XVIII века, спровоцированную распространением романа Гёте «Страдания юного Вертера».

 

И в итоге массовая волна подражающих самоубийств, которые совершаются после самоубийства, широко освещённого телевидением или другими СМИ либо описанного в популярном произведении литературы или кинематографа, получила название «эффект Вертера» («синдром Вертера»). А в 1986 году американские социологи Дэвид Филлипс и Линди Карстенсен опубликовали результаты семилетнего исследования, в основе которого данные о 12585 самоубийствах подростков.

 

В результате связь между освещением самоубийства в СМИ и ростом суицидов была доказана. Причём важно, о ком идёт речь: если самоубийца – подросток, то жди волны среди тинейджеров; если среднего возраста – то среди тех, кому за сорок. Понятно, что чаще всего склонность к суициду проявляют люди, не уверенные в себе, привыкшие брать пример с других.

 

И именно по этой причине более всего влиянию подвержены именно подростки. В 1980-х годах в Германии шёл показ телесериала «Смерть студента», где в начале каждой серии демонстрировался акт суицида студента под колёсами поезда. В итоге число самоубийств среди подростков 15–17 лет возросло на 175 %, причём именно так, как в сериале – под колёсами поезда.  Кстати, с тех пор в австрийской прессе действует запрет на освещение трагических событий, связанных с суицидом.
 

Смерть из подражания

 

Словосочетание «Синий кит» известно, наверное, каждому и связано в первую очередь с волной самоубийств среди детей. В социальных сетях создавались группы, где, манипулируя образами и примерами, подростков подталкивали к суициду. Причём наибольшее число самоубийств было совершено после широкого освещения деятельности этих групп. То есть по факту широкое освещение в СМИ, блогах и т. д. стало причиной увеличения числа суицидов среди последователей «Синего кита».

 

Но вернёмся к книгам

 

Представьте себе ситуацию. Вечер, ребёнок сидит у себя в комнате и читает. Каждый третий родитель порадуется – дитя читает, но кто из вас проверит, что читает ребёнок? О чём вам говорит название «Хорошо быть тихоней»?

 

Поверьте, это книга не о пай-мальчике или девочке. Автор Стивен Чобски рассказывает о мальчике Чарли, в жизни которого есть и наркотики, и насилие, и мысли о суициде. Эта книга точно не для впечатлительных подростков, как, впрочем, и «Американский психопат» Брета Истона. Несмотря на шумную славу и экранизацию, в Германии книгу сочли вредной для несовершеннолетних, а в Канаде и австралийском Квинсленде и вовсе запретили. 

 

Книги влияют на нас зачастую сильнее, чем новостные сообщения. Ведь, читая, мы проживаем жизнь героя, мыслим как он, делаем то же самое. И если взрослому человеку легче абстрагироваться от прочитанного, понять, где истина, а где художественный вымысел, то подростки всё принимают за чистую монету.

 

Подростковый период – самый сложный для родителей, требующий от них предельного внимания. Это очень сложная задача – быть и учителем, и другом, запрещать так, чтобы не вызвать протест и желание сделать вопреки. Книги в этой ситуации могут быть и вашими лучшими друзьями, и вашими врагами. Они могут помочь ребёнку разобраться в том, что с ним происходит, а могут подтолкнуть к бездне.

 

При этом особую опасность таят не фантастические миры вроде «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей» – несмотря на жестокость этого романа, выдуманная реальность всё-таки сродни сказке. Она так и воспринимается, в то время как литературный реализм очень коварен. Потому что напрямую влияет на читателей, затрагивая их опыт, описывая реальные ситуации. Не ждите, пока ваш ребёнок последует совету друзей и купит книгу, которая может породить в нём ненужные желания и мысли. Составьте сами ему библиотечку, ведь никто не знает детей лучше, чем их родители.

 

САРАТ САЛАМОВА
 

Также в рубрике

Мода на одиночество

«Я социопат!» Заметьте, подобные заявления стали появляться в социальных сетях с завидной регулярностью.

Когда дела дороже слов

В этой истории два героя. Но только один – настоящий Придумаем им имена, чтобы не раскрывать реальные. Его

Посягательство на чужое

Мы пережили страшные времена, когда в нашей стране кража и обман становились настолько распространёнными и

Ничьё – значит, моё?

Вор живёт в уверенности, что крадут все Начало 90-х. На окраинах великой империи замирали заводы и фабрики,