Понедельник 29 Май 2017

 

В память об Ахмат хаджи Кадырове

Буквально в конце июля в Махачкале было неожиданно анонсировано открытие мемориала человеку, которому Кавказ обязан сегодняшним относительным спокойствием. Он был одним из тех, кто положил начало серьезной борьбе с экстремизмом, терроризмом и иностранными эмиссарами, чьи деятели попытались привести соседние регионы и даже нашу республику к состоянию войны и хаоса. Этот храбрый человек не боялся диктовать бандитам свои условия, терпеливо объяснял России и всему миру, что Ислам и террор – не тождественные понятия, а противоположные друг другу образы жизни. Вы наверняка догадались, о ком речь. Об Ахмате Абдулхамидовиче Кадырове.

 
 
Нет ничего удивительного в том, что в Махачкале ему открывают памятник. Подобные мемориальные сооружения есть во многих других республиках и странах мира. Ведь его опыт и силу в борьбе за мир оценивают по достоинству не только в родной стране.
Самое удивительное здесь то, что вознамерились отдать дань памяти и уважения Ахмату Абдулхамидовичу не официальные власти, а простой местный житель.
 
Своими руками, на свои средства, без привлечения спецтехники он задумал установить памятную доску в своем родном поселке - Новом Хушете, в нескольких шагах от железнодорожного переезда.
Чтобы узнать о побуждениях и мотивах, подтолкнувших Сагида Асхабова на создание такого мемориала, мы отправились на то место, где он ведет свои работы. Оказалось, что памятное сооружение расположено вблизи рабочего места Сагида. Можно было ожидать, что это будет некий зажиточный махачкалинец, решивший вложить средства в культурно-исторический фонд родины. Но он простой парикмахер, и уже много лет стрижет мужчин в своей маленькой мастерской.
 
 
О том, почему Ахмат ­хаджи
– Идея появилась у меня давно, но нужно было время, чтобы разобраться с финансами и оформлением. Хотелось установить его в центре поселка, у клуба. Там в мае мы открыли мемориал, посвященный Великой Отечественной войне. Так как мой дедушка принимал участие в этой войне, похоронен в г. Дзержинске. Не прошло и двух месяцев, как вандалы оторвали буквы, оставили свои глупые надписи на нем. Поэтому я решил разместить его рядом с собой, чтобы мог следить за происходящим. Здесь очень проходное, людное место. В день тысячи машин проезжают со всего Дагестана, и поезда ходят.
 
Почему я выбрал Ахмата-хаджи? Потому что он был в числе первых, кто поднял меч против терроризма и экстремизма не только в Чечне, а даже в России. А также потому, что он был тесно связан с такими любимыми всеми и сильными людьми, как шейх Саид-Афанди,  муфтий Сайидмухаммад Абубакаров, Курамухаммад-хаджи Рамазанов. Я лично видел его кортежи, когда он приезжал к этим людям, приходил, советовался, уезжал. Мое уважение к нему вызывает его связь с тарикатскими шейхами.
Когда вторая чеченская война началась, и в Дагестан стали приезжать непонятные эмиссары со своими проповедями, он был яростным противником этого. Он говорил: «В Дагестане алимы есть, знания есть, Шариат есть. Не надо туда идти». Он боролся с теми, кто старался навязать дагестанцам свои правила. «От Дагестана мы научились намаз делать. Дагестанцы – это наши братья!» - я лично слышал эти его слова на одном из выступлений.
 
Во времена имамов мы были братьями. Ведь имам Шамиль был предводителем Дагестана и Чечни, так же? А уже потом появились противники народа и Ислама, которые стали разделять дагестанцев, чеченцев, ингушей и так далее.
 
Конечно, находятся те, кто говорит, что он чеченец, а мы дагестанцы, зачем это нужно? Но ведь хадис Пророка (салляллаху алейхи ва саллям) гласит: «Кто разделяет цвет кожи и нации, тот не из моей уммы». Поэтому для меня нет разницы, был он чеченец, ингуш, даргинец, аварец или еще кто-то. Главное, что он мусульманин, который произносил шахаду, молился в сторону киблы.
 
 
Открыть не трудно. Важно ­ захотеть
Я начал работать в первый день прошедшего Рамадана. Весь месяц уразы провел здесь, все время тратил на эту работу. А сколько денег тратил – не считал и не буду считать.
 
Особо никто не помогал в этом. Многие приходили посмеяться, пошутить, мол, зачем это тебе надо, это ненужная вещь.
 
Помогли двое братьев – Мухаммад и Алихан – сделать изображение на мраморной доске и надпись. Они работают на кладбище. Они же дали мне и этот кусок скалы, на который будет крепиться мраморная дощечка. Это действительно хорошая, крепкая глыба.
 
Когда покупал плитку и другие материалы, люди делали скидку, узнав, для чего я беру.
Местные власти как-то не проявляли еще внимания. С тех пор как я начал работы, только глава администрации поселка подошел недавно, говорит: «Как глава я же должен знать, чем ты занимаешься». Хотя все знали прекрасно об этом с самого начала работ. Здесь еще многое необходимо подготовить. Я сам мемориал подготовил почти, немного осталось. Теперь вокруг нужно территорию расчистить. Завтра несколько КамАЗов щебенки привезу, засыплю, разровняю местность. До начала открытия не хочу вешать саму мраморную доску, потому что опасаюсь вандализма. Могут красками, молотками ее попортить.
Честно сказать, мне самому хотелось бы ко дню рождения Ахмата-хаджи провести церемонию. У него 5 октября день рождения. 3 или 4 хотелось бы уже открыть памятник. Чтобы было подарком чеченской умме, чеченскому джамаату от Дагестана, от жителей Хушета.
 
В благодарность тем, кто не жалел своих жизней
В день Ид аль-Фитр, на праздничный намаз, утром, я в местной мечети тоже памятную доску открыл. Там тоже кусок скалы и памятная доска с именами всех, кого убили, взорвали из алимов и известных людей. Первый в списке - шейх Саид-Афанди, далее имена Сайидмухаммада Абубакарова, Ахмата Кадырова, Курамухаммада Рамазанова, Ахмада Тагаева, Абдуллы Алишаева и многие другие, все фамилии и имена павших и тех, кто были с ними. Там также есть надпись аккуратная: «Павших на пути Аллаха не считайте мертвыми. Они живы и получают удел у Господа своего...»
 
Я желаю, чтобы в каждой мечети оставили подобную память. Потому что с тех пор, как появилась эта надпись, молодые ребята, которым по 13 - 14 лет, постоянно рядом останавливаются, спрашивают, кто это такие. Им родители, к сожалению, не рассказали. И я уже, как гид, стою рядом и говорю: «Это был известный шейх Саид-Афанди. Знаете такого?» - «Да, его знаем! А вот этот кто такой был?» - «Это были алимы, это были великие люди, которые до Судного дня оставили нам книги. Хотите их книги? Вот возьмите, почитайте. На любой вопрос найдете ответ, и не ошибетесь». И самому приятно от этого становится.
 
 
По пути спасения
Что бы ни делалось, надо стараться искренне ради Аллаха делать. То, что ради мирского делается, оно исчезает бесследно. А дела ради Всевышнего и после смерти человека приносят пользу. Ведь если завтра я умру, люди, глядя на памятник, будут меня вспоминать и говорить: «Это Сагид сделал». Всегда все стараюсь делать ради Аллаха и от этого только благо получаю, по воле Всемогущего Господа.
 
Камила Рамазанова