Мазар (зиярат) шейха Бахауддина Накшбанда: история первой цветной фотографии

Часть 2. Ханака (суфийская обитель) хана Абд аль-Азиза (1544–1545) Это вторая часть статьи (часть первая – «Ас-салам», № 16, август 2018 г.), посвящённая первым цветным фотографиям мазара (зиярата) шейха Бахауддина Накшбанда, снятым на территории современного Узбекистана в 1907 и 1911 годах российским пионером в области цветной фотографии Сергеем Михайловичем Прокудиным-Горским (1863– 1944). Эти изображения никогда ранее не были классифицированы в научной литературе. Его работа была частью амбициозного проекта, финансируемого царём Николаем II, целью которого был «систематический сбор фотографических изображений в естественных цветах, представляющих интерес для России». Подразумевалось, что эти изображения «пробудят любовь к родине, интерес к изучению её красот и неисчерпаемых богатств, без которых невозможно представить истинно патриотические чувства молодёжи». Прокудин-Горский посетил Среднюю Азию в 1906, 1907 и 1911 годах. Как и в экспедициях, предпринятых на Кавказ и в Башкирию ранее, он проявил особый интерес и сопереживание в освещении богатства жизни мусульман и окружающей среды.

статья опубликована в номере: 17 (558) / от 01 сентября 2018 (Зуль-Каада 1439 г.)
84

Прокудин-Горский хранил свои изображения на стеклянных пластинах-негативах в виде чёрно-белых снимков, вставленных в регистрационные альбомы. После Октябрьской революции 1917 года он переехал во Францию, забрав с собой около половины своих негативов и альбомов (остальные не сохранились).

 

После его смерти они были проданы Библиотеке Конгресса в Вашингтоне, которая в 2004 году выложила их в Интернете в виде цифровых репродукций. С тех пор многие из ярких цветных изображений путешествий Прокудина-Горского по Средней Азии стали предметами выставок, научных и популярных публикаций и продвижения туризма.

 

Однако те фотографии, которые сохранились исключительно в виде монохромных снимков в альбоме, остались практически без внимания. Будучи в Бухаре, как в 1907, так и в 1911 году, Прокудин-Горский посетил Касри-Арифан (ныне Богудин), соседнюю деревню, где жил и занимался наставничеством почитаемый мусульманский шейх, известный как Мухаммад Бахауддин Накшбанд (1317–1389).

 

Его могила почиталась во всей Центральной Азии и далеко за её пределами, особенно сторонниками суфийского братства, которое стало известно под его именем – накшбандийский тарикат (накшбандийя). Комплекс зданий постепенно разрастался вокруг захоронения шейха, чтобы служить тем, кто приезжает обрести его баракат и содействие перед Всевышним, поклоняться Господу и следовать суфийскому пути.

 

Шейх Бахауддин стал пиром (муршидом), или духовным наставником, могущественного правителя Амира Тимура (1336–1405) и почитался его потомками и династией Шайбанидов, пришедшей к власти после них. Строгое соблюдение Шариата и Сунны, уважение к учёным и знаниям, работа по урегулированию разрушительных религиозных и политических споров стали причиной того, что шейхи накшбандийского тариката обрели признание, став оплотом социальной стабильности и религиозной легитимности.

 

Они были доверенными советниками и союзниками правителей – независимо от династической принадлежности – на протяжении последующих веков господства коренных мусульманских народов в Центральной Азии. В середине и во второй половине XVI века Шайбаниды сделали Бухару своим политическим центром. Хан Абд аль-Азиз (правил в 1540–1549 гг.), ученик (мюрид) накшбандийского шейха Джалала Вайза, стал известным покровителем науки и устроил здесь большую библиотеку.

 

В 1544–1545 годах он посвятил своё внимание мазару шейха Бахауддина Накшбанда, построив мраморную ограду над его могилой и построив стену по периметру вокруг святого участка (хазира) среди прочих улучшений. Хан Абд аль-Азиз также построил большую ханаку (суфийскую обитель), прилегающую к участку могилы, чтобы служить центром поклонения, учёбы и проживания для последователей накшбандийского тариката.

 

Как и в других суфийских ханаках этого региона, в центре неё находился большой высокий центральный зал (зикрхана) с михрабом, где совершались ежедневные молитвы, а также коллективное поминание (зикр) и другие виды поклонения. Комнатки (худжра) для размещения и учёбы последователей тариката были позже построены Надир-шахом (1642–1645), который добавил их к центральному пространству для поклонения.

 

Великая ханака визуально доминирует над комплексом мазара. Это самое большое подобное здание в мире является и одним из самых изящных в регионе. Его выдающейся внешней особенностью был очень высокий входной портал, за которым возвышался массивный купол с огромными пересекающимися поддерживающими арками.

 

Четыре осевых входных портала были ориентированы на кардинальные точки с ячейками, сгруппированными по его углам. В последующие периоды мазар шейха Бахауддина Накшбанда продолжал разрастаться, становясь основным центром посещения и обучения, а сменявшие друг друга правители Бухары расширяли его территорию и финансировали.

 

В сборнике изображений Прокудина-Горского в Библиотеке Конгресса есть семь фотографий, сделанных на мазаре. Пять из них представлены в виде негативов из стеклянных пластин и отображают непосредственно участок священной могилы, как описано в части первой этой статьи. Остальные два сохранились только как чёрно-белые снимки, вставленные в один из регистрационных альбомов фотографа.

 

Эти последние монохромные снимки изображают великую ханаку. Они представляют собой исторический интерес и значимость не только потому, что являются самыми ранними известными изображениями этой конструкции, но и потому, что и здание, и его непосредственные окрестности были с тех пор полностью изменены.

 

На одном из этих двух снимков изображён южный фасад ханаки с её высоким входным порталом и арочными амбразурами с ячейками с обеих сторон. Часть мазарского кладбища показана на переднем плане. На втором изображении запечатлён весь западный участок здания, включая купол с его характерными структурными рёбрами и западным осевым порталом.

 

На этой фотографии видно, насколько высоко первоначальный южный портал поднялся над ядром здания и в какой степени он угрожающе отклонился от вертикали. Фотографии Прокудина-Горского представляют собой единственное сохранившееся документальное свидетельство оригинального фасада. Первоначальный входной портал уже не сохранился, вероятно он рухнул в результате одного из частых землетрясений в регионе.

 

Люди со всей окрестности стремились быть захороненными возле шейха Бахауддина. Участок, обращённый к фасаду ханаки, был ближе всего к направлению киблы от гробницы шейха – под его взглядом и ближе всего к нему в Судный день – и поэтому считался самым ценным. Именно здесь члены правящих семей Шайбанидов и последующих бухарских династий были захоронены в благородных каменных могильных ограждениях Дахма-и-Шохона. Люди из слоёв попроще были захоронены дальше к востоку и западу участка.

 

Таким образом, целые поколения жителей Бухары – богатые и бедные – обрели свой покой возле любимого пира. Следующее десятилетие после последнего визита Прокудина-Горского в 1911 году было периодом фундаментальных и экстремальных изменений во всей Центральной Азии.

 

Местный имам рассказал о том, что произошло в Касри-Арифане: «После революции правительство воевало против людей тариката. Все книги, всё было разрушено и уничтожено. Привычный образ жизни был изменён. В течение семидесяти лет коммунистического правления никому не разрешали посещать храм.

 

Фиксировали автомобильные номера любого, кто набирался смелости приехать, а затем докладывали по месту работы. Затем его увольняли и об этом человеке забывали. Это место (мазар Накшбанди) стало ветхим. Дверь была заперта, всё разваливалось». Когда в итоге были проведены работы по восстановлению ханаки Абд аль-Азиза, это было сделано без знания и изучения его первоначальной формы.

 

Сегодня, спустя сто лет после отъезда ПрокудинаГорского из России, его годами хранимый архив фотографий позволяет нам увидеть, насколько сильно изменилась конструкция: практически ни одна деталь или пропорция её внешних архитектурных особенностей не осталась той же самой. После обретения независимости Узбекистаном в 1991 году верующие со всего мира снова получили возможность осуществлять богослужение на любимом мазаре.

 

Мы многим обязаны Сергею Прокудину-Горскому за то, что он предоставил возможность современным мусульманам прочувствовать атмосферу зиярата шейха Бахауддина Накшбанда до разрушений ХХ века. Фотограф действительно был последователен в своей убеждённости в том, что, по его собственным словам, «сохранение точного документа на будущее» было одной из самых важных целей новаторского метода цветной фотографии, который он разработал.


ГАЙ (ГАЙДАР) ПЕТEРБРИДЖ

Фотогалерея

Также в рубрике

Формирование таджикского народа

Происхождение таджиков как одного из самых восточных иранских народов весьма интересно. Ещё более интересно

Уникальные утерянные исламские ландшафты Западного Кавказа

В один из прекрасных спокойных дней в конце июля 1836 года по приказу царя Николая I правительственный пароход

Первые мечети северной Америки: мосты, связывающие с родиной

Ранее, в 18-м номере «Ас-салама» за 2017 год, мы рассказывали, как многие западноафриканские мусульмане были

Страны исламского культурного наследия: Турция, Сафранболу

(Сохраняя воспоминания об исламском сельском обществе) В исламском мире существуют небольшие