Иранский ковёр

Иранское нагорье – территория возникновения одной из самых древних цивилизаций – шумерской, которая затем сменилась ассирийской, вавилонской и затем на её место пришли арии (в конце 2-го тысячелетия до н. э.). Поскольку местное население, и до того очень разнообразное, не было вытеснено, а ассимилировалось арийцами, то сейчас довольно сложно разобрать, в каком случае какая культура и традиция превалировали.

статья опубликована в номере: 2 (543) / от 15 января 2018 (Раби уль-Ахир 1439 г.)
305

История же самого персидского ковра окутана сплошными тайнами, и сейчас сложно сказать – какой именно народности Ирана мы обязаны его происхождением и развитием. Как ни странно, самый старый иранский ковёр был обнаружен в российской Сибири в 1949 году. Благодаря вечной мерзлоте, он сохранился в отличном виде и был детально изучен.

 

Как следовало из публикаций, ковёр можно было отнести к V веку до н. э. Текстильная техника, применяемая при его изготовлении, была крайне сложной, что указывает на долгую историю развития ковроткачества ещё до изготовления этого самого ковра. А уж каким путём ковёр из Ирана дошёл до Сибири – это вообще отдельная история. Таким образом, можно предположить, что источником ковроткачества стали традиции ариев, которые, будучи полукочевым народом, пришедшим с относительно холодного севера, действительно нуждались в этом предмете интерьера.

 

Оседлым народам относительно жаркого климата Ирана ковры могли служить предметом роскоши (как это стало и в дальнейшем), но для обычной жизни они не являлись предметом первой необходимости, и развивать ковроткачество как бы не было смысла. Но есть и одно но… Арии не только остановились на территории современного Ирана, часть племён прошла дальше, через Кандагар, и стала тем народом, который сейчас называют индо-ариями, подмявшими под себя разрушающуюся хараппскую цивилизацию и основавшими индийские царства.

 

И вот в Индостане культура ковра не получила распространения, она была завезена уже потом, во времена Делийского султаната и Великих Моголов в качестве элемента дворцовой жизни. Ковры даже сейчас не особо распространены среди обычных жителей Пакистана и Индии. Так что, либо арийские племена были родоначальниками персидского ковроткачества, но индийская их часть утратила эти навыки и культуру, либо изобретателей ковров стоит искать среди оседлого населения доарийского Ирана.

 

Сложность заключается ещё и в том, что ковры, как и любая другая органика, плохо сохраняются. Однако о том, что ковроткачество в Ахменидской империи достигло высочайших вершин, говорят письменные источники. 
Так известно, что дворец Кира Великого был украшен огромным количеством ковров. Греческие источники 400 года до н. э. описывают персидские ковры как произведение искусства, предмет роскоши и престижа, который часто использовали в качестве дипломатических подарков.

 

О персидских коврах упоминается и в записях Александра Македонского во время его Индийского похода. Изначально персидские ковры плелись дома – каждая семья имела свои уникальные рецепты ковроткачества. Однако, примерно с III века н. э., стали развиваться ковровые мастерские. Начинается создание ковров на продажу. Самый известный персидский ковёр был назван «Бахарестан», или «Весенний ковёр». Это был показатель мощи и величия императора Хосрова I, одержавшего победу над римлянами и арабами. 122 метра в длину и почти 30 в ширину – он предназначался для приёмного зала королевского дворца.

 

Вышитый на нём сад поражал не только шёлковой колористикой. Земля была выткана из золотых нитей, вода – прозрачными драгоценными камнями, фрукты и плоды – самоцветами. Судьба знаменитого ковра оказалась печальной. После прихода арабской армии, покорившей Персию, он был признан частью военной добычи, разрезан на части и вывезен на Аравийский полуостров.

 

Однако с приходом Ислама в Персию ковроткачество ничуть не утратило свои позиции. Наоборот, обогащённое новыми культурными традициями, оно пережило второе рождение. С ковров исчезли изображения животных и людей (или стилизовались), зато появились символы и абстракции. Говорят, что часть мастеров ковроткачества могла передавать зашифрованные сообщения в узоре ковра, что, скорее всего, недалеко от истины. Арабские путешественники и историки восхищались персидскими коврами. Так Ибн Джабир ат-Табари писал, что ковры Абадана и Самана можно причислить к произведениям искусства.

 

С 1038 по 1194 год Персия попадает под власть турок-сельджуков, и в огромной империи начинается обмен знаниями по ковроткачеству между турками, иранцами, азербайджанцами. А распространившееся затем монгольское владычество привело к рационализму – персидская ковровая «роскошь» утрачивается, заменяясь практичностью.

 

Второе развитие ковроткачества пришлось на правление шаха Аббаса I, который целенаправленно поднимал этот вид персидского искусства и даже сам обучался ковроткачеству. В это время ковер вновь претерпел изменения рисунка, становясь более похожим на известные нам современные варианты. Кроме того, ковёр снова стал предметом роскоши и подарком для дипломатов. Одним из шедевров стал ковёр «Шейх-Сефи», который сейчас хранится в музее Лондона.

 

Кроме того, что он имеет уникальный узор с роскошным цветовым подбором, он состоит из около 26 миллионов узелков, что повторить современным мастерам практически невозможно. После того как Сефевидов свергли афганцы в 1722 году, ковроткачество вновь пришло в упадок. Однако, что интересно, оно пришлось по вкусу самим афганцам и было активно заимствовано ими и введено в пуштунскую культуру. Вплоть до настоящего 
времени ковры очень популярны в Афганистане и являются символом богатства и престижа.

 

В самом Иране ковры на пару столетий вновь уходят в подполье и становятся уделом семейных мастеров. Лишь при Каджарах они начали постепенный выход из тени и к середине XIX века Иран мог обеспечить свой внутренний рынок практически полностью. Международное признание к иранским коврам пришло только в конце XIX века, во время Венецианской выставки, на волне европейского интереса ко всему «восточному». Западные компании стали налаживать фабричное производство ковров в Иране и их активное продвижение на европейских и американских рынках.

 

Так англо-швейцарская компания Ziegler одно время почти полностью контролировала весь экспорт ковров. Однако это принесло и негативные тенденции – в погоне за спросом и удешевлением стоимости производства начали изменять состав красителей и снижать качество работы. Первая мировая война способствовала снижению спроса на иранские ковры.

 

Выходом стало восстановление их качества в послевоенный период. Качество удалось восстановить только к 1920 году, частью за счёт знаний «старых, традиционных» мастеров, частью – по записям. Ковроткачество вплоть до 1941 года и оккупации Ирана достигло былых высот. Ковры этого периода сопоставимы по качеству с лучшими образцами ковров XVI–XVII веков.

 

В 1935 году появилась Иранская ковровая компания, которая занималась вопросами экспорта и контролем качества иранских ковров. Она же обеспечивала мастерам ручного изготовления ковров сохранение авторских прав, что их защищало от захвата производства фабричными производителями. После Второй мировой войны ковры занимали вторую строчку экспортных товаров из Ирана после нефти. Основными заказчиками становятся Западная Германия, США, Швейцария и Великобритания. Однако налаженное ещё британцами ковровое производство в Индии и Пакистане смогло несколько потеснить иранцев и снизить стоимость ковров.

 

К сожалению, иранская революция и ирано-иракская война достаточно сильно ударили по ковроткачеству и экспорту. Возрождение отрасли пришлось на начало 1990-х годов. В настоящее время 75% ковров экспортирует Иран. В отрасли занято более 5 миллионов человек. Конечно, большинство персидских ковров являются результатом фабричного производства.

 

Ручное ковроткачество постепенно исчезает, хотя ковры ручного производства в последнее время начали очень сильно цениться и покупаться как эксклюзивные и очень дорогие предметы роскоши. Кум, Наин, Tебриз, Исфахан, Габе – в каждом из этих городов Ирана свои секреты ковроделия, свои особенные, самобытные ковры.

 

Специалисту достаточно одного взгляда, чтобы определить точное место изготовления ковра. Здесь всё имеет значение: используемые цвета и тип орнамента, вид шерсти (или шёлка) и основы, плотность ковра и тип узла и многое другое. Тебриз. В этой школе используются бежевый, красный или синий цвета для основы. Чаще всего они сюжетно-тематические.

 

В рисунках можно опознать схематическое изображение соколиной охоты или льва. В орнаменте преобладает тема медальона, узоры из ромбов или листьев, фрагменты мечетей или книжные орнаменты. Исфахан. Эти ковры имеют насыщенный и яркий фон: красный или синий. Шерсть срезана очень низко, до нескольких миллиметров, что делает рисунок очень выразительным.

 

Узор исфаханского ковра составляет сложный затейливый медальон в центре и плотный растительный рисунок основного поля и бордюра. Имеются многочисленные, очень запутанные и точно выполненные орнаменты. Нередко в Исфахане выполняются дорогие частные заказы на ковры, в плетение которых введены золотые или серебряные нити и полудрагоценные камни. Кум. Ковры из Кума известны своими цветовыми сочетаниями: они могут быть цвета слоновой кости, бежево-коричневыми, светло-зелёными с оттенками бирюзы. Ворс низкий и шелковистый.

 

Однако наиболее известны и популярны шёлковые ковры из Кума (в остальных местностях полностью шёлковые ковры не изготавливаются). Причём шёлковое в них всё – и основа, и кромка, и ворс. Это тонкие и очень пластичные ковры, говорят, что лучшие экземпляры можно с лёгкостью протянуть через кольцо. Такие ковры очень дороги и зачастую изготавливаются по нескольку лет. Довольно часто на них можно встретить вытканную подпись и печать автора. Наин.

 

Ковры из этой местности отличаются очень светлым полем и сине-зелёной цветовой гаммой. Рисунок состоит из переплетающихся мелких цветочков и веток. Основа ковров из Наина – тонкий хлопок. Характерное сочетание голубоватых тонов и цвета слоновой кости стало настоящей «торговой маркой» здешних мастеров. Габе. Известно своими уникальными деревенскими коврами. Здесь ткут специфические ковры «килим» из неравномерно прокрашенной шерсти с крупным двусторонним рисунком.

 

Выгодно их отличает цена – они дешевле стандартных персидских ковров почти в два раза. Хотя в последнее время они прочно вошли в европейский тренд, и их популярность быстро растёт. Несмотря ни на что, самыми популярными коврами в исламском мире продолжают оставаться коврики для совершения намаза – дажанамаз, намазлык или саджад. Так что иранские мастера преуспели и в их создании. Как правило, это небольшие коврики длиной до 1 метра, имеющие в одном из коротких концов арку – аналог михраба, которая направляется во время намаза в сторону киблы (Каабы).

 

Остальная поверхность украшается растительным или геометрическим орнаментом, арабской или персидской вязью, стилизованными архитектурными элементами мечетей. Сегодня в ковроткачестве возрождаются традиции и возвращаются технологии 200–300-летней давности, когда узелки завязывались вручную, красители использовались только натуральные, а орнамент передавался от поколения к поколению.


ФАТИМА МАНЗУР, ШЕЙХУПУРА, ПАКИСТАН
 

Также в рубрике

Стамбул – впечатления на всю жизнь

Если вы планируете отправиться в отпуск и пока не решили, куда именно поехать, я, несмотря на свой скромный

Противоречивый Алжир

Название страны Алжир звучит на арабском как «аль джазир» – «острова». Это название возникло в связи с тем,

Ислам в Польше

Католическое сердце Европы – одна из самых ревностных последовательниц католицизма Польша. Но и на

Забытые историей. Вахан

Ваханский коридор – узкая полоска афганской земли, навсегда разъединившая Таджикистан и Пакистан. Именно