Четверг 25 Май 2017

 

Дать детям все самое лучшее?

Современные бездетные дамочки на вопрос, почему они никак не стремятся стать мамочками, обычно отвечают, что пока не готовы – ведь ребенку надо дать все самое лучшее. Однодетные мамочки отвечают примерно так же, как описанные выше бездетные дамочки, – что они и одному-то ребеночку не могут никак дать все самое лучшее. Что вот прямо из сил выбиваются, чтобы хотя бы не хуже, чем у других у него все было, а о втором и не помыслить, мол, им в таком положении. Счастливые же своим безумным и, безусловно, не всем подходящим счастьем многодетные мамочки, у которых количество детей превышает троих, говорят, что самое лучшее, что есть у их детей, – это все они друг у друга.

 
Есть ли лучшему предел?
Что же это за понятие такое – «самое лучшее», какие у него признаки? Как понять, что на «самое лучшее» для одного дитяти уже заработано, и можно продолжать процесс произведения на свет потомства? Разве может быть в ответе на этот вопрос некоторый «стоп-сделано»?
К примеру, если нет собственного жилья, то семейная пара считает, что пока его нет, то и не время думать о детях. Потом не время думать о детях, пока это жилье однокомнатное, ведь «у ребенка должна быть своя комната».
Те же, у кого есть жилье, описывают необходимый для заведения ребенка минимум другими параметрами. Это все в сумме называется «планированием потомства». В определенный момент ребенок появляется или вне плана, или потому что «дальше уже ждать нельзя», или потому что «наконец-то мы, кажется, можем себе его позволить».
Когда на свет появляется первенец, оказывается, что ему нужно намного больше, чем «своя комната», и некий ваш списочек «самого лучшего». И тут происходит полный завал, если пытаться удовлетворить не только сиюминутные его потребности, а обеспечить ему еще будущее на двадцать-тридцать лет вперед этим «самым лучшим», которое вы для него намечтали. Самые лучшие игрушки, самая лучшая одежда, самый лучший садик, самая лучшая школа, самый лучший институт и профессия, самая лучшая (читаем – золотоносная) должность – кто может себе это позволить? Вот именно… и если бы детей рожали только эти люди, то человечество вымерло бы. Поэтому родители уровня чуть ниже вынужденно корректируют этот список, оставляя там то (и тут внимание!), что, по их собственному мнению, является самым необходимым из самого лучшего для их персонального чада. Чаще всего этим становится то, чего им самим хотелось в детстве, то, чего им не хватило в том списке, что смогли дать им родители. 
К примеру, скорее всего, девушка, которая в детстве жила с родителями в одной комнате в коммунальной квартире и не могла пригласить домой своих подружек, – будет стремиться сначала обзавестись этой самой детской комнатой для будущего потомства, а потом уже его заводить. Юноша, который, единственный в классе, не имел компьютера (видеоплеера, DVD), и поэтому к нему не приходили друзья поиграть и его к себе в ответ не звали, будет стремиться обеспечить компьютером (и тем, что нужно сообразно времени) свою деточку. При этом все будущие и настоящие родители помнят то, от чего страдали, но опускают в своих воспоминаниях то, от чего были счастливы. Самым главным становится дать детям то, чего не было у тебя самого.
Дети войны, пострадавшие от голода, считали, что самое главное – это откормить свое потомство, да так, чтобы щеки со спины было видать. Сейчас же упитанный до полного ожирения ребенок вызывает только сочувствие. Это к теме адекватности выбора «самого лучшего».
 
Самое лучшее или самое главное?
В какой-то момент у нас перепутались представления об очень важных понятиях. Мы решили, что сделать счастливым – это «дать…», но ведь на самом деле сделать счастливым – это любить. Нужно ли ставить во главу угла удовлетворение у своего потомства неудовлетворенных в собственном детстве «хочу»? Ведь каждый человек рождается с индивидуальным списком потребностей, и они могут отличаться от того, что, по вашему мнению, было важно в детстве вам. Вы же все равно не сможете дать вообще все самое лучшее. Все равно вынуждены выбирать из целого списка соответственно возможностям некоторое количество пунктов. А он потом будет расти, страдая от того, что у него нет чего-то, если не дать ему самое главное.  А главное – любовь, которая реставрирует все неудовлетворенности, заполняет все пустоты.
И ничто не покрывает недостатка любви. Ничто не заменит семьи. Но когда семья занята зарабатыванием на «дать ребенку самое лучшее», то просто не успевает дать ему самое главное: любовь в необходимом для покрытия всех нужд количестве. Родные, там, где не хватает бесценной любви, дают ее суррогат – то, что можно купить за деньги. И в итоге вместо умеющего любить и быть любимым человека растят умеющего потреблять и давать все, что угодно, кроме любви. Учат, что любовь – это дать самое лучшее: купить то и это, оплатить это и то.
 
Уж лучше собаку завести?
Несколько раз слышала: «Я бы завела второго, но, как подумаю, что моему первому теперь меньше достанется чего-то … останавливаюсь». То есть мамочка не желает, чтобы ее деточка  с кем-то чем-то делился, даже если это его братик или сестричка будет. Что имеем в результате? Чтобы растущий единственным в семье ребенок не вырос эгоистом, популярным советом является завести домашнего питомца. То есть любовь заменяем вещами, а семью – животными. Смотрите: с собачкой и, правда, ничем своим делиться не надо. Это она разделяет с тобой свою жизнь.
Считается, что так ребенок учится заботиться, и у него появляется друг. Вот как все перевернуто. Нет, я совсем не против домашних животных и вообще животных. Мне только кажется страшным заменять ими людей. Ребенок учится любить и заботиться о животных, при этом не отдавая им ничего своего, а от людей ждать только удовлетворения своих насущных потребностей. Пришли, удовлетворили, ушли. Заработали, купили, дали, пошли дальше зарабатывать. А ласка, время и внимание – от пёсика. Это абсурдно: заменять необходимое ребенку время с любимыми людьми: родителями, братьями, сестрами – времяпрепровождением с животным.  Не быть эгоистом – это уметь отдавать свое, в том числе и свою жизнь, в первую очередь людям.
На самом деле возьмите и дайте своему ребенку все самое лучшее – сначала просто жизнь, а потом большую и дружную семью, не помешанную на желании «дать ему одному все самое лучшее». Пока вы будете зарабатывать на все самое необходимое, он будет рядом с братиками и сестричками. Они будут делиться друг с другом любовью и учиться выстраивать отношения с теми, кого любишь. Отдавать и брать любовь. Старшие – воспитывать младших и следить за ними. Это нормальная модель, она работала веками, пока не было навязано это «дать все самое лучшее».
Возвращаясь к приводимому выше примеру, продолжим ряд: человек, который рос один в семье и все время мечтал о братике или сестричке, – будет стараться, чтобы хотя бы у его детей эта мечта сбылась. Однако это из предыдущих поколений, когда у других детей были братики и сестрички, а не кошечки и собачки. Со временем утратится полностью даже само это естественное желание – быть в семье неединственным. Ему на смену уже ведь приходит «купите мне собаку».
 
Лейла Наталья Бахадори

Статьи номера

Статьи номера

Интервью номера

Личности в Исламе

Страницы истории

Вопросы веры

Искусство

Суфизм

Вероучение

Мазхаб Абу-Ханифы

Ислам и здоровье

Помощь ближнему

Ислам и наука

Детская страничка

Мусульманка

Письма читателей

Рассылка сайта