Лилия Салахутдинова: «…Мою коляску подняли так, что я смогла дотронуться до Священной Каабы…»

Жизнь доказывает, что физические ограничения не ограничивают душу – её полёта, света, отзывчивости к миру и людям. По Своей Мудрости Аллах ﷻ испытывает человека через физическое здоровье. Бывает, что испытывает тяжело… Однако вместе с тем по Своей Милости Он украшает человеческую душу большей чуткостью, разум – проницательностью, характер – стойкостью. И нередко наделяет такого человека самым настоящим талантом.

статья опубликована в номере: 24 (541) / от 15 декабря 2017 (Раби уль-авваль 1439 г.)
1452

Из числа таких многогранных личностей наша собеседница Лилия Салахутдинова, поэтесса, общественный деятель, заместитель директора по воспитательной работе Лечебно-учебного реабилитационного центра «Ярдэм» (Казань, Татарстан).

 

– Лилия, хочу начать с самого, наверное, яркого события этого года: вы совершили хадж. Долго ли решались, ехать или нет?

– Я мечтала о хадже, но и подумать не могла, что это случится так скоро. Говорят же, Аллах ﷻ призывает «к себе в гости» кого пожелает. В этом году Он пригласил и меня, альхамдулиллях. Я не просто согласилась, но успела и «потренироваться» – предварительно слетала в Петербург, чтобы узнать, как перенесу самолёт. В Мекке увидела мечеть Аль-Харам не просто как мусульманка, но как инвалид: там везде оборудована «доступная среда» – пандусы, поручни, удобные для колясок въезды-выезды.

 

Эта поездка была испытанием на сабур для всех, в том числе для меня. Мой сопровождающий неожиданно заболел, и всю поездку мне приходилось обращаться за помощью к другим людям. Пусть Аллах воздаст всем, кто по-человечески помогал и поддерживал. Совершить таваф – уже большой подарок от Всевышнего. А дотронуться до Каабы многие могут только в мечтах.

Расскажу свою удивительную историю. В один из дней мы с Хайдар-хазратом прочитали послеобеденный намаз на первом этаже АльХарама и смогли приблизиться к Каабе. Кто бывал в хадже, знает, что из-за давки это обычному-то человеку совсем не просто. Однако Великий Аллах ﷻ помог, и вот я уже в полуметре от заветной Каабы. Совсем рядом! Но… мне не дотянуться рукой до священной стены…

 

Как вдруг какой-то паломник (предположительно из Египта), случайно обернувшись и увидев меня в коляске, что-то быстро сказал окружающим, и четверо крепких мужчин подняли и держали мою коляску так, что я смогла дотронуться до Священной Каабы! Альхамдулиллях. Пусть Аллах ﷻ и их порадует в награду за то, что они порадовали меня. Вот таким был мой хадж – и непростым, и прекрасным одновременно. Наверное, поэтому перед отъездом мне хотелось вернуться в первый день, чтобы прожить всё заново. Желаю всем мусульманам возможности посетить те священные места.


– Лилия, как вы пришли к соблюдению исламских норм жизни?

– Моя семья, как и подавляющее большинство татарских семей, хоть и немного знали об Исламе, но всегда помнили, что они – мусульмане. Деды боялись вслух рассказывать детям и внукам о нашей рели
гии. Им досталось очень нелёгкое время: кругом царил атеизм, мечети стояли без минаретов, их превратили в клубы или склады, никаких медресе не осталось. Но даже в тех условиях народ сохранял главные знания – о Единственности Создателя, Его пророках, Судном дне, об основных велениях Аллаха ﷻ и Его запретах и пр. Альхамдулиллях, наступило другое время. Я с семи лет вместе с мамой держала уразу. А уроки и намазы в нашей деревенской мечети для многих уже с детства были чем-то естественным, совершенно нормальным.
– В Татарстане вас знают как автора стихов на татарском языке, дипломантку литературного конкурса «Чайка Поволжья».

Расскажите, о чём вы пишете и сколько уже издано ваших книг? – В детстве я писала о родном доме – деревне, в которой родилась. Сегодня мне интересны темы добра, любви, женской судьбы, жизни, испытаний, семейных ценностей. Всё это остаётся для человека неизменно важным, составляет нашу жизнь, поэтому не может не волновать. Сочиняю я, как правило, будучи в задумчивом настроении, либо если нужно найти решение в какой-то ситуации. По большому счёту, творчество помогает мне жить в гармонии с собой.
При спонсорской поддержке вышли в свет три сборника моих стихов: «Моя жизнь в творчестве» (2012), «Дневник моей души» (2013) и «Помощь» (2017). Я искренне благодарю и желаю наилучшего всем отзывчивым людям, без финансовой и организационной помощи которых мои книги не были бы опубликованы.

 

– Вы сказали, что родились в деревне. А как приехали в Казань?

– В Казани уже несколько лет работает Фонд «Ярдэм», который проводит важную работу с теми, у кого серьёзные проблемы со здоровьем (инвалиды по зрению, слуху, опорно-двигательному аппарату) или социальные трудности (сироты, заключённые, зависимые и пр.). «Ярдэм» и переводится как «помощь». После выхода моей первой книги я получила приглашение учиться в Учебнолечебном реабилитационном центре «Ярдэм». Это было 4 года назад. Первый раз в жизни я должна была находиться долго и самостоятельно вне дома. Мама очень волновалась и читала много дуа. Материнские молитвы принимаются – у меня всё сложи
лось удачно: 6 месяцев отучилась, полтора года ездила сюда как волонтёр, а потом мне предложили остаться и заниматься социальной работой. Мне доверили ответственность за людей, это дисциплинирует и даёт новые силы. Можно сказать, в «Ярдэме» я нашла себя.

 

– В чём состоит ваша работа?

– Моя работа включена в комплекс многочисленных мероприятий и проектов Фонда «Ярдэм». Например, волонтёрская деятельность. Мы посещаем наш центр в посёлке Константиновка, где лечатся нарко- и алкозависимые люди. Они находятся там полгода, и часто за это время их никто не навещает, о них как будто забывают. Поэтому они радуются, когда приезжаем мы. Это для них поддержка и повод задуматься о том, как жить после выписки. Альхамдулиллях, после лечения многие возвращаются к своим семьям, работе, к нормальной жизни.


– Лилия, расскажите, пожалуйста, о ваших близких. – Родилась в деревне Черки-Гришино Буинского района РТ. Мои родители – трудовые люди, они – моя опора по жизни. Нас в семье пять сестёр, я младшая. Когда я родилась (с тяжёлым диагнозом – «хрустальной болезнью»), врачи пугали родителей, что у меня ДЦП и я не буду видеть, слышать, двигаться и вообще могу оказаться умалишённой.

 

Но отец сказал: «Четверых подняли, что – пятую не сможем, что ли?», просто взял меня в свои сильные руки и унёс от врачей. До 4 лет меня переносили почти всегда только на покрывале – из-за повышенной ломкости костей («хрустальный человек»). Позже эта болезнь отступила, альхамдулиллях, и я смогла поступить в школу и учиться на дому, а позже – и в местной мечети. Можно сказать, что, ухаживая и растя меня, отец и мама каждый день совершали свой незаметный для окружающих, настоящий родительский труд.

 

Да будет доволен ими Аллах ﷻ! Вообще, ни родители, ни сёстры не стеснялись меня, я везде была с ними. Сёстры учили меня буквам, племянница приезжала из города и помогала с русским языком. Сейчас мои родные мною гордятся. Позиция близких, несомненно, очень важна для каждого. В моём случае это, может быть, оказалось ключевым моментом для правильного отношения к жизни вообще. С родными сёстрами мы постоянно на связи. И с родителями, конечно. При каждой возможности стараюсь к ним приехать, повидаться, пообщаться. А о проблемах не надо: с какого-то момента родителей надо только радовать и беречь от переживаний.


– А друзья?

– Альхамдулиллях, как в детские годы, так и сейчас у меня немало друзей. А в Казани их круг стал ещё шире. В жизни нам встречаются разные люди. Бывает, что они поступают не так, как нам хотелось бы. На это не надо обижаться. А надо учиться прощать, как это делал наш Пророк ﷺ – он прощал до того, как у него просили прощения. Ведь Аллах ﷻ испытал того человека, он не справился – обидел тебя, так прости его и отпусти, пусть живёт своей жизнью.

 

– Перед человеком постоянно встают новые задачи. С кем вы советуетесь, принимая решения?

– У меня есть самый лучший советчик – мама. Слава Аллаху ! Иногда нам может казаться, что мама чего-то не понимает в современной жизни, что она из прошлого века. Но ведь главное, о чём она знает лучше других, – это ты сам. Поэтому в итоге всё равно с нею соглашаешься. А ещё Аллах послал мне замечательную наставницу. Это наша Малика-ханым Гельмутдинова – руководитель Реабилитационного центра Фонда «Ярдэм». Она человек щедрой души. Именно с нею я и прошла весь хадж от начала до конца.


– Лилия, поделитесь, пожалуйста, своими планами.

– Главный план – расширять свои границы, чтобы достичь новых высот. Когдато и хадж мне казался недосягаемым, но Аллах даровал мне его, альхамдулиллях. После этого не страшно «замахиваться» и на другие цели. Ведь если Всевышний пожелает – все наши мечты сбудутся. Поэтому не надо останавливаться в развитии и движении вперёд. Хорошо было бы выпустить новую книгу стихов.

А также выучиться на права и научиться водить машину на ручном управлении, чтобы самой ездить в деревню к родителям. И ещё очень хочется решить квартирный вопрос: жить и работать в одном месте удобно (как сейчас – в Реабилитационном центре нашего фонда), но всё же хочется своего уголочка. Ин ша Аллах, всему найдётся решение.


– Дорогая Лилия, мы искренне желаем, чтобы Аллах дал вам самые хорошие возможности реализовать задуманное. Амин.

 

БЕСЕДОВАЛА ГУЗЕЛЬ ИБРАГИМОВА
 

Также в рубрике

Должны ли мальчики учиться отдельно от девочек?

Интервью с заслуженным учителем РФ Тамарой Юрищевой Ответ на этот вопрос у каждого свой, да и аргументов в

Чем живут мусульмане Альметьевска?

Интервью с имамом-мухтасибом Альметьевского района Республики Татарстан Фагимом-хазратом

Мексиканец с аварским акцентом

Возможно, многие уже видели в соцсетях ролик, в котором мексиканец читает стихи на чистом аварском языке.

Дороги, которые нас выбирают

Мы не выбираем ни страну, где родимся, ни время, в котором родимся. Но в наших силах быть понастоящему нужным,