Понедельник 29 Май 2017

 

«Душа Дагестана» – в работах унцукульского мастера…

Наш Дагестан богат на ремесленников, мастеров и просто умельцев, которые превращают кусок металла, ткани, шерсти, дерева в уникальные, неповторимые, изысканные предметы и произведения искусства.

 
В одном из горных районов нашей республики в селении Унцукуль десятки лет назад зародилось искусство, аналогов которому нет нигде в мире. Унцукульская насечка металлом по дереву стала редкой разновидностью художественного ремесла, сочетающей обработку дерева узорами из серебряной проволоки. Древнейшие традиции обработки дерева сохранились по сей день и бережно передаются унцукульцами из поколения в поколение. Сегодня унцукульские изделия украшают столы политиков, общественных деятелей. Да и в домах простых людей они далеко не редкость: ценители декоративного искусства приобретают трости, подставки для телефонов, вазы и многое другое, сделанное руками умельцев из Унцукуля. Эти изделия, наряду с балхарскими кувшинами, кубачинскими браслетами и табасаранскими коврами, стали визитной карточкой нашего многонационального и талантливого Дагестана.
Кто может лучше рассказать о таком ремесле, чем человек, посвятивший ему всю свою сознательную жизнь? Магомедали Магомедалиев на сегодняшний день один из самых лучших мастеров Унцукуля, инкрустирующих дерево. Человек терпеливый, общительный и, безусловно, очень талантливый. 
Вот уже 25 лет Магомедали Магомедалиев работает на Унцукульской художественной фабрике, некогда являвшейся гордостью всего Унцукульского района. С его легкой руки обычный кусок дерева превращается в волшебной красоты трости, вазы, чернильные приборы, солонки, шкатулки. Сегодня искусство унцукульских мастеров, как и прежде, востребовано, но интерес к нему, к сожалению, постепенно угасает.
Совсем недавно герой нашего интервью стал лауреатом Государственной премии «Душа Дагестана» в номинации «Лучший мастер» и намерен завоевать звание «лучшего» на следующем этапе федерального уровня. О том, как сегодня работается унцукульским мастерам, какое будущее ждет искусство, о любви иностранных туристов к унцукульским изделиям и многом другом – в нашем интервью.
 
– Как все началось?
– Это было в классе 8-м или 9-м. Тогда моя старшая сестра работала на художественной фабрике и приносила работу домой. Однажды мне стало интересно, и я решил попробовать постучать по вазе молотком. Постепенно я научился этому ремеслу. И вскоре начальник цеха уже и не отличал, где работы моей сестры, а где мои. Потом, когда я окончил школу, мой друг Гусейн посоветовал мне пойти работать на фабрику, где работал и его дедушка. И вот с 1991 года я работаю там. Это стало делом всей моей жизни. Три первых месяца мы с другом работали подмастерьями у Абдулы Магомаева. Помню первое задание – поставить рукоятку на трость. Я тогда подумал, что мне никогда не осилить эти 12 операций, которые предстояло выполнить вручную! Но за три месяца мы обучились искусству унцукульских мастеров, и вскоре стали мастерами. Вот уже 25 лет я работаю на фабрике.
 
– Не было желания бросить этот кропотливый труд и заняться чем-нибудь другим?
– Если честно, нет. Это дело у меня уже в крови… У меня есть и высшее образование, я окончил факультет государственной муниципальной службы Северокавказского филиала Академии государственной службы при Президенте РФ по специальности «менеджер на предприятии». Но работе по специальности я предпочитаю свое хобби, свое любимое занятие.
 
– Вы работаете на фабрике, некогда являвшейся «визитной карточкой» Унцукуля. Как обстоят сегодня дела на фабрике?
– Сегодня на фабрике удручающее положение. Мастеров осталось мало. Я единственный мужчина-мастер на фабрике, помимо меня, работает еще несколько женщин. Жалко, что такое искусство угасает. А ведь сегодня эти изделия востребованы, есть спрос на них. Но среди молодежи нет особого интереса к этому ремеслу. Нет средств на их обучение, нет нового современного оборудования, станков. Все устарело. Наши станки на фабрике – мои ровесники. Сегодня фабрике очень нужна государственная поддержка.
 
– А молодежь Унцукуля вообще проявляет интерес к искусству предков? Хотя бы в виде бизнеса на дому?
– Есть и такие, которые проявляют большой интерес. У меня, например, есть ученик, которого я научил ремеслу. Но в основном молодежь хочет «легких» денег, заработать быстро и легко. А на этом деле быстро не заработаешь: нужны усидчивость, терпение и желание работать.
 
– А ремесло это вообще прибыльное?
– Да, конечно. Для меня ведь это не только хобби, но и мой заработок, на который я содержу семью. Есть спрос на изделия, у меня бывает много заказов. Например, на прошлой неделе у меня были клиенты из штатов Алабама и Колорадо. Майкл Смит из Колорадо – мой давний клиент. Он хорошо знаком с унцукульскими изделиями. Недавно он привел еще одного американца из Колорадо, который заказал 16 наименований изделий. Они сняли про меня и хороший видеоролик. Есть клиенты, которые живут в Нальчике и приглашают туристов на Эльбрус. Приезжают туристы из Америки, знакомятся с унцукульскими изделиями, и по их желанию им организовывают даже поездку в Унцукуль, где они смогут познакомиться со всем процессом инкрустации по дереву.
 
– Какие изделия пользуются большей популярностью, и что ценят ваши клиенты, в частности иностранцы, в унцукульских изделиях?
– Самой большой популярностью пользуются мелкие изделия: солонки, карандашницы, подсвечники, пиалы, чашки. Но трость – это визитная карточка унцукульских мастеров. Ее берут все. Также на подарок гостям и государственным деятелям часто заказывают напольные вазы с гербами и чернильные приборы. Больше всего клиенты ценят качество дерева и ручную работу. Также часто просят изделие изнутри обработать пчелиным воском, чтобы оно было не просто декоративным украшением, но и практичной вещью. После покрытия можно в изделие наливать воду, мед, класть фрукты.
 
– Сколько времени отнимает у профессионала работа над отдельным изделием, например, средней вазой?
– Сначала мы сушим дерево, и этот процесс может занять месяц-полтора. А если это большая напольная ваза, то и полтора года. После этого отдаем женщинам на инкрустацию, они по своей фантазии рисуют узоры, наносят орнаменты, потом идет полировка, покраска и лакировка. Последнее тоже занимает в среднем неделю. Примерно месяца полтора нужно на среднее изделие. На маленькое и двух недель хватает. А на крупные изделия уходит минимум полтора года.
 
– Желаем вам успехов в этом деле и в вашей профессии!
– Спасибо. Хочу пожелать, чтобы такое искусство действительно никогда не угасло, чтобы молодежь тянулась к нему, и чтобы красивые старинные орнаменты ожили в руках молодых, талантливых мастеров Унцукуля. 
 
Асият Магомедова 

Статьи номера

Статьи номера

Помощь ближнему

Страницы истории

Вероучение

Интервью номера

Пророк Мухаммад

Молодость

Мазхаб Абу-Ханифы

Вопросы веры

Семья в Исламе

Ислам и наука

Детская страничка

Мусульманка

Письма читателей

Поучительные рассказы

Вопрос-Ответ

Мобильный разговор

Рассылка сайта