Понедельник 29 Май 2017

 

Расул Гамзатов: «Людская дружба … не нуждается в эпитетах»

Каждый раз, когда проезжаю мимо Дома дружбы, вспоминаю слова Расула Гамзатова: «У нас много сказано о дружбе народов, но мало сказано о дружбе людей. Может быть, это и не нужно. Ибо ясный полдень незачем освещать горящими лампами, и нет необходимости отапливать квартиры летом. Людская дружба, так же как и правда, не нуждается в эпитетах, и ее не принято украшать словесными узорами. Особенно это не принято среди тех, кто тысячам хороших слов предпочитает один хороший поступок». 
 
Эти мысли актуальны до сих пор. Про дружбу людей говорится так же мало. В принципе, это мало кому интересно. Нашему обществу сейчас стали присущи такие понятия, как практицизм, формальность и расчетливость в отношении ко всему, даже к дружбе. Теперь стало нормой знакомиться и завязывать отношения только с теми, от кого можно получить какую-нибудь выгоду. Неужели понятие настоящей дружбы останется лишь на страницах романов и повестей?
Можно бесконечно говорить о дружбе, о том, какой она должна быть, но в жизни примеры искренних, высоких отношений очень редки. Однако именно такими были дружеские отношения двух великих поэтов советского периода – аварского поэта Расула Гамзатова и башкирского поэта, прозаика Мустая Карима.
Знакомство двух великих поэтов состоялось в Москве после окончания Великой Отечественной войны. Вот что вспоминал Расул Гамзатов про это знакомство: «Я познакомился с Мустаем Каримовым в одной из московских больниц сразу после войны. На больничной койке лежал тяжело больной 26-летний красивый воин и поэт. Меня привели к нему его стихи, рассказы о нем и люди, любившие его. Их уже тогда было много».
Из слов дагестанского поэта видно, что он уже был знаком с ранним творчеством М. Карима, и его визит говорил о том, что он беспокоился и хотел поддержать незнакомого ему талантливого поэта.
Про эту встречу М. Карим говорит следующее: «Расул Гамзатов вошел в мою жизнь через окно больничной палаты, потому что был неурочный час и в дверь его не пустили. Это случилось через три года после войны, в Москве, куда привел меня мой фронтовой недуг. До этого мы с ним мельком виделись на Всесоюзном совещании молодых писателей, а стихи его мне уже нравились. Видя меня лежащим в постели, Расул не утешал меня. Он лишь сказал: «Вставай, джигит! Тебя ждет оседланный скакун». Он это так сказал, что я сразу поверил: у ворот стоит мой фронтовой конь. Расул ушел, оставив приведенного с собой коня…» Из этих воспоминаний М. Карима чувствуется, какой же важной стала для него данная встреча.  Он очень глубоко воспринял визит и слова Р. Гамзатова. Складывается ощущение, что благодаря той встрече М. Карим смог выкарабкаться и выжить, ведь Расул Гамзатов затронул самые глубокие струны его души. Эта встреча показала, что она не последняя в их жизни.
М. Карим в статье «Мы его любим независимо…» признается в том, что «…если наше с Расулом детство не шло по тропинке, это было просто ошибкой, нелепостью, упущением. Для меня он с самого начала – с первого дыхания, первых шагов, первого смеха, первых слез – слит с моей землей. То ощущение возникло во мне не столько от моей личной дружбы с ним, сколько от любви моих сородичей, моих земляков к поэзии, уму, личности Расула Гамзатова». Башкирский поэт дал понять, что их с дагестанским другом объединяло нечто духовное, что, несмотря на различие языков, культур, делало их родными, близкими.
Так завязалась крепкая дружба между Расулом Гамзатовым и Мустаем Каримом. Эти прекрасные чувства отражались и в их творчестве, и в том, что каждый из них желал познакомить свой народ с особенным другом через его произведения, переведя их на родной язык.
«Творчество Расула Гамзатова – явление изумительное, – пишет народный поэт Башкортостана. – Оно – радостное открытие неведомого и удивительно близкого мира души аварского народа. Он воспел такие думы и порывы своей земли, которыми живут и другие люди, в других городах и долинах. Особенно радостно бывает узнавать у других народов те обычаи и традиции, тот опыт и те чаяния, которые близки твоему народу...»
Башкирскому поэту глубоко импонировало в Расуле Гамзатове то, что он воспевал «…те черты своего народа, которые сближают его с другими, а не отдаляют. И поэтому его творчество стало близким, нашим».
Из этих высказываний М. Карима можно сделать вывод о том, что он очень трепетно относился к творчеству друга, находил в нем знакомые ноты, что-то очень родное. Возможно, он, вдохновляясь его стихами, находил нужные сюжеты для своих произведений.
Несмотря на годы, дружба двух поэтов только крепла. Из воспоминаний Расула Гамзатова: «И мой Мустай вот уже двадцать лет находится неизменно и за праздничным столом, и у печального камина моих дум и чувств, куда я в дни радости и горя собираю самых близких и родных. С ним очень хорошо. Он никогда не мельчает. Он добрый, щедрый, правдивый, красивый… Для меня главное в Мустае Кариме – его привязанность и любовь к людям».
Мустай Карим говорил про дагестанского друга следующее: «Вот уже 35 лет стоит поблизости его надежный конь, готовый умчать меня на праздники и унести от бед. Со своими книгами и всем своим человеческим существом вошел Расул в мой мир, в сердца моих сородичей».
Их дружба не была просто формальностью. Нет, это были искренние отношения, где они делились друг с другом самым сокровенным. В подтверждение этому можно привести воспоминания Р. Гамзатова: «Он каждое лето уезжает в родной аул, а вместо писем присылает мне травы, травы земли Салавата Юлаева». Затем Р. Гамзатову удалось побывать в Башкортостане, на 75-летии поэта. Он гостил у Мустая Карима в его родном ауле Кляш, стоял у подножья Девичьей горы, спускался к тихому озеру Акманай, вдыхал запах живых трав. Мустай Карим показал те чудесные родные места, которые его вдохновляли, давали силы для творчества. Из этого можно судить о том, какое место занимал в его сердце дагестанский друг.
О дружбе двух поэтов вспоминает дочь М. Карима, Альфия Каримова, которая была свидетелем их тесной связи.
«Знакомых у папы было много, а настоящих друзей – не так уж… Из равных ему был один – Расул Гамзатов. Они были тождественны по духу. Даже шутили одинаково. Когда уже постарели, Гамзатов говорил так: «Раньше я был молодой и красивый, а теперь просто красивый!» Папа себя оценивал скромнее, шутил, что он теперь хоть и немолодой, но симпатичный. ... В них счастливо сошлись два таланта: писательский и человеческий. Расул жил далеко, но всегда незримо присутствовал в нашем доме.
…Летом 1964 г., когда были на юбилее кабардинского писателя Алима Кешокова, на горной дороге под Эльбрусом родители попали в автокатастрофу. Больше всех пострадала мама, сидевшая рядом с водителем. Неделю не приходила в сознание… Так вот Расул Гамзатов не раз приезжал из Махачкалы, а ведь именно он, сам того не зная, пытался уберечь от беды, уговаривая родителей в тот трагический вечер вместо Эльбруса поехать к нему в гости…»
Они любили друг друга искренне и с каждым годом все больше ценили эти отношения.
Расул Гамзатов посвятил своему башкирскому другу стихотворение «Мустаю Кариму». Отрывок из него:
Скоро песни вернувшихся стай
Зазвенят над разбуженной чащей.
Хорошо, что ты рядом, Мустай,
Верный друг и поэт настоящий!
В преклонном возрасте Мустай Карим писал: «Расул Гамзатов для меня остался тем, кто и в разлуке неразлучен… Минуло более полстолетия, как сошлись наши души, наши мысли. Поэтому в известной мере могу говорить о своей жизни до встречи с ним и после. До этого у меня были молодость, любовь, война, опасное ранение, тяжелая болезнь, неистребимая воля жить, радость творчества. Потом всё – радости и огорчения, обретения и утраты – было при нем, под присмотром его сострадающей и сорадующейся души. Я не могу давать отчета даже самому себе, чем именно одарил и обогатил мое существование Расул. Все-таки знаю одно: он никогда не приемлет разукрашенного убожества человеческого духа, жизнь приемлет праздничную, но не праздную. Внушение этого, наверняка, я ощущал на себе. А в целом я представить боюсь, какой урон понес бы в своей жизни, если бы разминулись мы в самом начале или позже».
Оба поэта объективно оценивали потенциал друг друга и то творчество, которое влияло на умы всей страны.
Например, Мустай Карим говорил: «Став одним из лучших поэтов своего времени, Расул Гамзатов перекинул мост в будущее.
Ты или время – кто сильней из вас?
Скажи, поэт, ты победил хоть раз? –
спрашивал он когда-то.
Время само ответило ему: «Ты победил, Расул!»
В свою очередь, Расул Гамзатов говорил следующее: «…Башкирия находится на границе Азии и Европы, и Мустай Карим сочетает в себе две культуры – Востока и Запада, не противопоставляя их. Я вижу орла, тени которого падают и на Европу, и на Азию. Никакие ветры не мешают его полету, а если дуют они, он, как и полагается орлу, летит против ветра…»
Вот такая была история дружбы двух великих поэтов, которая является для нас настоящим примером. Здесь и любовь, и уважение, и умение ценить. О такой дружбе нельзя молчать, она есть отражение духа народов нашей многонациональной страны, их сплоченности и является примером чистоты и высокой нравственности. 
 
Ляйсан Бахтиева

г. Уфа 

Статьи номера

Статьи номера

Аналитика

Искусство

Вопросы веры

Вероучение

Молодость

Интервью номера

Поучительные рассказы

Мазхаб Абу-Ханифы

Детская страничка

Мусульманка

Письма читателей

Вопрос-Ответ

Рассылка сайта